ЛитМир - Электронная Библиотека

– Gesundheit[15].

У прота было не то хорошо развитое чувство юмора, ни то чувства юмора не было вообще – я этого так и не смог понять.

– Спасибо, – сказал он не моргнув. – Фрукты же – совсем другое дело. У нас есть несколько совершенно замечательных, особенно я люблю те, что мы называем йортами, или сахарными сливами. Но нашим фруктам не сравниться с ЗЕМНЫМИ, разнообразие которых обусловлено необычайным разнообразием климата. Подводя итог, скажу: если проголодались, мы берем вымоченное – обычно во фруктовом соке – зерно, садимся, облокотившись на дерево балнок, и принимаемся за еду.

– А овощи?

– А что овощи?

– У вас есть овощи?

– О, конечно. Подремав еще немного, мы скорее всего примемся за пучок кри или лика.

– А мясо? Рыба? Продукты моря?

– Ни мяса, ни рыбы, ни продуктов моря, ни моря.

– И никаких животных?

Прот постучал очками по ручке кресла.

– Послушайте, джин, я ведь уже вам рассказал об апах и мотах, помните?

– А как насчет свиней, коров и овец?

Прот глубоко вздохнул.

– Как я уже указал в нашей второй беседе, у нас на КА-ПЭКСе нет никаких «одомашненных» существ, но есть дикие свиньи, дикие коровы и дикие овцы…

– Дикие коровы?!

– Ну, мы их называем рулями, но они очень похожи на ваших коров, такие же большие, неуклюжие и безмятежные. Вы когда-нибудь замечали, что крупные существа на ЗЕМЛЕ – ваши слоны, жирафы, киты – очень кроткие, даже когда с ними плохо обращаются?

– Так получается, что на вашей планете вы в основном едите и спите?

– Пожалуй, я должен кое-что пояснить. Я сказал вам, что мы спим, когда испытываем в этом потребность, и вы, наверное, сразу представили кровать, стоящую в спальне в доме вроде вашего. Оши-и-ибка! На КА-ПЭКСе это совсем не так. Видите ли, погода у нас очень надежная. Каждый день она одна и та же. У нас обычно тепло, и совершенно нет дождей. И повсюду находятся помещения, где хранится кухонная утварь и всякое такое, и каждый, кто проходит мимо, может этим всем пользоваться. Там же хранятся еда, коврики, музыкальные инструменты и многое другое, но кроватей там нет. Чаще всего…

– А кому принадлежат эти помещения?

– На КА-ПЭКСе никому ничего не «принадлежит».

– Продолжайте.

– Чаще всего мы спим не в доме, а на улице – если не считать того, что у нас нет улиц, – каждый раз спим час-другой, не более, и, конечно, в таком месте, где на нас не наступит ап. Между прочим, – перебил он сам себя и снова выпрямился, – так как на нашей ПЛАНЕТЕ, как и на большинстве других, никто не стремится к сексуальному контакту, мужчины и женщины свободно общаются друг с другом, не боясь обмана и вероломства. Случается, ляжешь поспать и окажешься рядом с существом противоположного пола, и совершенно не нужно волноваться, что об этом подумает ее муж, или его жена, или кто еще, узнавший про это, и не чувствуешь никакого смущения или неловкости, при том что мы обычно ходим полуодетыми или вообще голыми. Сексуальным «аппаратам» на КА-ПЭКСе никто особого значения не придает, поскольку их всего-то два типа; так что, как вы сами знаете, если ты уже видел оба, считай, ты видел их все.

Прот откинулся на спинку кресла и снова прикрыл глаза, явно получая удовольствие от своего описания.

– Итак, мы проснулись, что-то поели, помочились, поковыряли в зубах, и что же мы делаем потом? Ну, то, что необходимо делать. Замачиваем зерно для следующей еды, моем свои миски, чиним то, что требует починки. Или делаем то, что захочется! Одни предпочитают изучать небеса, другие листву деревьев, или нелепые повадки апов, или поведение кормов и хомов, или играть на музыкальных инструментах, или писать картины, или ваять скульптуры. Я, когда не путешествую, обычно провожу много времени в библиотеках, где в любое время цикла полным-полно наших существ.

– Расскажите мне побольше о ваших библиотеках.

