ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Dead Space. Катализатор
Почти семейный детектив
Книга рецептов стихийного мага
Наследники стали
Тайна нашей ночи
Аюрведа. Пищеварительный огонь – энергия жизни, счастья и молодости
Катарсис. Северная Башня
О чем молчат мертвые
Частная жизнь знаменитости
A
A

Нетуб чувствовал, как ненавидящие взгляды бандитов жгут ему затылок. Они возненавидели его после провала в Тетлем-Иссу, в этой ловушке с крокодилами… Он пообещал им богатство, и вот они впустую тычут копьями в песчаную пыль. Три недели бесполезной охоты, мучений от жары и жажды. Три недели преследовали они убегающее кладбище и подкарауливали момент, когда выбившиеся из сил солдаты не смогут оказать сопротивление. А до этого пришлось подкупить немало людей, которые и сообщили им, что в действительности в глиняных кувшинах находились мумии многих принцев в золотых масках. И вот все потеряно, операция завершилась очередной неудачей.

Как и там, в пирамиде, наполненной илом и рептилиями…

Нетуб встряхнулся, гоня от себя неприятные воспоминания. Он понимал, что теряет власть над бандитами, и знал, что главаря-неудачника обычно убивают, чтобы избавиться от злых чар. Поэтому, если он хочет остаться в живых, ему нужно провести блестящую операцию, которая заставила бы забыть о его предыдущих провалах.

Тогда он подумал об Анахотепе, старом номархе, уже тридцать лет разорявшем Сетеп-Абу, чтобы соорудить себе неприступную гробницу. Ходили слухи, что он упокоится там со всем богатством, скопленным за время правления, даже если оставит после себя обескровленную землю. Анахотеп-стервятник, обирала… Возводя его пирамиду, погибли сотни земледельцев.

Он еще не отдал богам душу, — пусть! — но это можно устроить.

— О чем ты думаешь, господин? — спросил Бутака, обеспокоенный неподвижностью своего главаря.

— О нашей скорой победе, — пробормотал Нетуб.

5

Этой ночью Ануне приснился другой сон. Она находилась одна в Пер-Нефере, наклонившись над мумией, в голову которой втирала пахучую камедь, как вдруг вошел Кесму, бог прессов для выжимки винограда, маслин и тому подобного, почитаемый бальзамировщиками.

Кесму, как всегда, был занят поисками голов для раздавливания, чтобы заполнить ими свой пресс, так как был богом, любившим красное: красное вино, красную кровь.

— Мне нужна голова негритянки Ануны! — взвыл он своим окровавленным ртом. — Где она прячется? Я хочу получить череп благовонщицы…

Девушка прижалась к саркофагу, стараясь остаться незамеченной.

— Осирис! — взмолилась она. — Помоги мне…

Но она знала, что глупо было взывать к нему. Единственное средство установить контакт с богом — благовония, надо возжечь их. Почуяв их запах, ни одно божество не сможет отказаться от приглашения.

Так что, схватив кусок ладана со столика для мазей, она поспешно зажгла его.

— Осирис! — залепетала она, как только завитки дыма начали подниматься кверху. — Скажи, почему Кесму хочет моей смерти? Что я сделала плохого?

В этот момент Ануна почувствовала жгучую боль в ладони. Опустив глаза, она заметила, что ее кисть и вся рука… и все тело превратились в ладан; огонь своим жаром охватил ее. Пальцы ее, сперва покраснев, теперь становились столбиками серого пепла.

— Осирис! — еще раз взмолилась она. — Ответь мне, пока все мое тело не истлело…

Рука ее уже напоминала обугленный виноградный побег, огонь подбирался к плечу, шее, поднимался к лицу. Она тлела, не испытывая при этом ни малейшей боли и испуская странный устойчивый аромат. Женщина-ладан, она уже лежала на полу, от ее тела отваливались кусочки, превращавшиеся в золу. Она попыталась подползти к чану с холодной водой, чтобы погасить пожирающий ее огонь. Но Осирис все не отвечал, и ей приходилось терпеть и ждать, пока она не сгорит полностью.

— Осирис… — простонала она, когда ее ноги отвалились.

И вдруг над ней возник Кесму с занесенной над ее лицом ногой. Сандалией он раздавил голову Ануны и растер ее, как головешку потухающего костра. Вскоре от девушки осталось только серое пятно на полу.

Вот такой сон.

