1
2
3
...
55
56
57
...
88

Минут десять Санди пыталась убедить Джудит перестать мучиться угрызениями совести, ведь в ее поведении не было ничего предосудительного, но вскоре поняла, что зря тратит время.

– Пустые разговоры, – резко оборвала ее мать Робина. – Насчет психологов мне все известно. Люди платят вам, чтобы получить отпущение грехов, попросту взваливают их на вас. Они дают деньги, а вы принимаете зло на свою душу, записываете себе на счет. После смерти вам прямая дорога в ад, где придется искупать преступления, которых вы не совершали. Посмотрим тогда, что вы запоете!

– Ошибаетесь, – заметила Санди. – Я хочу вам помочь.

– Полно, – усмехнулась Джудит, – не считайте меня идиоткой! Отец объяснял мне, на чем построен ваш «мелкий бизнес». В средние века в Европе уже были люди, которым платили за то, чтобы они брали на себя чужое проклятие. Поменялось название, только и всего.

Казалось, еще немного, и она затеет скандал. Санди предпочла промолчать. Ее потрясло изменение, произошедшее в поведении Джудит за то время, пока они не виделись. Скорее всего чувство вины перед больным отцом заставило Джудит вновь обратиться к религиозной практике, от которой, как ей самой представлялось, она давно отошла. Продолжать диалог было бессмысленно. Вдруг Джудит подняла голову, и в ее глазах мелькнула хитринка, сразу придавшая лицу фальшивое, неискреннее выражение.

– Понимаю-понимаю, – проговорила она с нехорошей улыбкой. – Мальчишка и вас завлек в свои сети. Так и есть! Вы очарованы – видно невооруженным глазом! Да, он на всех действует одинаково. Даже Бонни и Понзо – а они его не любили! – не отстают от меня с вопросами, когда, мол, он вернется? Дальше ехать некуда. Подумать только, дети по нему скучают! Они едва с ним знакомы, а уже не могут без него обходиться. И с вами произошло то же самое. Ведь он вам нужен? Знаю, знаю, не отпирайтесь!

Санди покраснела, не найдя, что ответить, и поднялась с места.

– Пора, – сказала она. – Пойдемте к Робину.

Они молча переходили из коридора в коридор. Санди шла впереди, а Джудит за ней следом. Дважды Санди оборачивалась убедиться, что ее спутница не повернула обратно. В палате ребенка Джудит нерешительно приблизилась к кровати.

«Можно подумать, что она боится заразы, – мелькнуло в голове у Санди. – Эта женщина опасна: если Робин попадет ей в руки, она погасит горящий в нем огонь. У нее будет только одно желание: сделать его „нормальным“, то есть как все, чтобы не выбивался из рядов своих заурядных сверстников».

За годы практики Санди приходилось сталкиваться с подобной проблемой. Вопреки ожиданию родители одаренных детей редко принимали этот дар небес с блаженной улыбкой. Чаще всего у них начинал развиваться комплекс неполноценности по отношению к собственному чаду, который в конце концов превращался в затаенную ненависть. Она когда-то даже написала научно-популярную статью, озаглавив ее «Мальчик из другого мира». Не слишком приятно ощущать себя посредственностью рядом с шестилетним ребенком, который с легкостью решает в уме сложные уравнения, в то время как его отец пыхтит над калькулятором, подсчитывая общую сумму налогов.

У родителей возникает чувство, что рядом с ними – чужак, – писала Сандра Ди Каччо. – Кажется, что ребенок не принадлежит семье. На него начинают смотреть как на наблюдателя, посланного из другого мира. Наблюдателя бесстрастного и критически настроенного. В этой связи многие из опрошенных матерей ссылаются на фильм «Нашествие похитителей тел»

– Хорошо, что Робин спит, – прошептала Джудит. – Так он менее опасен. Лучше бы ему вовсе не вставать с постели.

Санди буквально затрясло от этих слов. Самую большую неприязнь она испытывала к женщинам, мечтавшим, чтобы развитие ребенка остановилось на ранней стадии. Сколько раз она вздрагивала от отвращения, слыша нелепые речи: «Какой он славный! Вот если бы он навсегда остался таким!»

Она просто ненавидела инфантильных мамаш, собиравшихся до конца дней играть в куклы.

– Если Робин поправится, – раздался голос Джудит, – мне придется его забрать?

