ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это наш солдатский хлеб, — возвестил он не без хвастовства. — Мука, правда, американская. Не то что наша крупчатка, но все равно лучше, чем опилки, верно, малец?

Здоровенной пятерней он взлохматил Жюльену волосы, и тот едва справился с желанием увернуться. Почему он чувствовал себя таким маленьким и ничтожным в присутствии верзилы капрала?

Во время совместной трапезы Жюльен едва притронулся к пище, зато Клер накинулась на нее, как изголодавшаяся дикарка, и, что особенно не понравилось сыну, охотно смеялась над плоскими шутками Этансона. Когда с едой было покончено, женщина сразу посерьезнела и начала вводить гостя в курс дела, рассказывая о бомбе и заминированном поле то, что знала сама. Сапер покачивал головой, поглаживая кружку с горячим кофе.

— Ситуация непростая, — многозначительно сказал он, — но у меня есть миноискатель на батарейках, и потом, я не безрукий. Позади не одно минное поле! Первым делом нужно попробовать обезвредить бомбу. Если не удастся, то и землей незачем заниматься. Вы-то здорово рисковали, живя здесь. Поступим так: сначала я немного отдохну, а вы пока соберете самое необходимое и уйдете с мальцом подальше. Придется наведаться в домик и посмотреть, что там в брюхе у вашей чертовой кастрюли.

— Это очень опасно? — неуверенно поинтересовалась Клер.

— Такие операции всегда опасны, мадам, — ответил капрал. — Вот почему я стараюсь как следует перекусить перед работой — как знать, может, обед окажется последним! Если эта штуковина взорвется, халупу разнесет на мелкие кусочки по всей округе, что же касается вашего покорного слуги, то можете похоронить мои останки в спичечном коробке. Но не стоит сгущать краски. Если найду взрыватели, то нейтрализую их в два счета и сегодня же ночью вы будете спать, как королева.

— Пожалуйста, поосторожнее, — попросила Клер. — В дом никто не входил со дня смерти свекра. Не исключено, что там все в ужасном состоянии.

Этансон пожал плечами, взял прутик и принялся изображать на песке устройство бомбы, объясняя, как собирается действовать. Жюльен не слушал. Он разглядывал не рисунок, а долговязую фигуру капрала, его румяные щеки, коротко стриженные волосы. Не совсем правильные черты лица — большой нос, огромные уши, крупные зубы — как ни странно, создавали приятное для глаза впечатление общей гармонии. От парня исходило ощущение спокойной силы и великолепной выдержки.

— Сейчас я распакую вещи и немного подремлю, — объявил он. — А вы пока приготовьте, что взять с собой. Лучше спуститься к морю, там вы будете в безопасности, если произойдет взрыв.

Он снял плащ-накидку, оставшись в рубашке и брюках с подтяжками. Больше не уделяя хозяевам никакого внимания, Этансон разобрал багаж и раскинул в стороне от хижины небольшую палатку на одного человека.

В свертке, помимо оружия, находился и его инструмент сапера, состоящий из длинной трубки с ручкой на конце, пары наушников и плоского диска, напоминающего крышку бака для кипячения белья.

— Миноискатель, а точнее — металлоискатель, — пояснил Этансон, перехватив взгляд Жюльена. — Всякий раз, когда под ним оказывается мина, он посылает сигнал. Похуже, чем песенки Трене, но все равно штука полезная.

Вероятно, капрал ждал вопросов, но их не последовало. «Если он считает, что сразил меня наповал своей машиной, то ошибается! — подал мальчик. — У меня тоже был миноискатель, и получше!»

Закончив устанавливать палатку, Этансон разулся и залез внутрь. Вытянув длиннющие ноги, он набил трубку табаком и закурил. Палатка сразу наполнилась плотным голубоватым дымом, что, по-видимому, не создавало ее обитателю никаких неудобств. Довольно скоро трубка погасла и раздался мощный храп. Клер схватила сына за руку и потянула за собой.

— Хватит стоять и таращиться! — возмущенно зашептала она.

— Я не делаю ничего плохого, — запротестовал Жюльен. — К тому же он спит.

— Может, ему и жизни-то осталось — какой-нибудь час, — продолжала женщина шепотом, — неужели он не заслужил уважения? Не грех бы тебе вспомнить, что он идет на смертельный риск из-за нас. Или тебе все безразлично?

