ЛитМир - Электронная Библиотека

Зазвонил телефон. Раздался голос Миковски. Санди подумала, что он хорошо вел себя во время следствия. Деликатно и вообще… Очень достойно.

– Джудит Пакхей покончила самоубийством, – объявил он. – Почтальон обнаружил тело сегодня утром. Старика Джедеди постигла та же судьба – суп с огромной дозой снотворного.

– Что с детьми? – спросила Санди.

– К счастью, в тот вечер на ферме их не было. Ребят нашли в пяти километрах от ранчо, на вершине горы. Они молчат, но шериф предполагает, что им пришлось сбежать из дома. Похоже, в последние дни обстановка там накалилась. Дети догадались о том, что должно произойти. Это их и спасло.

– Где они сейчас?

– В окружной службе социальной защиты. Потом их определят в интернат, обычная процедура для тех, у кого нет родственников, способных о них позаботиться.

– А Робин?

На другом конце провода воцарилась тишина. Санди закусила губу. Она знала, что Миковски с неодобрением относился к ее деятельности в больнице, упрекал, что она не держала дистанцию, дала вовлечь себя в авантюру, установила личные отношения с пациентами.

– Ничего, – пробасил он. – Никаких новостей. Где-нибудь затаились. Используют стратегию глубокого погружения. Кстати… главврач Атазаров подал на тебя жалобу. Суть обвинения: применение тобой нетрадиционных методов привело к дестабилизации состояния Декстера Маллони. Медсестра Сандерман его поддерживает.

Санди нисколько не удивилась, она была готова к такому развитию событий.

– Судя по всему, – продолжил Миковски, – беглецы не могли сесть на корабль без запаса сухарей: у них было пристанище. Ведь и сейчас они где-то скрываются, только где?

– Декстер никогда не выходил за пределы больницы, – уточнила Санди. – Если у него и был чей-то адрес, то встретился он с этим человеком на ее территории. Не установить ли наблюдение за медсестрой Сандерман? Мне показалось, что она очень привязана к Декстеру. Даже слишком.

– Полагаешь, она могла прикрыть его побег… спрятать у себя?

– Почему бы и нет? У нее, например, есть домик в деревне, какое-нибудь бунгало в пригороде…

Санди услышала, как пальцы Миковски забарабанили по клавиатуре компьютера.

– Или они направились прямиком к похитителям, – проворчал специальный агент. – Предположим, Декстер сможет их найти. Он всегда знал, как до них добраться, – все эти годы, но хранил информацию в строжайшей тайне.

– Вполне вероятно, – согласилась Санди. – Прежде от столь рискованного предприятия его удерживал страх перед свободой. Потом в игру вступил Робин. Встретившись, они слились в единое целое, стали опорой друг для друга. Декстеру захотелось блеснуть перед «младшим братом», произвести впечатление.

– В чем-то Атазаров прав, – не удержался Миковски. – Декстера на подвиги толкнула именно ты. Но бесспорно одно: парень тебя одурачил. Ты не сумела раскусить, что он замышляет побег.

– Не отрицаю, – признала Санди. – Он очень изобретателен. И непредсказуем. Жизни Робина угрожает опасность.

– Ну, прежде всего степень вины каждого пока не установлена, – ледяным тоном произнес Миковски. – Судья может счесть, что они действовали как сообщники. Тебе известно, что сейчас наметилась тенденция судить детей как взрослых, даже если им только одиннадцать лет?

– Робин ему подчинялся! – возразила Санди. – Он совсем дитя!

– Дитя? Да его интеллектуальный коэффициент больше, чем у меня! – рассмеялся Миковски. – Представляешь, какая шумиха поднимется в средствах массовой информации: холодный, закрытый для эмоций мозг психопата! Прокурор наверняка решит, что мальчишка манипулировал Декстером, а не наоборот.

– Но это неправда! – возмутилась Санди.

– Уверена? – раздраженно заметил специальный агент. – С некоторых пор ты мне напоминаешь медсестру Сандерман. У тебя тоже установились с твоим протеже особые отношения. Судья не должен оставить это без внимания.

28

На ферме-лечебнице не все шло гладко. Декстеру понадобилось не так уж много времени, чтобы восстановить против себя всех, а особенно девочек. Репертуар не менялся: он присматривал очередную жертву среди тех, кто работал в отдалении от остальных, и принимался расписывать ей несравненные достоинства передающегося универсального знания. Сколько бы Фрицо ни отчитывал парня, все оказывалось бессмысленным. Началось с того, что Анита и Пегги-Сью дали ему решительный отпор, обозвав психом несчастным, и очень скоро среди воспитанников прокатился слушок, что Декстер – ненормальный.

