ЛитМир - Электронная Библиотека

«Не ты мной овладел, — шепчет она, когда вновь обретает чувства, — это я тебя взяла. И ты не похвастаешься перед приятелями, что прибрал меня к рукам, не сможешь описать им мое тело, интимные жесты и словечки. Не расскажешь дружкам, какой стон у меня вырывается из груди, и у вас не будет повода посмеяться за моей спиной».

Едва придя в себя, Джейн приступает к гигиеническим процедурам, которые необходимы ее случайному партнеру, одевает его, если он привык носить пижаму, а потом тщательным образом просматривает простыни: не остался ли где лобковый волосок, который ее выдаст, — после чего зашторивает окно и уходит так же незаметно, как и пришла.

На следующее утро она с чувством ни с чем не сравнимого удовлетворения наблюдает за вчерашней жертвой; завтракая на террасе отеля, тот просит принести ему аспирин.

— Голова просто раскалывается, — жалуется он знакомому официанту, — а ведь вчера я почти ничего не пил. Старею, дружок, старею. Да, алкоголь, кажется, из друзей переходит в разряд моих врагов…

Отправляясь в обратный путь, Джейн чувствует, что она в прекрасной форме и свободна от своих демонов еще на несколько месяцев. Кому-то ее жизнь покажется странной? Пожалуй, но ничего не поделаешь, ее удел — существование, при котором невозможно освободиться от пут.

Ведь она дитя, возлюбленное смертью, всадница, скачущая во весь опор на красном коне.

ГЛАВА 14

Сны Джейн становились все более сложными, затейливо переплетаясь, они дополняли друг друга и обрастали подробностями. Казалось, они складываются в бесконечный фильм ужасов. Первым побуждением Сары было лишь пожать плечами да отмахнуться, однако взволнованные монологи молодой женщины в конце концов посеяли в ней сомнения. А если Крук ошибался и Джейн действительно что-то вспоминала?

— Признаю, ее бред удивительным образом организован, — бросил однажды ей врач, — однако я готов продемонстрировать вам с десяток пациентов, способных представить не менее достоверное полотно, являющееся вымыслом чистой воды. Немало людей, придумывающих себе чудесное или, напротив, крайне тяжелое детство, в высшей степени счастливый либо сыгравший роковую роль неудачный брак, который они якобы заключили в молодости. Я знал женщину, много лет оплакивавшую смерть сына, которого на самом деле не существовало. Когда ее расспрашивали о мальчике, она становилась поистине неистощимой на выдумку и рассказывала всю его жизнь до мельчайших деталей: песенки, что он напевал, детские словечки, когда-то им произнесенные, и шалости, отличавшие его в детстве от других детей. От всего этого веяло таким правдоподобием, что нам пришлось потратить уйму времени, дабы убедиться: все это плод ее больной психики. То же самое происходит и с Джейн, она заполняет дыры в своей голове фантастическим прошлым. Она умна и поэтому старается себя обезопасить. Однако если все будет продолжаться в прежнем духе, Джейн может стать жертвой психоза, вот что меня сейчас больше всего беспокоит.

— А как же чемоданы с реквизитом?

— Обычный гардероб артистки провинциального театра, — твердо заявил врач.

Раньше Сара редко отлучалась из агентства. То ее ждали клиенты, с которыми необходимо было встретиться, то предстояло подписать несколько важных договоров, и она решила, что время от времени будет наведываться в Венис вместе с Джейн. При каждом их перемещении Сара тщательно следила, чтобы за ними не было «хвоста». Для этой цели она использовала бронированную машину с затененными стеклами и усиленной ходовой частью. Маршруты приходилось выбирать непредсказуемые, постоянно меняя направление движения, — Сара считала, что так легче избавиться от нежелательного наблюдения.

Однажды, когда они с Джейн пересекали стоянку перед охранным агентством, произошел странный инцидент. Сара закрыла дверцы машины, полезла в сумочку за магнитной картой, чтобы с ее помощью проникнуть в здание через служебный вход, и вдруг в их сторону с лаем бросилась собака. Это было существо, о котором трудно сказать, трогательное оно или абсолютно нелепое: песик йоркширской породы с ярким бантом между ушами и в красном капюшоне, украшенном сердечком святого Валентина. Из-за железной изгороди, окружавшей стоянку, тоненьким голоском что-то выкрикивала девочка — без сомнения, имя собачонки, проникшей за ограду через дырку, которую она прорыла у основания столба. Сара увидела, что лицо Джейн залила смертельная бледность, молодая женщина резко взмахнула руками, словно крохотная тварь могла броситься на нее и перегрызть горло. Кажется, исходящий пеной доберман и тот не смог бы внушить ей большего ужаса.

