ЛитМир - Электронная Библиотека

– Уверяю вас, что…

– Знаю. Но в данный момент все мы должны казаться веселыми, жизнерадостными; знаете, Филипп нашел с ней правильный тон. Он никогда не принимает ее всерьез. Я прекрасно вижу, как это ее раздражает… Но и заставляет выползать из раковины.

– А я, по-вашему, я слишком замкнулся в своей?

– Думаю, да. Вы взвешиваете каждое слово, мой бедный друг. Возможно, для деловых отношений это необходимо, но вот для любовных…

Они вошли в дом, и Мари-Анн отослала его на второй этаж.

– Вы поселитесь рядышком с Зиной, – смеясь, сообщила она. – Чего бы вы хотели выпить?

– Просто фруктового соку.

– Сию минутку.

Лоб раскрыл чемодан, переоделся. Из его окна открылся превосходный вид: сельский пейзаж, небольшая долина, а на горизонте серо-голубые вершины, с которых шел спуск к невидимому отсюда морю. Чуть правее расположилась ферма в окружении деревьев незнакомой ему породы. Названия деревьев, птиц и цветов он так и не освоил. На фермерском дворе он разглядел цыплят, на крыше пристройки – голубей, важно расхаживающих по солнечной стороне, а чуть поодаль, на лужайке, образующей загон, – корову, жующую траву. «Особого веселья ждать не приходится», – подумалось Лобу.

Он уже собрался прикрыть ставни, когда увидел Зину, выходившую с фермы с толстухой, которая несла корзинку. Несмотря на приличное расстояние, он угадал, что Зина смеется, чем был шокирован, как если бы девушка что-то от него утаила. Он потянул на себя створки и спустился в гостиную, где его уже ждала Мари-Анн.

– Зина на ферме?

– Да. Она ежедневно ходит туда за молоком. Для нее это одно удовольствие.

– Настолько ей мила деревня?

Мари-Анн рассмеялась и протянула Лобу стакан.

– Позже, – сказала она, – если захотите ее удержать, купите ей клочок земли в окрестностях Женевы. Она вольнолюбивый зверек, эта Зина. Вам придется относиться к ней снисходительно, господин Лоб. И смириться с мыслью, что эта женщина никогда не будет принадлежать вам целиком и полностью.

Лоб выпил свой стакан залпом.

Глава 7

– Я подзадержался… – сказал Нелли. – Славный парень этот Мендель. Я имею в виду автомеханика со станции обслуживания. Но до чего же болтлив!… Я тоже не отказался бы чего-нибудь выпить… А куда вы подевали Зину?

– Она еще не вернулась с фермы, – ответила Мари-Анн. – И не знает о приезде мсье Лоба.

– Ну что ж, пошли-ка ей навстречу, – решил Нелли. – Выпью, когда вернусь. Вы идете, Лоб? Снимите пиджак – на дворе жарища.

Спустившись с каменистого склона, они потеряли из виду строения фермы. Нелли остановился, чтобы набить трубку.

– Я вам еще не говорил, что подверг Зину тестированию, выражаясь языком Мари-Анн?

– Нет.

– Так вот, дорогой мой, она меня ошеломила. Зина наделена исключительной способностью различать ароматы. Думаю, что я наконец напал на человека, обладающего «умным носом»… Причем она не только чутко реагирует на запахи, но и инстинктивно отличает, к какой категории клиентов адресуется тот или иной аромат. Разумеется, ей нужно еще подучиться, но это дело наживное. В конце месяца я отвезу ее в Ниццу, и пожалуйте – каждое утро занятия в лаборатории. Так что премного обязан вам за такую находку.

– Но, – возразил Лоб, – еще понравятся ли ей подобные занятия?

Нелли отмел такую заботу жестом руки.

– А я у нее и не спрашивал.

По мере того как они взбирались по склону, справа им открывалась ферма.

– Наше владение, – с шутливым пафосом провозгласил Нелли. – Само собой, оно обходится нам в копеечку. Не хватает воды. Мари-Анн пригласила специалистов… Они бурили направо и налево, и все впустую. Не считая того места, внизу, где вы видите быка… Там обнаружен подземный водоносный пласт, достаточный для поддержания жизни двух лужаек, однако недостаточный для утоления жажды стада, хотя бы маленького… Но уж если Мари-Анн что-нибудь втемяшится в голову…

Лоб слушал его вполуха. Он не спускал глаз с Зины, выходившей из овина следом за фермершей. Она несла корзинку – похоже, тяжелую – и пошла по дороге, пролегающей по кромке луга, оставаясь под сенью деревьев.