– Парень обкурился крэком[13], – заявила Робину Пегги-Сью. – С первого взгляда видно, что он помешанный. Мне доводилось встречать таких типов. Они пропащие, им уже нельзя помочь. Ты симпатяга, малыш, и зря водишься с этим чокнутым: он втянет тебя в скверную историю.

Трижды Фрицо заставал Декстера на месте преступления, когда естествоиспытатель пытался проникнуть в спальню девочек с бутылочкой из-под содовой, наполненной спермой, и каждый раз парень уверял, что действует в интересах науки. Вторжения в девичью спальню вызывали страшный переполох: Анита и Пегги-Сью бомбардировали агрессора всем, что попадалось под руку.

– Это плохо кончится, – пророчествовал Фрицо, зазвавший однажды Робина в свой кабинет. – Так больше не может продолжаться. Нужно, чтобы вы очистили территорию до того, как парни и девчонки вас линчуют. Здесь вы не можете чувствовать себя в безопасности. Агенты ФБР не идиоты, рано или поздно они докопаются до скандалов, к которым Декстер был причастен в больнице. Мое имя обязательно всплывет. Найдется и тот, кто вспомнит, в чем меня обвиняли. Одна из медсестер сообразит, что свидетельство Декстера могло стать решающим, однако он предпочел промолчать… Ищейки тут же пойдут по следу, и в одно прекрасное утро ферма будет окружена громилами из отряда особого назначения.

От Робина не укрылся его страх. Да и самому мальчику все чаще становилось не по себе в компании Декстера. Странные речи парня, бредовые рассуждения о сложенном вчетверо листе бумаги – «его стране», ревниво им оберегаемом, вызывали у Робина недоверие и протест, от которых он сам же и страдал.

– Пора действовать, – призывал Фрицо. – Оставаясь здесь, вы совершаете ошибку. Я делаю, на мой взгляд, разумное предложение: снабжаю вас деньгами, фальшивым удостоверением личности для Декстера, изготовленным на базе документов моих подопечных, отвожу в любой город по выбору и даю адрес, где вы сможете найти надежное пристанище. Годится? Полагаюсь на тебя – уговори Декстера согласиться. Времени у нас нет: не сегодня-завтра сыщики будут здесь. Твой дружок не настолько хитер, как ему представляется: жизни нельзя выучиться по телевизору, все сложнее.

Робин пообещал последовать совету воспитателя. На следующее утро, пока «вольное семейство» трудилось в поле, он отвел Декстера за груду ящиков и изложил ему план Фрицо.

– Почему бы и нет? – проворчал парень. – В этом притоне мы попусту тратим время. Девчонки – тупицы, глупые гусыни, отказываются воспользоваться научными достижениями моего передающегося универсального знания. От них ничего не добьешься. Нет, не здесь пустит корни новая раса, которую я собираюсь вывести. Самое лучшее – вовремя убраться.

– Куда мы пойдем? – забеспокоился мальчик.

– Я уже говорил, – раздраженно ответил Декстер. – Вернемся домой. Мне известно, где найти Андрейса, и всегда было известно.

– Он сказал тебе адрес?

– Нет, но однажды вечером, когда, по их мнению, я уже спал, они с Антонией начали разговор о своих делишках… Спрятавшись за занавеской, я слушал и все запоминал: имена, адреса. Зачем? Не знаю. Скорее всего что-то предчувствовал. Я всегда был немного ясновидящим. Они улеглись, а я записал все, что мне показалось подозрительным. Я был уверен: рано или поздно мне это пригодится.

– А ты знаешь, где их настоящий дом?

– Нет, но я легко найду офис Андрейса, куда он является раз в неделю, по средам, для встречи со своим уполномоченным – типом, который занимается его делами. Тот приносит ему чемодан, набитый банкнотами только мелкого достоинства. Этими денежками папаша покрывает все текущие расходы, нигде не оставляя следов. Ни чеков, ни кредитных карт – ничего, кроме потрепанных долларов. Наличные – вот чем можно убедить людей пуститься в незаконные махинации. Не наследишь в банке: деньги в кармане – и все шито-крыто.

вернуться

13

Крэк – кристаллический кокаин (арго).

67
{"b":"5045","o":1}