— Не дайте ей приблизиться! — кричала Джейн, показывая Саре на собачонку. — Стреляйте! Убейте ее! Скорее! Вы что, не понимаете?!

Пронзительные нотки в голосе молодой женщины напугали ирландку, и она схватилась за револьвер. Пес, однако, встал от них метрах в двух, словно заколебавшись, стоит ли к ним приближаться, и высунул маленький розовый язычок. Его, безусловно, остановил страх, написанный на лицах обеих женщин. Повернувшись вокруг своей оси, собачонка побежала в обратном направлении и вскоре уже была в объятиях хозяйки, которая принялась строго отчитывать ее за самовольную отлучку.

Сара посмотрела на свою спутницу. Лицо Джейн было искажено страхом, руки дрожали. Она едва держалась на ногах, и Сара была вынуждена довести Джейн до стены, о которую та оперлась.

— Вы так боитесь собак? — спросила Сара с сомнением. — Я хочу сказать — таких, с виду безобидных собак?

— Да, — заикаясь, проговорила Джейн, зубы которой выбивали частую дробь. — И детей тоже… особенно мальчишек с перебинтованной рукой. Они крайне опасны. Ни под каким видом нельзя дать им приблизиться.

— «Мальчишек с перебинтованной рукой…» — машинально повторила Сара, ничего не понимая.

— Именно, и еще девчушек, которые прижимают к груди букетик цветов или куклу. Они не менее опасны, чем собаки.

— Успокойтесь, — мягко произнесла Сара. — Когда мы вернемся, вы попытаетесь мне все объяснить.

— Вряд ли я смогу, — прошептала Джейн. — Вы мне все равно не поверите.

— И все-таки можно попробовать, — нервно заметила ирландка, открывая дверь служебного входа.

ГЛАВА 15

Как это ей объяснить? Джейн порой оказывалась совсем в ином мире, о существовании которого Сара не подозревала. Кактус называл это магазином аксессуаров и ехидно посмеивался, находя определение удачным. Джейн тот страшный мир напоминал театр: есть сцена, где происходит действие, предусмотренное контрактом, за ней — кулисы, где открывается ад. Там и находится магазин аксессуаров, в самом конце, затерянный в лабиринте коридоров, загроможденных расписанными холстами ветхих декораций. По крайней мере таким видится ей этот мир в снах. В реальной жизни, наверное, это что-то совсем другое. Там создается инструментарий смерти, плод фантазии гробовщиков-инженеров, бывших сотрудников ЦРУ, отправляемых в отставку, как только их воображение иссякает. Лишь посетив их мастерские, начинаешь понимать, до какой степени справедливы слова Кактуса: «Неправдоподобное — лучшее орудие профессионального убийцы, ибо человек с улицы не обладает богатым воображением. Его страхи заключены в тесную оболочку банальной, стандартной и хорошо знакомой опасности. Значит, легко нейтрализовать его защиту, потому что неправдоподобное, как правило, не заставляет человека мобилизоваться для сопротивления».

Разве Сара в состоянии это понять? Да, она прекрасно владеет оружием, но еще не побывала в Зазеркалье. Отчего бы ей бояться маленьких собачек, таких обезоруживающе трогательных, подползающих к вам на брюхе с высунутым розовым язычком? А стоило бы! Джейн приходилось использовать этих животных, наряжая их в крохотные пальтишки, начиненные взрывчаткой и радиоуправляемым детонатором. Не так уж трудно провернуть это дельце. Достаточно приобрести в лавке для домашних животных эластичный комбинезон с душещипательной надписью «Привет! Меня зовут Дружок!», распороть его, подложить туда взрывчатку, раскатав ее как обычный кусок слоеного теста. Вот чем удобен пластит: своей пластичностью. С ним можно работать, как с глиной, — изменять его форму, мять, делать из него статуэтки, игрушки, пепельницы. Без особого труда можно зашить изрядное его количество в одежду для собак. Антенна монтируется в ошейник. Животных дрессируют, чтобы они с лаем подбегали к тем, на кого им указывают. Нужно подождать, чтобы собака добежала до цели, нажать кнопку на пульте дистанционного управления, и дело в шляпе. Конечно, необходимо принять меры предосторожности и спрятаться в укрытие в момент взрыва: за углом дома, за припаркованным автомобилем, чтобы защитить себя от осколков.

36
{"b":"5046","o":1}