ЛитМир - Электронная Библиотека

Они оба замолчали. Напряженная тишина возникла, возможно, из-за печали, которая вдруг овладела Сарой.

— Я уверена, ее личность в психологическом смысле тоже претерпела изменения, — сказала она. — Врачи утверждают, что после ранения префронтальной области головного мозга человек способен полностью переродиться. Вам может показаться, что вы имеете дело с совсем другой женщиной.

«Замолчи! — мысленно приказала она себе. — Ты похожа на девицу, которой дали отставку, и она всеми силами пытается очернить свою соперницу. Зачем тебе это? Ты здесь, чтобы помочь Джейн, а не отбить у нее мужа!»

— Пора спать, — произнес Боб. — Пойдемте, я покажу вашу комнату. Завтра представлю вас соседям.

ГЛАВА 25

Несмотря на усталость, Сара не могла сомкнуть глаз. В одной футболке, которую ей пришлось использовать вместо ночной рубашки, она принялась бродить по дому с электрическим фонариком в руке. Дом был погружен в темноту. Сара посмотрела в черный проем окна: нигде ни малейшего просвета. Для того, кто привык по ночам любоваться из окна огнями Лос-Анджелеса, этот ночной пейзаж представлял одновременно необычное и пугающее зрелище. Сара спустилась по лестнице на первый этаж, в гостиную, и открыла наугад несколько ящиков комода, не зная сама, что хочет отыскать. Ей попался старый еженедельник, в котором были записи, сделанные рукой Джейн. Это был ее почерк — претенциозный, витиеватый, с причудливыми закорючками. В глубине секретера среди каких-то счетов Сара обнаружила в пожелтевшем от времени конверте неотправленную контрольную работу, сделанную Бобом два года назад. На конверте знакомая надпись: «Заочные курсы по повышению культурного уровня». Задание оказалось выполненным посредственно, с множеством ошибок, но что-то бесконечно трогательное было в этом неловком стремлении вконец затравленного мужа попытаться заслужить уважение своей несносной супруги. Не была ли Джейн попросту стервой? Провинциальной высокомерной кривлякой?

Едва Сара успела все положить на место, как почувствовала за спиной чье-то присутствие. Она поняла, что это Боб, и не обернулась. Шершавые мужские ладони опустились ей на плечи, скользнули по талии и ниже и поднялись под майкой к груди. Сара так давно не испытывала ничего подобного, что ощутила легкое головокружение. Она не сделала ни малейшего жеста, чтобы ему помешать, лишь слегка прижалась спиной к его телу, словно опираясь на крепкую и надежную стену. Как хорошо, что была ночь! Саре не хотелось, чтобы молодой мужчина обнажал при свете ее тело. Боб был сильным и уверенным, но нежным, и она отдалась охватившему ее блаженному ощущению, не переставая сознавать, что, возможно, совершает оплошность чисто профессионального характера. «Ты знала, что это случится, — подумала Сара. — Знала с того момента, как впервые увидела его».

Она была ему благодарна за деликатность, за то, что он не действовал грубо и напористо. В прошлом мужчины, которые часто страдали в ее присутствии комплексом неполноценности, старались отыграться в постели, подчинить ее и унизить. Боб был не из таких. Она представила, что ей не придется больше возвращаться в Лос-Анджелес, что бревенчатое охотничье строение станет ее жилищем, где тихо и спокойно потекут ее дни в обществе Боба, в этом доме, стоящем между горой и сосновым лесом. Наслаждение вызвало у Сары такое ощущение, будто она выпила целый стакан крепкого вина после длительного воздержания от спиртных напитков. Она отдавала себе отчет в том, что просто старалась забыть, как же это бывает замечательно. Как большинство одиноких женщин, вот уже два года Сара твердила себе, что больше ей совсем этого не нужно… или же что она слишком стара для подобных глупостей.

Потом они долго лежали на шкуре гризли, брошенной перед камином, держась за руки.

«Чем не обложка для женского романа, из тех, что украшают витрины магазинов? — пронеслось в голове у Сары, и она чуть не прыснула со смеху. — Но все же это чертовски здорово — вот так время от времени погружаться, зарываться с головой в расслабленную сентиментальность. После двухлетнего одиночества внезапно замечаешь, что лежащий рядом с тобой мужчина, стягивающий на себя одеяло во время сна или храпящий, как паровоз, не лишен очарования, независимо оттого, что ты думала на этот счет, когда тебе было двадцать!»

