ЛитМир - Электронная Библиотека

— А фотокамеры? Вы не используете их?

— Используем. Есть своего рода фетишисты, собирающие изображения, так же как другие собирают звуки. Но эти случаи более редки. Обычно клиенты предпочитают, чтобы их слушали, а не видели. Нами разработаны миниатюрные фотокамеры, не больше монеты в пятьдесят центов. Алгоритм тот же: круглосуточное наблюдение, запись на пленку, выдача отснятых материалов клиенту.

— Что-то вроде подглядывания за самим собой?

— Скорее способ победить время, ход которого невозможно остановить. Ведь каждый день, оставивший след в виде фильма, отвоеван у забвения.

— Но ведь на все эти пленки и кассеты требуется уйма места, согласитесь?

— Одни выкладывают ими стены своих домов, другие снимают помещения, чтобы их хранить, третьи заносят в цифровом виде в память компьютера. Таким образом, год жизни может уместиться на одном лазерном диске.

— А составляют ли они из них семейные альбомы?

— Вероятно. Это чисто человеческая слабость, и они ничем не хуже фотоальбомов наших родителей.

Они пересекли зал, и Сара открыла еще одну металлическую дверь, за которой стояли ряды полок, сгибающихся под тяжестью различных электронных приборов.

— Здесь находятся самые совершенные средства шпионажа. Последнее новшество, так сказать, последний крик моды — это детектор лжи, который можно подключать к переносному телефону, чтобы определить, говорит ли ваш собеседник правду. Прибор пользуется огромной популярностью у директоров фирм, а также ревнивых жен и мужей или родителей, которых беспокоят дружеские связи их детей. Прежде для подготовки специалистов такого профиля требовались долгие годы обучения, теперь же все сделано так, что диагноз можно поставить немедленно: два экрана, которые зажигаются поочередно — правда, ложь.

— Слушая вас, можно подумать, что весь мир захлестнуло безумие.

— Безумие — нет, страх — да! Все боятся всего: межэтнических войн, мощного землетрясения, из-за которого весь Лос-Анджелес разрушится, мутации на уровне генов, исчезновения белой расы, болезней, которые изобретаются в стенах лабораторий. По крайней мере фирмы, подобные той, которой я управляю, избавляют людей от необходимости держать в подвалах автоматическое оружие. Дважды, исключительно по характерному звуку, я догадывалась, что один из наших клиентов чистил и заряжал пистолет. Я срочно прибыла на место, и правильно сделала, потому что он обезумел и собирался перестрелять всю свою семью. Когда мы приехали, он уже убил собаку. В тот день мы помешали совершиться массовому убийству.

Джейн надоела экскурсия. И так было ясно, что только богачи из шикарных кварталов Лос-Анджелеса могли бы воспользоваться услугами ангелов-хранителей вроде Сары Кэлхоун!

— Крук говорил мне, что однажды он оказал вам услугу, — резко произнесла она. — Кажется, я догадываюсь, что под этим подразумевалось: вы, наблюдая за мной, очевидно, вернете ему долг?

По лицу Сары пробежала тень.

— Крук ничего не делает просто так, — подтвердила она, погасив сигариллу о подошву ботинка. — Я многим ему обязана. Пойдемте, я вам покажу кое-что.

Ее рука, крепкая, как у мужчины, легла на плечо Джейн.

— Нужно спуститься в подвал, — объяснила Сара. — Как в фильмах ужасов. Вы ведь знаете, монстров обычно прячут именно там.

Они спустились по металлической лестнице в просторный зал, разделенный на несколько отсеков кирпичными перегородками, выкрашенными в белый цвет. Особые лампы распространяли освещение, воспроизводящее солнечный свет. С помощью комбинированного переключателя пользователь мог выбирать режим освещения по своему желанию: полдень, облачная погода, заря, сумерки, весна, лето. Играя различными бегунками, можно было добиться синтеза из различных типов освещения, где присутствовали всевозможные оттенки солнечного света — от ярко-золотистого до красного, цвета пламени. Внизу Джейн различила любопытное устройство, которое она сначала приняла за купол цирка из прозрачной пластмассы. Оно напоминало одновременно гигантскую капсулу, камеру для обеззараживания одежды и палатку бедуинов. К сказочному убежищу была подведена сложная система труб, а в его центре перед внушительным нагромождением компьютеров сидел обнаженный молодой человек. Он был красивый, стройный и, казалось, нисколько не смущался того, что выставлен на всеобщее обозрение в костюме Адама.

