ЛитМир - Электронная Библиотека

Джад разразился громким смехом. Сара выстрелила дважды. Первая пуля перерубила кольцо золотой серьги, болтавшееся у парня в левом ухе, вторая разнесла вдребезги транзисторный приемник, привязанный веревкой к мотоциклу Джада.

Наглецы мгновенно вскочили на своих коней и исчезли за горизонтом. Взяв Джейн за руку, ирландка отвела ее в фургон. Джейн, казалось, была удручена своей пассивностью.

— Видели? — пробормотала она. — Я теперь полный ноль, меня словно парализовало. Хуже всего, что я точно знала, как нужно действовать, какой прием применить, но мое тело отказывалось принимать сигнал, идущий от мозга.

Она дрожала всем телом. Сара заставила ее лечь на кушетку и накрыла пледом, потом долила наконец бак, и они снова двинулись в путь.

Ночью, когда они уже легли, припарковав машину на новой стоянке для трейлеров, Джейн проснулась с криком ужаса, показывая на одно окно.

— Он вернулся! — еле выговорила она. — Индеец! Я только что его видела. Он наблюдал за мной через окно, пока я спала.

Сара с трудом натянула джинсы, рубашку, взяла пистолет и вышла на улицу. Рядом с фургоном никого не было. К счастью, корпус автомобиля был звуконепроницаемым и заглушил дикий вопль Джейн, так что, слава Богу, толпа возле фургона не собралась. Она с облегчением вздохнула. Прижав пистолет к бедру, чтобы он не бросался в глаза, Сара осторожно обошла стоянку, но не обнаружила ничего подозрительного. Ночной визитер словно растворился в воздухе.

«Если, разумеется, он вообще существовал», — подумала ирландка, поглядывая на фургон.

— Никого нет, — успокоила она Джейн. — Наверное, вы увидели дурной сон. Происшествие на стоянке взвинтило вам нервы, вот вы и…

— Не принимайте меня за идиотку! — возмутилась Джейн. — Вы ничем не лучше других: тоже считаете меня мифоманкой!

— Вовсе нет, — не согласилась Сара. — Просто я не понимаю, как ночью, сквозь затемненные стекла, вы разглядели лицо этого человека.

— Индеец, это он, — настаивала Джейн. — Его огромная голова загородила все окно. Голова великана!

Возражать было бесполезно. Джейн, очевидно, испытала сильное потрясение и еще не пришла в себя. Ирландка заставила ее выпить воды, положила ей на лоб влажную салфетку и уговорила снова лечь.

— Побудьте со мной, — попросила Джейн, взяв Сару за руку. — Когда вы рядом — он не посмеет вернуться.

Вскоре она уснула, безмятежно, как ребенок, а Сара еще долго сидела у ее изголовья, не сводя напряженного взгляда с черного квадратика окна. Не возникнет ли кто-нибудь вновь из темноты?

Весь следующий день они провели в пути. Их маршрут, как всегда, определяла Джейн. Ее нервозность и подозрительность возрастали с каждым часом. Около полудня она потребовала у Сары фотоаппарат «Полароид», который лежал в бардачке, и принялась фотографировать всех людей, которые встречались в дорожных забегаловках, куда Джейн и Сару приводили голод и желание немного размяться: там можно было с наслаждением вытянуть затекшие ноги, посидеть, наслаждаясь чашечкой кофе и куском яблочного пирога. На обороте каждой фотографии Джейн старательно писала дату и место, где был отснят кадр, после чего они аккуратно укладывались в конверт. По вечерам она высыпала все фотографии из пакетов и раскладывала на откидном столике, проверяя, не встречается ли на них слишком часто какое-либо лицо. Вооружившись лупой, Джейн вглядывалась в физиономии запечатленных на фотографиях людей, пытаясь обнаружить, не прибегал ли кто из них к маскарадным костюмам.

— Все внимание нужно сосредоточить на глазах. Взгляд невозможно подделать, он чаще всего нас выдает.

Если Джейн удавалось выявить повторяемость, ее возбуждение подскакивало на несколько градусов.

— Тот же тип! — восклицала она. — Взгляните, это он! Только теперь на нем парик.

Сара, посмотрев на снимок, пыталась ее разубедить.