Первое, что пришло ей в голову, — это что речь шла о символическом страхе, связанном с боязнью старения, — ведь ей было уже шестнадцать лет, и с некоторых пор осознание этого не давало девушке покоя.

Простые люди жили в среднем тридцать лет, и этот факт принимался всеми. Тридцатилетний цикл земной жизни, в конце которого сокол улетал, чтобы возродиться на закате и раствориться в золоте солнца. Только фараон, его жрецы и писцы перешагивали этот рубеж. Хорошо питавшиеся, ухоженные, избавленные от тяжелых работ и приводящих к смерти непосильных нагрузок, они без труда достигали шестидесятилетнего и даже более преклонного возраста. Нередко фараон доживал до семидесяти, а то и восьмидесяти лет. Но в этом не было ничего удивительного, поскольку в жилах его текла божественная кровь, а внутренние органы состояли из чистого золота — плоть из плоти Ра, — не подвергающегося гниению. В свои шестнадцать лет Ануна прекрасно понимала, что прожила половину своего земного существования. Пора было использовать любую возможность, потому что лет через десять — если только будет еще жива! — она станет старухой.

Сегодня же из-за дурного сна она чувствовала себя хуже, чем обычно, была встревожена и казалась себе лесной мышью, выбежавшей на раскаленный песок, обжигающий ей лапы, тогда как высоко над ней сокол описывает круги, готовясь камнем броситься на добычу.

Утром она пошла к предсказателю, человеку, который растолковывал сны. К нему ходили многие египтяне, и ей пришлось дожидаться своей очереди. Когда она пересказала ему свой сон, святой человек, показалось ей, испугался.

— Большая опасность грозит тебе, — пробормотал он, избегая ее взгляда. — Скоро ты ввяжешься в непосильное для тебя дело. Богам нанесено оскорбление. Кощунство. Потому-то Осирис во сне отказывался тебе отвечать, а Кесму превратил тебя в золу. Твое преступление будет прямо связано с твоим промыслом — благовониями. Будь осторожна, старайся не попасть в западню. Тень смерти нависла над тобой.

6

Запах, издаваемый убийцами, разбудил Дакомона в тот момент, когда ему снился змей Апопи. Рептилия, каждую ночь пытавшаяся помешать плыть лодке Ра, извивалась на песке, своими следами намечая план лабиринта, и эти следы были такими запутанными, что Дакомон плакал от радости. Именно в этот миг вонь проникла в его ноздри. Подобного никогда не случалось в жилище архитектора: запах нечистого тела, пота, к которым примешивался специфический запах матерчатых полос, используемых бальзамировщиками. Но все перебивала кисловатая примесь — от меди кинжалов.

С сильно бьющимся сердцем Дакомон приподнялся на локте. Хотя он и был архитектором, но тем не менее страстно любил ароматы, а нос его был способен уловить самые тончайшие запахи — так жрец читает самые неразборчивые иероглифы. Первым его побуждением было взять флакон с туберозой и поднести к носу, но рука его повисла в воздухе, когда до него дошло, что на этот раз опасность вполне реальна.

Пот выступил у него на лице, но его запах не вызывал раздражения, так как Дакомон регулярно пил настойку мелиссы, поэтому все его телесные выделения были облагорожены этим растением, ценным еще и тем, что оно отпугивало мошкару.

Он посмотрел на умирающее на горизонте солнце. Лодка Ра уходила под землю для ночного путешествия, наполненного опасностями и ловушками. Наступала ночь, а вместе с ней явились демоны мрака, привлекаемые запахом человеческой плоти.

Дакомон перевел глаза на молоденькую обнаженную служанку, вытянувшуюся рядом. На мгновение ему показалось, что он увидел расплывшееся кровавое пятно под ее разрезанным горлом, но то была всего лишь тень, а то, что он принял за зияющую рану, оказалось тонким ожерельем, сплетенным из перекрученных слоновых шерстинок. Впечатление усиливалось яркой притиркой, которой девушка, как этого требовала тогдашняя мода, натерла ладони рук и ступни ног.

Он фыркнул. Решительно разыгрались нервы. Он помнил, что уснул на террасе после любовной игры, помнил, что ему снился Апопи, а потом… Потом на него нахлынул запах.

7
{"b":"5044","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Паутина миров
Леди и Некромант
Поцелуй обмана
В погоне за счастьем
Змеелов
Радость малого. Как избавиться от хлама, привести себя в порядок и начать жить
Резервация
Девушка в тумане