— Мой сын Дэвид, — прошептала Сара. — Он страдает врожденным иммунодефицитом, поэтому вынужден жить в стерильной среде. Вы, конечно, наслышаны об этом недуге. Инфекция, что для нас оборачивается обычным насморком, способна убить его в течение нескольких часов. Дэвид может выжить только в абсолютно чистой атмосфере. Все, что к нему поступает, прежде проходит полное обеззараживание: книги, предметы первой необходимости.

Молодой человек поднялся со своего сиденья, улыбнулся и сделал приветственный жест рукой. В его мускулистом теле не угадывалось ни малейших признаков болезни. Загорелая голова юноши была подстрижена под нуль, как у новобранца.

— Здравствуйте! Я Дэвид, — произнес он, обрадованный неожиданным визитом. — Вы особо важная клиентка? Обычно мать старается не показывать меня посетителям агентства.

— Я Джейн, — представилась молодая женщина. — Вы кажетесь мне человеком с другой планеты, и вижу — вы в отличной форме.

— Дэвид сам изобрел все приборы, которыми мы пользуемся, — объяснила Сара. — Камеры, микрофоны, передатчики, детекторы. Он настоящий гений электроники.

— У меня полно времени, — усмехнулся юноша. — Не так уж трудно всему научиться, если имеешь хороший компьютер.

В этот момент прозвучал сигнал биппера, пристегнутого к поясу Сары Кэлхоун.

— Простите, — сказала она. — Меня вызывают в зал прослушивания. Я сейчас вернусь, воспользуйтесь моим отсутствием, чтобы познакомиться.

Она поднялась, оставив наедине Джейн и Дэвида, которых разделяла лишь прозрачная стенка капсулы.

— Итак, вы новая клиентка? — спросил парень.

Джейн прищурилась.

— Не изображайте святую наивность, — с вызовом парировала она. — Уверена — вы слышали весь наш разговор, ведь повсюду установлены микрофоны. Разумеется, вы, сидя в подвале, следите за всем, что происходит в этом здании. Во всяком случае, я поступала бы именно так, если бы оказалась в подобном положении.

— Браво! Сдаюсь, — рассмеялся Дэвид, делая вид, что пускает себе пулю в лоб. — Да, так и есть: мой удел — замочная скважина, и я действительно подслушиваю разговоры. Но поверьте, это скромная компенсация за мое плачевное состояние. Немногое, что я еще могу себе позволить.

Джейн приблизилась на несколько шагов, желая получше рассмотреть прозрачное жилище Дэвида. Внутри камера, а вернее, капсула, была оснащена минимумом мебели, как убежище или бункер, устроенные на случай ядерной войны: металлическая кушетка, шкаф, большой стеллаж с книгами, огромный телевизор. К одной стороне этого фантастического обитаемого шара были подведены трубы, оттуда доносился гул.

— Воздух, который сюда подается, постоянно фильтруется, — объяснил Дэвид. — Ко мне не должен проникнуть ни один микроб. Изобрел установку один доктор наук. Он нарисовал схему, а затем я, как только начал интересоваться техникой, стал ее усовершенствовать.

Он немного помедлил и поинтересовался со смущенной улыбкой:

— Значит, и вы тоже в некотором роде монстр?

— Да, — усмехнулась Джейн. — Ничем не хуже вас. У нас много общего: предполагаю, вы тоже побывали главным героем научных сообщений, а то и нашумевшей монографии.

— На что вы намекаете? Крук — отличный парень! — воскликнул Дэвид. — Когда у нас с матерью было туго с деньгами, он один пришел нам на помощь.

Джейн пожала плечами.

— Возможно, — нехотя бросила она. — Честно говоря, мне все равно. Скажите лучше, как вам удается вести такое существование и не сойти с ума?

— А вам? — ответил вопросом парень. — Легко ли жить без прошлого, без воспоминаний, будто вы — золотая рыбка?

— Кто?

— Золотая рыбка. Исследования ученых показали, что запас памяти таких рыбок рассчитан лишь на минуту, потом все стирается, и им приходится начинать с нуля. Не только золотые рыбки, но и многие другие живые существа имеют такой ущербный, с нашей точки зрения, механизм запоминания. Их невозможно приручить, потому что они моментально забывают, кто вы. Дрессировка ни к чему не приводит: беднягам приходится жить, повинуясь инстинктам, — это все, на что они способны. Вы тоже так устроены?

19
{"b":"5046","o":1}