ЛитМир - Электронная Библиотека

На другом конце провода вновь послышались рыдания. От неожиданности Сара сразу вскочила. В голове мелькнула счастливая мысль, что, возможно, ей удастся-таки убедить Джейн в необходимости приехать в агентство.

— Джейн, — как можно мягче начала она, — послушай, все еще можно уладить…

— Никакая это не Джейн! — раздался гневный девичий голосок. — Это я, мама, а ты даже не способна узнать собственную дочь!

У Сары внутри все оборвалось. Мама?

— Санди, — заикаясь, произнесла она. — Это ты, Санди?

— Да, я. А ты, оказывается, забыла, что у тебя есть дочь, — зло ответила девушка. — Каждый раз, когда я пыталась тебе позвонить, ты все время говорила об этой Джейн. Кто она? Приемная дочь? Или, может, подружка? Неужели за время, пока я отсутствовала, ты успела стать лесбиянкой?

— Санди, — едва справляясь с волнением, проговорила Сара, — значит, это ты молча плакала в трубку и ничего не говорила?

— Конечно, я, — неожиданно тоненьким, совсем детским голоском пролепетала девушка. — Мне не удавалось выдавить из себя ни слова. Это было сильнее меня, я не могла ничего сказать.

— Что произошло? — встревожилась Сара. — С тобой что-нибудь случилось? Как тебе помочь?

Санди снова зарыдала. Прошла минута, но она по-прежнему ничего не говорила. Потом неожиданно вновь зазвучал голос обиженной маленькой девочки:

— Это была я.

— Что ты хочешь сказать? — спросила Сара. — О чем ты?

— Там, во французском кафе, — призналась наконец Санди. — Это я в тебя стреляла. Они дали мне пистолет и приказали убить человека, которого я больше всего ненавижу.

— Кто — они?

— Мой гуру — Шанкра. Наша секта решила начать крестовый поход против пособников дьявола. Каждому члену организации велели убить одного самого ненавистного для него человека.

Сара содрогнулась от ужаса. Ей показалось, что она потеряла дар речи.

— Так, значит, это ты напала на нас в кафе, ты стреляла в Джейн?

— Опять эта проклятая Джейн! — воскликнула Санди. — Представления не имею, кто это… Я хотела убить тебя, только тебя, но моя рука так сильно дрожала, что я промазала. Ни одна пуля не попала в цель. А потом я узнала из газет, что ты осталась жива. И сразу… сразу почувствовала облегчение.

— Ну что ж, я очень рада, — вздохнула Сара, стараясь, чтобы девушка не почувствовала горькой иронии, скрытой в этой фразе.

— Шанкра был вне себя от ярости, они меня наказали, но это все ерунда. Главное, я поняла, что не так уж сильно ненавижу тебя. Вот что я собиралась тебе сказать. Пожалуй, все.

— Послушай! — закричала Сара. — Не клади трубку! Я очень хочу с тобой увидеться, я очень…

Но Санди прервала разговор. Сара заплакала, закрыв лицо ладонями, и лишь через некоторое время, когда ей удалось справиться с эмоциями, к ней вернулась способность анализировать ситуацию, которая позволила заглушить разрывавшую сердце боль. Как ни ужасно, но ее профессиональный инстинкт оказался сильнее.

Значит, Санди стреляла в нее, а не в Джейн. Следовательно, вопреки ее твердому убеждению, покушение во французском кафе не имело никакого отношения к ее потерявшей память подзащитной. Никто не шел по следам Джейн и не угрожал ей. Все это было чистой воды выдумкой. Крук оказался прав. Мнимое покушение, совершенное на молодую женщину в больнице, тоже было порождением ее страха, материализацией ее истерии перед лицом смутной угрозы. «Боже, — подумала Сара, — стоило нам колесить по всей Калифорнии, заметая следы и спасаясь от преследователя, которого никогда не существовало!»

Эта свалившаяся как снег на голову новость делала версию Дэвида еще более правдоподобной и вселяла в Сару надежду. Она гнала от себя страшную мысль, что дочь пыталась ее убить, сейчас нельзя было тратить время на размышления. Разумеется, она к этому вернется, но не раньше, чем в деле Джейн Доу будет поставлена точка.

Раздавшийся сигнал внутренней связи вернул ее к реальности.

— Ура! — возвестил Дэвид. — Спускайся, получен ответ консультанта.

Сара встала и неверными шагами направилась к лифту, твердо решив скрыть от Дэвида, что его сестра покушалась на ее жизнь.

Внизу оба врача вплотную приблизились к мембране, изолирующей территорию Дэвида, и не сводили глаз с монитора, на котором появилось изображение настенной фрески: несколько индейцев, танцующих вокруг костра. Один из участников действа, казалось, устремлял свой взгляд прямо на них.