Сара проснулась там же, на шкуре перед потухшим камином, правда, Боб накинул на нее тяжелое шерстяное одеяло, которыми когда-то укрывались жены первопроходцев. Он ушел в свою спальню, чтобы не стеснять ее. Сара мысленно поблагодарила его за это, поскольку не хотела, чтобы он в предательском утреннем свете разглядел ее распухшее от сна лицо. Завернувшись в плед, она поднялась по лестнице, ведущей в комнату для гостей.

«Он так же одинок, как и я, — думала Сара, открывая кран с горячей водой в ванной комнате. — А ведь эта идиотка даже не согласится с ним встретиться!»

Она помылась, причесалась и стала разглядывать свое лицо в зеркале. Интересно, отразилось ли на нем то, что произошло между ними этой ночью? Всем ее существом завладевала какая-то блаженная легкость, к которой примешивалось немного грусти. Приведя себя в порядок, Сара достала из своей дорожной сумки мобильный телефон и набрала номер трейлера, где оставалась ее подопечная.

На этот раз Джейн соблаговолила поднять трубку.

— Ах, это ты! — зло выкрикнула она. — Куда ты подевалась, черт побери? Я скоро свихнусь в этой консервной банке!

Сара кратко рассказала ей обо всех произошедших со времени их разлуки событиях, опустив, разумеется, те, что касались ее любовного приключения.

— Боб — отличный парень, — заключила она. — И главное, он тебя любит. Ему хочется начать с тобой все сначала, ведь потеря памяти позволила тебе забыть о причинах вашей семейной ссоры. По его мнению, не стоит лишать себя такой возможности. Да и ваш дом просто превосходен.

— Где ты находишься? — прошипела Джейн. Сара назвала ей адрес.

— Это мне ни о чем не говорит! — взорвалась та. — Ты полная идиотка, и ему удалось обвести тебя вокруг пальца. Дом этот — просто декорация… все это не более чем инсценировка. Все подстроено.

— На что ты намекаешь?

— Дьявол! Ну и недотепа же ты! Неужели не понимаешь, что для ЦРУ ничего не стоит поставить такой спектакль. У них есть отделы, которые только тем и занимаются: изготавливают подобные сувениры и документы по чьему-либо распоряжению. От любовного письма до семейной фотографии, не говоря уже о счетах и медицинских справках. На компьютере можно изготовить все, что угодно. Достаточно задать нужную программу, и ты способен воспроизвести любой почерк. То же и с фотографиями — можно сделать самый немыслимый фотомонтаж с помощью графического редактора. Очнись наконец! Все, что тебя окружает, — фальшивка, и все речи этого типа — ложь от первого до последнего слова. Его интересует только одно — когда ты приведешь его ко мне, чтобы он меня убил. И речи быть не может о нашей встрече — это решено и больше не обсуждается. Для тебя лучше всего сейчас унести побыстрее ноги да проследить, чтобы за тобой никто не увязался!

— Я сама знаю, что нужно делать! — отрезала Сара. — Перестань нести бред. Ты забила голову неизвестно чем и воображаешь себя тобой же придуманным персонажем. Никакая ты не киллерша, а обычная библиотекарша, которая имела неосторожность сунуть нос не в свое дело!

Джейн положила трубку, не дав Саре возможности продолжить разговор.

Ирландка убрала телефон в сумку, она была вне себя от гнева. Ей пришлось приложить немало усилий, чтобы взять себя в руки перед тем, как спуститься на первый этаж. В кухне ее уже ждал Боб. Он успел приготовить завтрак: в воздухе распространялся аромат жареного сала и гренок.

Сара старалась выглядеть веселой и есть с аппетитом, но недавний разговор с Джейн окончательно испортил ей настроение. В ней поселилось сомнение, словно ржавчина, разъедающая все вокруг. Она пыталась победить его, относя домыслы потерявшей память Джейн на счет ее психических отклонений, однако понимала, что в них нет ничего неправдоподобного и такая инсценировка вполне вероятна. Если дело действительно было важным, ЦРУ вполне могло действовать с размахом. Дома в горах, стоявшие, впрочем, на большом отдалении от другого жилья, принадлежали, например, отставникам государственного департамента, которые проводили там лишь несколько месяцев в году. В этом случае их легко можно было отделать в соответствии с легендой, завезти необходимую обстановку, заполнить фальшивыми фотографиями и документами, изготовленными в спецлабораториях. В памяти Сары вдруг всплыло все, что когда-то рассказывал ей Фредди, бывший муж, насчет изобретательности и необычной практики ЦРУ. Похоже, такие волшебные превращения там были в ходу. Фред говорил, что у некоторых агентов имелись специальные распылители, которые покрывали принесенные в дом предметы тонким слоем пыли, чтобы создать иллюзию, будто вещи находятся здесь уже длительное время.

58
{"b":"5046","o":1}