– Окольный путь нерадивых школьников, – сострил Нелли.

Он сошел с дорожки и зашагал напрямик.

– Мы подойдем к Зине сзади, – сказал он, – и пропоем арию из «Кармен». Она придет в восторг. Вы любите петь?.. Лично я обожаю оперу. И чем она глупее, тем, по мне, лучше.

Бык приблизился к изгороди и грузно затопал параллельно Зине, которая продолжала идти в тени. До них доносилось его могучее пыхтенье. Отгоняя мух, он мотал массивной головой, и время от времени его белые рога блистали на солнце. Желая поменять руку, Зина поставила корзинку на землю. Бык замер на месте, упираясь боками в железную сетку ограды; с его морды свисала густая пена. Когда Зина снова пустилась в путь, бык тоже двинулся вперед, задевая колья и сотрясая их на ходу.

– А он не опасен? – поинтересовался Лоб.

– В зависимости от обстоятельств, – пояснил Нелли. – Сегодня он ощущает приближение грозы. Но загородка прочная. Бояться нечего.

– Сколько же весит примерно такое животное?

– Около тонны. И стоит так же дорого, как автомобиль.

Зина прибавила шагу. Бык тоже зашагал быстрее, и до обоих мужчин донеслись глухие удары копыт по пересохшей земле.

– Боже мой! – вскричал Нелли. – Засов! Ворота! В ту же секунду Лоб тоже увидел, что засов отодвинут. Еще пару минут – и Зина вплотную столкнется с быком. Сложив перед ртом ладони рупором, Нелли зычным голосом окликнул девушку:

– Зина!

Та обернулась.

– Задержите ее! – распорядился Нелли. – И главное, без озабоченного лица, а я пройду за вами и запру ворота.

Они ринулись вперед с радостным видом, замахали руками. Наклонив рога, бык сердито бил копытом о землю. Лоб догнал Зину первым. Он выдавил из себя улыбку.

– Я вас повсюду искал, – сказал он слегка дрожащим голосом.

Стараясь выглядеть как ни в чем не бывало, Нелли продвигался вдоль ограды позади Зины. Бык снова пошел своим путем, и Лоб с тревогой задавался вопросом, а успеет ли Нелли подойти к воротам раньше животного. Укрыться совершенно негде. Залитое солнцем плоскогорье открывалось взору, как цирковая арена. Ферма находилась слишком далеко отсюда.

– Вы выглядите замечательно, – продолжал Лоб.

Он говорил, что приходило ему на ум, а сам следил поверх Зининого плеча за Нелли, который припустился бегом.

– Да? Я немного устала… Загородный воздух пошел мне на пользу.

Зина ни о чем и не подозревала. Она протянула корзину Лобу.

– Осторожно, – предостерегла она. – Тут яйца.

Нелли добежал до ворот. Засов никак не удавалось закрыть, потому что ворота застряли в земле. Бык приближался к ним, и Лоб утратил дар речи. Зина оглянулась как раз в тот момент, когда Нелли протаскивал брус через железное кольцо запора. Бык с ревом удивленно остановился.

– Что это он там выделывает? – пробормотала Зина.

Но Нелли уже направлялся к ним, держа руки в карманах.

– Я хотел проверить этот запор, – спокойно сказал он. – Самый неподходящий момент выпустить птичку из клетки. Просто не знаю, что с ним сегодня творится.

Все трое рассмеялись. Лоб промокнул лицо платком и слегка сжал плечо Нелли. Они вернулись на тропинку, ведущую к хутору. Лоб неоднократно оглядывался. Бык миролюбиво чесал шею о ствол дерева, сотрясая листву.

Нелли непринужденно болтал. А Лоб, обмениваясь с ним скупыми замечаниями, задавался вопросом: случайность ли это? Простая забывчивость фермера или же нечто иное? Еще немножко – и Нелли стал бы жертвой. Точно так же, как до этого сопровождающая, которая погибла в автокатастрофе вместо Зины. Но разве и сам он чуть было не наступил на гадюку? Разве Мари-Анн не маневрировала машиной без тормозов?.. Вокруг Зины как бы образовалось некое поле, таящее опасность. Картина складывалась впечатляющая.

– Похоже, вы в дурном настроении? – заметила Зина.

– Что вы! – запротестовал Лоб. – Напротив, я рад и счастлив. Мсье Нелли сказал мне…

17
{"b":"5058","o":1}