ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, не знаю.

— Совсем чокнутая старуха: ее дом стоит на обочине дороги, и она обычно наблюдает за оградой из колючей проволоки, чтобы собаки не лазили через нее и не пили воду из озера. Сегодня утром она связалась с нами по телефону и сообщила о машинах, совершавших подозрительные маневры на территории запретной зоны. Это вызывает удивление, поскольку туда никто не пытается проникнуть после того, как несколько человек умерли, отравившись зараженной водой. На место был послан патруль, узнать, что там происходит. В одной из хижин, стоящих на берегу озера, парни обнаружили мертвое тело, которое уже мумифицировалось.

— К чему вы клоните, лейтенант? — изображая нетерпение, произнесла Сара.

— Это был труп женщины примерно шестидесяти лет, в руках которой находилось оружие. После проведения экспертизы выяснилось, что из револьвера была выпущена одна пуля. Вот тут-то и начинается самое интересное. Компьютерный анализ показал полное соответствие бороздок на стволе оружия, найденного вместе с трупом, и пули, которая была передана нам из больницы в качестве вещественного доказательства для приобщения к делу. Знаете, где побывала эта пуля? Есть чему удивиться: в голове той потерявшей память женщины, которую вы охраняете. Чертовски забавно, не так ли? Анализ абсолютно точен, и ошибки здесь быть не может. Я хочу устроить небольшую очную ставку вашей подопечной, этой Джейн Доу 44С, и покойницы, поэтому необходимо, чтобы вы вместе зашли в полицейский участок. Договорились?

— Хорошо, — ответила Сара. — Завтра утром. Но не думаю, что из этого что-нибудь выйдет. У вас есть сведения об этой женщине?

— Нет. Сейчас ведутся поиски. Но одно известно наверняка — кто-то всадил ей в грудь нож, поэтому она смогла лишь один раз нажать на спусковой крючок. У нее была солидная пушка, кстати говоря, здоровенный револьвер сорок пятого калибра. Неподходящее оружие для разбитой ревматизмом старушки!

— Может, он достался ей в наследство от мужа? — предположила Сара. — Это все, что вы собирались сообщить?

— Пока все. Нож, впрочем, так и не нашли, — мрачно усмехнулся Донахью, — и это чертовски неприятно. Я уверен, что на нем обнаружились бы отпечатки пальцев вашей подружки.

— Это всего лишь домыслы, — оборвала его ирландка. — Да и я не ее адвокат, я всего лишь обеспечиваю защиту.

— Ладно! — присвистнул Донахью. — Спасибо и на том, что не пытаетесь укрыть свою протеже от закона. Завтра с утра пораньше жду вас у себя. И будьте пунктуальны — уладим дело миром! Не хотелось бы мне доставлять вас в полицию как-то иначе — в качестве подозреваемых, например. — И он повесил трубку.

— Ну и дела! — воскликнул Дэвид, который не упустил ни слова из их разговора благодаря подслушивающему устройству. — Ты думаешь, такое возможно? Это означает, что Нетти и Джейн боролись?

— Именно так. Но кто начал первым? И кто оборонялся, Нетти или Джейн?

Но времени на обдумывание этой новости у них не было, поскольку сообщили, что в приемной агентства появились доктор Крук и практикант Шейн. Сара пошла их встречать.

Крук сидел в раскладном инвалидном кресле на колесах, нижнюю часть его лица закрывала прозрачная кислородная маска. Он страшно исхудал и, казалось, уже находился на грани жизни и смерти. За креслом, на котором были укреплены баллон респиратора и несколько капельниц с антибиотиками, стоял Кристиан Шейн. Сара провела гостей к лифту, на котором в подвальное помещение обычно спускали аппаратуру, необходимую Дэвиду для его исследований.

— Не следовало бы вам пускаться в такое путешествие, — сказала она Круку. — Я могла бы сама к вам приехать.

— Нет-нет, — прохрипел он, — здесь нам будет спокойнее. Необходимо выработать план действий — у нас очень мало времени. У меня уже побывала полиция. Нужно ее опередить: вывести Джейн из игры до того, как Донахью выдвинет против нее обвинение.

Слабое хрипение, выходящее из горла Крука, доносилось до окружающих благодаря специальному «ошейнику» со встроенным усилителем. Ларингофонный прибор улавливал шепот, превращая его в достаточно различимые звуки с помощью динамика, укрепленного на подлокотнике кресла. Крук словно состарился на десяток лет, костюм болтался на нем как на вешалке.