— Ошибаетесь, — спокойно возражала она. — Совсем другой человек. Есть, конечно, небольшое сходство…

— Вы смотрите, да ничего не видите! — взрывалась тогда Джейн. — Сразу чувствуется — вы не профессионал. Взгляд у вас не наметан.

Скоро у них скопились уже целые кипы фотографий, все чаще им приходилось останавливаться возле придорожных магазинов, чтобы докупить кассет. Однажды ночью Джейн вновь видела индейца. На этот раз он сидел верхом на красной лошади. Сара уже снова задавала себе вопрос, не скатывалась ли несчастная Джейн в пропасть, именуемую шизофренией.

Однажды утром раздался телефонный звонок, и Сара услышала взволнованный голос сына.

— Послушай, — задыхаясь от волнения, сказал Дэвид, — Кристиан Шейн только что устроил мне разговор с одним типом, который обратился к ним в больницу! Тот предупредил, что не хотел бы иметь дело с полицией! Кажется, он знает Джейн. Более того, он называет себя ее мужем.

ГЛАВА 22

Новость, которую сообщил сын, повергла Сару в изумление. Джейн в роли супруги она представить не могла.

— А что еще он сообщил? — взволнованно спросила Сара.

— Ничего. Он настаивает на встрече с тобой, именно с тобой. Я сейчас пришлю тебе по факсу его фотографию. Камеры наружного наблюдения сняли его в разных ракурсах. Ты собираешься выполнить его просьбу?

— Ну разумеется, — вздохнула Сара. — Возможно, появился шанс пролить свет на эту историю. Нужно возвращаться.

— А Джейн?

— Нет. Лишняя осторожность не помешает. Если парень не лжет, я должна узнать, каковы его намерения. Не уверена, что Джейн жаждет с ним встречи. Она стремится покончить со своим прошлым, и ее можно понять.

Дождавшись, когда из факса наконец покажется фотография, Сара с раздражением обнаружила, что ее пальцы дрожат.

Боб Кэллахан оказался красивым мужчиной лет тридцати шести, с волевым лицом и квадратным подбородком. Он производил впечатление человека, привыкшего большую часть жизни проводить под открытым небом и принимать взвешенные решения. Его бычья шея свидетельствовала о том, что в молодости он много времени посвящал спорту. Сара не удивилась бы, узнав, что когда-то он был лидером университетской команды. Однако сейчас его плохо выбритые щеки и небрежно заправленная рубаха создавали впечатление, будто он только вышел из деревенской лавки, но не из спортивного магазина. Странно было видеть на этом грубоватом обветренном лице глаза такой чистой голубизны, что они казались выцветшими.

Обернувшись, Сара заметила в дверях Джейн, которая, очевидно, слышала весь ее разговор с сыном и, напряженная, побледневшая, стояла, сжав пальцы в кулаки, словно приготовилась к драке. Сара протянула ей фотографию.

— Не хочу его видеть! — злобно крикнула Джейн. — Не желаю знать, как он выглядит. Мне на него наплевать.

— Я должна с ним встретиться, — как можно спокойнее произнесла Сара. — Вам придется остаться здесь. В фургоне вы в полной безопасности. Пищи и запаса воды достаточно, чтобы выдержать длительную осаду, но я скоро вернусь.

— Да просто я тебе надоела! — взорвалась Джейн, неожиданно переходя на ты. — Ты так спешишь от меня отделаться, что готова всучить меня первому встречному!

Сара схватила Джейн за плечи, но та вырвалась, ее лицо исказила гримаса ненависти.

— Неужели ты ничего не понимаешь? — возмутилась она. — Это уловка, обыкновенная уловка: они хотят, чтобы ты оставила меня одну. Пока ты будешь встречаться с этим типом, они доберутся до меня, чтобы завершить начатое.

— Я ожидаю хитрости от наших врагов, поэтому не хочу брать тебя с собой, — возразила Сара. — Если эти враги действительно существуют, то, согласись, в данный момент они не знают, где ты находишься. Я обязательно увижусь с Бобом Кэллаханом и, возможно, сумею разгадать его намерения. На это потребуется не больше суток. Разве ты не сможешь провести без меня всего один день и одну ночь?

— Убирайся! — с отчаянием в голосе бросила Джейн. — Уходи, мне наплевать!

Она легла на кушетку, повернувшись лицом к стене и продолжая тихо ворчать. На снимок, который Сара до сих пор держала в протянутой руке, она так и не взглянула.

52
{"b":"5046","o":1}