— Вот эта картина, — объяснил Дэвид. — По мнению моего эксперта, это может быть копия картины неизвестного автора девятнадцатого века, названная «Последний галоп Красного Коня».

Красный Конь оказалось именем одного из вождей, умершего перед окончанием индейских войн, когда его племя было согнано в резервацию, на бесплодные земли. Красный Конь обрек себя на голодную смерть, чтобы добиться от властей более плодородных участков земли для своих соплеменников.

— Ради Бога, избавьте нас от экскурсов в историю! — раздраженно заметил Шейн. — Так где находится эта чертова стена с нарисованными краснокожими?

— Дом с изображением Красного Коня стоит на улочке Санта-Каталина-лейн. Возможно, одно из окон квартиры Нетти Догган находится как раз на уровне головы индейского вождя. У вас, таким образом, появляется надежный ориентир.

— Скорее туда! — решительно сказала Сара. — Джейн наверняка уже там или появится с минуты на минуту. Вот только я не уверена, стоит ли вам подвергать себя такому риску, — добавила она, обращаясь к врачам.

— Не волнуйтесь, — заметил Крук своим слабым механическим голосом, — все пройдет нормально, если вы полностью мне доверитесь. Переговоры с Джейн я буду вести один, это очень важно. Посмотрите, какую жалкую картину я собой представляю! Вряд ли у Джейн возникнет мысль, что я ей угрожаю. Неужели у нее хватит духу выстрелить в калеку?

— Не будьте наивны, — возразила Сара. — Не забывайте, что она зарезала мужа, пока тот спал.

— И все-таки я верю, — сказал Крук, — что все пройдет хорошо. Я попрошу, чтобы она отдала мне оружие. Когда она это выполнит, Шейн сделает ей укол. Вы поняли, Шейн? В этом случае все зависит от вашей реакции, здесь я вряд ли смогу помочь, если учесть мое теперешнее состояние.

— Понял, понял, — проговорил практикант, — поберегите силы для той болтовни, которая вам предстоит с вашей пациенткой. Не уверен, правда, что ей захочется выслушивать проповеди. На мой взгляд, самое лучшее было бы сообщить этот адресок полиции. Увидев, что ее собираются брать штурмом, Джейн, вне всяких сомнений, откроет стрельбу, полицейские ответят, и есть шанс, что одна из пуль снова продырявит ей башку. Дело прекратят, и все будет шито-крыто.

— Вы просто мерзавец! — не сдержалась Сара. — Идите впереди и не смейте дотрагиваться до телефона, пока мы не прибудем на место.

ГЛАВА 29

Они пересекли ночной Лос-Анджелес, следуя по пустынным улочкам, где ни в коем случае не следовало показываться мирным прохожим, поскольку в это время суток они целиком и полностью принадлежат бандитам. Сара любила повторять, что на улицах Лос-Анджелеса нужно устанавливать табло наподобие тех, что обычно находятся перед въездом на территорию заповедников, где водятся хищные звери: «Нельзя выходить из автомобиля и открывать окна ни при каких обстоятельствах!»

К счастью, фургон был надежным укрытием. Отправляясь в путь, Сара вооружилась револьвером 38-го калибра, который обычно редко брала с собой, но в ночном Лос-Анджелесе и его убойная сила казалась сомнительной. В этом мире, где двенадцатилетние сопляки нередко были обладателями карабинов и винтовок с оптическим прицелом, перестрелки между бандами подростков, этих малолетних убийц с автоматами, стали привычным делом, после чего оставались трупы мальчишек, которым на вид можно было дать не больше четырнадцати лет.

В автомобиле атмосфера была накалена до предела. Порядочные обыватели редко показывались на улицах ночного Лос-Анджелеса даже на машинах, если же все-таки это происходило, то зона их перемещения была строго ограничена территорией, тщательно контролируемой службами безопасности в тех кварталах, которые еще можно было назвать обитаемыми. Шейн заметно нервничал, что же касается Крука, которого вместе с его инвалидным креслом поместили в задней части фургона, то его свистящее дыхание, казалось, заполнило все пространство; Сара проклинала себя за то, что втравила врачей в эту авантюру. Их способность справиться с ситуацией внушала ей серьезные сомнения. Как бы Крук ни был убежден в своем превосходстве над другими, его самоуверенность в данном случае ничего не решала — однажды он уже стал ее жертвой. Он не понимал, что Джейн, с которой ему предстояло столкнуться лицом к лицу, теперь имела очень мало общего с той свихнувшейся девицей, какую он знавал в больнице, и эта встреча могла обернуться катастрофой.

68
{"b":"5046","o":1}