У мальчика по спине пробежал холодок. Голос матери изменился до неузнаваемости. Она говорила с ним не как с равным, а как учительница, отчитывающая нерадивого ученика. Пока он соображал, что бы предпринять для срочного восстановления паритета, Клер начала укладывать в чемодан вещи, а те, что не влезали, запихивала в мешок. Громкий храп капрала при менее драматичных обстоятельствах придал бы сцене сборов комическую окраску, но куда там! Создавалось впечатление, что благодаря магии своего ремесла сапер стал в семье главным. В один прекрасный день некий дылда является на велосипеде, и вот уже он у себя дома: пьет кофе, покуривает трубку и дрыхнет, вытянув свои противные ноги, не влезающие в палатку!

Битый час им пришлось ждать, когда он проснется. Мать успела приготовить все необходимое для выживания, с чем отправиться бродить по свету, если дом вместе с хижиной садовника взлетит на воздух. Странно, но Жюльен почти желал такой развязки.

Наконец Пьер Этансон пробудился и с ворчанием на четвереньках выбрался из палатки. Он вел себя так непринужденно, будто впереди у него была вечность. Возможно, его и терзал страх, но он предпочитал этого не показывать. Из металлического портсигара капрал достал две самокрутки и выкурил их одну за другой, потом плеснул в стакан немного водки из фляжки и выпил, проделав все это с ужасающей медлительностью. Клер, праздно сложив на коленях руки, не сводила с него глаз — на верхней губе у нее искрились капельки пота. Закончив процедуру подготовки, капрал вышел из состояния расслабленности. Он гордо распрямил спину, сразу став еще выше.

— Мадам, — обратился он к матери, — самое время вам с мальцом отправиться в безопасное место. Я приступлю к работе, как только вы дойдете до конца дороги. Если не успеете добраться до берега, постарайтесь укрыться за деревьями. Когда разносит бомбу весом в полтонны, остается гигантская воронка, и есть все основания предполагать, что осколки попадут на минное поле, вызвав серию новых взрывов. Землю перевернет до скалистой породы, и плодородный слой будет отравлен на долгие годы. На месте взрыва никогда ничего не растет. Химикалии въедаются в почву, и пиши пропало земледелие!

Этансон провел ладонью по стриженным под машинку волосам.

— Ладно, хватит! — с неожиданной суровостью произнес он. — Нечего петь отходную раньше времени. Давайте отсюда, живо! А я пошел в вашу домину со своим мелким скарбом.

— Дверь заперта… — робко, как школьница, заметила Клер.

— Не велика важность! — успокоил ее капрал. — С замками я справлюсь: у меня с собой все, что нужно.

Клер посмотрела ему в глаза, слова давались ей с трудом.

— Не знаю, что вам и сказать, — тихо проговорила она. — Мне неловко, что из-за нас вы рискуете жизнью.

— Вздор! — прогремело в ответ. — Утешьтесь мыслью, что, не окажись я здесь, занимался бы тем же самым в другом месте. Такая уж работа, и нечего делать из меня героя.

— В любом случае мы вам благодарны, — добавила мать с грустной улыбкой, придавшей ей беззащитный вид.

Заметив, что сын готов повернуться и уйти, Клер схватила его за плечо.

— Ты тоже мог бы поблагодарить капрала! — процедила она сквозь зубы.

— Бросьте! — вмешался Этансон. — Между мужчинами не принято расшаркиваться на прощание, правда, малец?

«Правда то, что я желаю тебе взлететь вместе с проклятой халупой! — захотелось крикнь Жюльену. — Пусть рванет так, что чертям станет тошно!»

Но Клер уже уводила его, бормоча, что ей, мол, за него стыдно. Только он, Жюльен, плевать на это хотел. С тех пор как в доме появился сапер, она держала себя с ним, как с ребенком. Что ж, значит, он и вести себя будет по-детски!

Они пошли по дороге, ведущей к морю, вдоль забора из колючей проволоки. Жюльен с трудом справлялся с желанием все время оборачиваться. Взорвется дом или нет? Его переполняло нездоровое возбуждение: покончить со всем этим, и побыстрее! Ему понравились слова капрала о том, что земля после взрыва станет бесплодной. Чем не идеальный способ окончательно подвести черту под наследием Леурланов? Неродящая, не имеющая никакой ценности земля, вместо дома — яма! Они с матерью начнут жизнь заново, подальше от Морфона-на-Холме и его колдовских штучек. Если бомба проснется, все, ей-богу, устроится к лучшему.

58
{"b":"5049","o":1}