– Разумеется, – строго сказала Санди. – Ведь это ваш сын.

У нее чуть не вырвалось: «Если вы возражаете, то все очень просто уладить. Отдайте его на воспитание мне, и я сама о нем позабочусь».

Но Санди сдержалась.

– Вряд ли я его возьму, – тихо проговорила мать. – Пока дома Джедеди, это невозможно. Конечно, если бы отец скончался, все могло быть иначе. Но я не жду его смерти, нет. Не нужно истолковывать мои слова превратно.

Было впечатление, что женщина находится во власти двух противоречивых чувств: с одной стороны, ей хочется приласкать мальчика, а с другой – поскорее уйти. Санди не сумела устоять перед соблазном причинить ей боль:

– Если Робин не придет в себя в ближайшее время, его состояние начнет стремительно ухудшаться и он умрет. Классический случай: начнется дистрофия внутренних органов, откажут почки, выйдет из строя дыхательная система…

– Что ж, может, оно и к лучшему, – прошептала Джудит, скрестив руки на животе. – Бедный малыш все равно не жилец на этом свете. Как Бог рассудит, так и будет.

«Разумеется, – подумала Санди. – Уповать на Бога – самое удобное».

Приход Роуз Сандерман положил конец тягостному разговору, и женщины покинули палату. Больше им нечего было друг другу сказать. Когда они вышли в парк, Джудит испуганно посмотрела на Санди.

– Будьте осторожны, – еле слышно произнесла она. – Не станьте его очередной игрушкой. Если у вас есть духовник, обратитесь к нему. Вы, кажется, итальянка по происхождению? У вас должна быть своя вера. Спасение только в ней. Не поддавайтесь! Смотрите, что он сделал с моей семьей! Я и сама-то себя не узнаю. В таком возрасте браться за кисти и малевать картины! Уверена, что я им околдована. Избавить от этого меня мог только отец, но он, увы, бессилен и недвижим – еще одна жертва Робина.

– Не преувеличивайте, – остановила Санди женщину. – Вы все перевернули с ног на голову.

– Какое преувеличение? Робин довел отца до нервного припадка. Как ни крути, все упирается в мальчишку. От него все напасти. Он притягивает к себе Божий гнев, и Джедеди сразу это угадал.

Сандра больше не могла сохранять хладнокровие. Она решила прекратить разговор и молча направилась к машине.

– Остерегайтесь! – понеслось ей вдогонку, в то время как она садилась в автомобиль. – Теперь вы полностью в его власти, он вами играет как куклой! Вам уже не выпутаться!

24

– Ну-ка просыпайся, паршивец! – раздался злобный голос возле уха Робина. – Просыпайся, или я воткну тебе в руку иголку!

Слова крутились и крутились в воздухе, со звоном ударяясь о непроницаемую оболочку, в которую было заковано сознание мальчика. Но вот скорлупа наконец треснула, и резкие звуки, скользнув в едва наметившуюся щель, проникли в мозг ребенка. Ладонь внезапно пронзила острая боль, и Робину показалось, что его приколачивают гвоздями к матрасу. Открыв глаза, он увидел белокурого паренька, который смотрел на него недобрым взглядом.

– Слава Богу! – воскликнул незнакомец. – Соизволил! Поторопись вернуться в телесную оболочку: можно подумать, что у меня целая ночь впереди! Если дежурная сестра меня здесь застукает, шуму не оберешься.

– Кто… кто вы? – пролепетал Робин.

Его губы шевелились с огромным трудом, будто он много лет не разговаривал. Он вспомнил рассказы о жертвах кораблекрушений, которые, оказавшись на необитаемом острове, теряли дар речи из-за отсутствия собеседников.

– Меня зовут Декстер, – представился белокурый юноша. – Я твой старший брат. У нас общая мать – Антония. Я знаком с Андрейсом и в детстве тоже воспитывался во дворце. Если хочешь убедиться в нашем родстве, задай мне любой вопрос.

Робин попробовал приподняться на локтях и в то же мгновение ощутил страшную слабость. От вен шли резиновые трубки, словно в него, как в быка, всадили бандерильи.

– Мы находимся в больнице, – прошептал Декстер. – Тебя привезли сюда исключительно для того, чтобы ты со мной встретился.

56
{"b":"5045","o":1}