— Вы уверены, что у вас хватит сил? — выразила сомнение Сара.

— Черт побери! — возмутился Крук, и даже маска, придававшая ему жалкий вид, не могла скрыть его негодования. — Кто здесь врач — вы или я?

Они устроились в подвале, в лаборатории Дэвида, напротив прозрачной мембраны, защищавшей юношу от губительной для него внешней среды. Кристиан Шейн с трудом скрывал возраставшее с каждой минутой беспокойство.

— Нужно действовать без промедления! — решительно заявил он, не успев даже опуститься в кресло. — Разыскать Джейн раньше, чем это сделают полицейские. Если ее схватят, то заставят заговорить, и она все расскажет… про убийства в горах и остальное. Уж пресса, не, сомневайтесь, своего не упустит! Нас пригвоздят к позорному столбу, станут склонять на все лады, окрестят пособниками дьявола, а уж о коллегии врачей и говорить нечего — она попросту раздавит нас в лепешку.

Практикант сделал паузу, словно обдумывал что-то важное, и сказал уже тише, обращаясь к Саре:

— Джейн завладела вашим оружием, и я не исключаю, что когда на нее нападут полицейские, она откроет по ним огонь. Те ответят… В этом случае появляется шанс, что ее убьют в перестрелке, это все бы упростило.

Крук дернулся в инвалидном кресле.

— Дерьмо! — прохрипел он. — Я всегда знал, Шейн, что ты — ничтожество, но на сей раз ты пытаешься перейти мне дорогу, а этого я не допущу. Не позволю, чтобы Джейн причинили хотя бы малейшее зло! Я не хочу, чтобы она попала за решетку или в дом для умалишенных. Если удастся отыскать Джейн, я сделаю все возможное, чтобы снова поставить ее на ноги.

В голосе, доносившемся из динамика, появились жесткие металлические нотки. Однако вскоре врач был вынужден замолчать, поскольку ему не хватало дыхания.

— Вы слишком много говорите, — предостерег его Шейн. — Если станете продолжать в том же духе, раны откроются, и у вас снова начнется кровохарканье. Довольствуйтесь ролью наблюдателя — вы и без того наделали немало глупостей.

Сара подумала, что врачебная ошибка Крука, выпустившего Джейн из больницы, позволяла Шейну отныне держаться со свои шефом дерзко, даже нагло. Роли переменились, и это было заметно. Разве прежде Шейн позволил бы себе подобное обращение к вышестоящему начальнику?

— Мерзавец! — задыхаясь, проговорил Крук и зашелся в кашле.

Ирландка была того же мнения, но не стала вслух поддерживать Крука, считая, что момент для ссоры выбран неподходящий.

— Чтобы поиск велся более конструктивно, — неожиданно раздался из-за прозрачной стенки голос Дэвида, — предлагаю прослушать все записи с откровениями Джейн и попытаться отыскать в них какую-нибудь нить, с помощью которой мы распутаем весь клубок. У меня уже есть кое-какие соображения. Не уверен в стопроцентном успехе, но мне кажется, что я на правильном пути.

— Какую, черт побери, нить? — взревел Шейн.

— Ясно какую, — вмешалась Сара. — Нетти Догган скорее всего не жила круглый год в хижине на берегу озера. Для нее это было место паломничества: там она впервые увидела Толокина, и с этой встречи началась ее «настоящая жизнь». Наверняка у нее имелся где-то дом или квартира, кто знает? Возле кровати в хижине стояли чемоданы — разве не доказательство, что она откуда-то приехала? Нетти пригласила Джейн в хижину на озере для того, чтобы та, занимавшаяся ее биографией, окунулась в атмосферу, где проходило профессиональное становление киллерши, а вот потом… случилось непредвиденное, они повздорили.

И Сара передала своим собеседникам содержание телефонного разговора с Донахью.

— Кто из двух женщин был зачинщиком? Этого мы не знаем и, возможно, никогда не узнаем. Нетти стреляла в тот момент, когда Джейн вонзила ей в грудь нож? Или Джейн была вынуждена защищаться после того, как Нетти послала в нее первую пулю? Нет ни малейшей зацепки, чтобы ответить на этот вопрос. Поэтому предлагаю ограничиться другой задачей: узнать, где жила Нетти. Патрону Джейн, писателю Джонатану Суорму, наверняка это известно, но вряд ли он захочет поделиться с нами своими источниками информации.

66
{"b":"5046","o":1}