– В них, разумеется, есть некоторые книги, правда, они очень старые, но в них есть кое-что и получше. Попробую вам это описать. – Прот снова закатил глаза и принялся постукивать пальцами, на этот раз еще быстрее. – Представьте себе компьютер с монитором, на который проектируются трехмерные образы, способные чувствовать все. Теперь предположим, вас интересуют полеты на воздушных шарах. Скажем, вам хотелось бы знать, как управляли воздушным шаром сто миллионов циклов назад, еще до того, как мы научились летать со светом. Включаете компьютер, печатаете инструкции – и на тебе! Вы уже в старинной гондоле над выбранной вами местностью и на заданной вами высоте, летите в том самом направлении и с той самой скоростью ветра, которые были в выбранный вами день. Ваши руки сжимают канаты, ваше лицо освещено солнцами! Вдыхаете запах деревьев, что у вас под ногами! Внемлете пению древних кормов, усевшихся на верхушку шара или присоседившихся к вам в гондоле! Вкушаете орехи и фрукты, заготовленные для путешествия! Все, что вы видите под собой, в точности такое, как было в те времена. Вы словно полностью перенеслись в ту эпоху!

Прот весь дрожал от возбуждения.

– А что случится, если вы выпадете из гондолы?

Прот в который раз раскрыл свои сияющие глаза.

Пальцы его застыли.

– Подобный вопрос мог задать только человек! И ответ на него таков: ничего! Вы окажетесь снова в библиотеке, готовый к новым приключениям.

– А какие еще приключения возможны у вас?

– Напряги свое воображение, док. Можно испытать все, что случилось на КА-ПЭКСе за последние несколько миллионов лет, в трех измерениях, используя все органы чувств. Если хочется, можно воспроизвести свое собственное рождение. Или заново пережить часть своей жизни. Или жизни кого-то другого.

– Эти голограммы – они у вас есть и с других планет? Вы и с Земли что-нибудь возьмете?

– Путешествия на другие ПЛАНЕТЫ пока для нас новшество. Мы этим занимались только несколько сотен тысяч ваших лет, в основном это были поисковые экспедиции, так что в этой области наши библиотеки еще не располагают достаточной информацией. Что же касается ЗЕМЛИ – по-моему, это очень интересное место, и в своем докладе я так и укажу. Но захочет ли кто-то ввести все параметры… – Прот пожал плечами и потянулся за манго. – И это только начало! – воскликнул он, шумно чавкая. – Предположим, вас интересует геология. Напечатайте инструкцию, и мгновенно перед вами образец любого минерала, любой руды, драгоценного камня, шлака или метеорита с приложенным к нему названием, химическим составом и плотностью, доставленный из любого указанного вами источника. Вы можете взять его в руки, потрогать, понюхать. То же самое относится к флоре и фауне, любому их семейству, любым их видам. Наука. Медицина. История. Искусство. Вы любите оперу, nicht wahr[16]? За считанные секунды вы сможете выбрать любые оперы, которые вам хотелось бы услышать или увидеть, из списков всех когда-либо написанных или поставленных на КА-ПЭКСе или некоторых других ПЛАНЕТАХ опер. Списки эти составлены по названиям, темам, месту действия, виду голосов, – именам композиторов и исполнителей, и т. д. и т. д., и все это с перекрестными ссылками. Если бы у вас было такое на ЗЕМЛЕ, вы могли бы сами участвовать в представлении, подпевая Понсель[17] или Карузо! Здорово?

Я не мог не согласиться.

– А можете поплыть вместе с Колумбом, или подписать Великую хартию вольностей, или участвовать в Инди-500[18], или кинуть бейсбольный мяч Бейбу Руту[19] – выбирай что хочешь. Проведя время в библиотеке, – продолжал прот, теперь уже более спокойным тоном, – я скорее всего пойду погулять в лес, а может, присяду или прилягу где-нибудь. Это приятнее всего. – Прот смолк, глубоко задумавшись, а потом снова заговорил: – Несколько месяцев назад, в алабаме, я присел возле пруда. Было необыкновенно спокойно: тишина, ни дуновения ветерка, лишь изредка плеснет рыба, квакнет лягушка или какие-нибудь водные жучки поднимут легкую рябь на воде. Вам когда-либо довелось такое испытать? Это замечательно. На КА-ПЭКСе нет прудов, но ощущения те же.

вернуться

15

На здоровье (нем.)

вернуться

16

Не правда ли? (нем.)

вернуться

17

Понсель, Роза (р. 1897) – американская артистка оперы, родившаяся в семье итальянских иммигрантов, одна из самых утонченных оперных певиц XX века.

вернуться

18

Ежегодные автомобильные гонки

вернуться

19

Бейб, Рут (1885–1948) – известнейший в США бейсболист нью-йоркской команды «Янки»

14
{"b":"5050","o":1}