ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Самый желанный мужчина
На Туманном Альбионе
Октябрь
Детский мир
Стокгольм delete
Девушка в тумане
Думаю, как все закончить
Наемник
Стеклянная ловушка

— Ну что вы, друг мой… — встревоженно заговорил доктор.

— Я понимаю, что это абсурд. Но с этой картиной связано столько загадок!

— Это просто совпадение! — убеждал Руайера доктор.

— А вот я вас понимаю, — вдруг заявил мэтр Робьон. — Вполне естественно, что такая мысль родилась в вашем воображении. Заметьте, я не говорю «пришла в голову»; тут есть нюанс. Эта картина явно оказывает нездоровое влияние на впечатлительных людей, заставляя их совершать абсурдные поступки. Скажите, вы не подозреваете своих слуг?

— Ни в коем случае! Бенуа и Леонард служат у меня более двадцати лет. Они так мне преданы, что остались со мной, даже когда я отошел от дел…

Сесиль же была рекомендована мне одним другом из Клемон-Феррана. Она сама честность. Я отвечаю за этих людей, как за самого себя.

— Тогда все это действительно странно, — тихо сказал адвокат. — Если ваши слуги вне подозрений, а это, видимо, так и есть, — значит, преступник должен был прийти с улицы.

— Влезть в дом, только чтобы испортить картину? — Руайер покачал головой. — Не вижу в этом смысла.

А Человек с кинжалом? Слушая разговор, он молча улыбался под своей маской. Без Козыря исподтишка наблюдал за ним. Руайер был прав: кружево, скрывавшее лицо Человека с кинжалом, слегка покачивалось, глаза смеялись. Кто-кто, а он-то знал, что здесь произошло. Без Козыря не стал прислушиваться к разговору взрослых. Он пытался выдержать взгляд Человека с кинжалом, а это была тяжелая задача. Через несколько секунд становилось страшно и хотелось подвигаться, чтобы не окаменеть под воздействием этого гипнотического взгляда.

Без Козыря подошел поближе, чтобы рассмотреть картину. За его спиной хозяин показывал гостям свои сокровища.

— Здесь вы видите пару ваз в стиле Медичи. Они были сделаны в 1830 году на фарфоровых заводах Санкт-Петербурга и подарены царем Николаем I герцогу Мортмару. А вот это столик менялы эпохи Людовика XIV, выполненный в стиле Булля…

Вблизи картина потеряла все свое очарование. Слишком сильно выделялись мазки, лицо Человека с кинжалом стало одутловатым, тыльная сторона руки оказалась неестественно белой, а голубые глаза утратили живость.

— Тут у меня неплохая работа Кислинга, хотя лично я предпочитаю ей вот этого Дега… Обратите внимание на маленького Клодьона. Этот бюст изображает мадам Руайяль в детстве.

Без Козыря медленно отступил назад. На расстоянии двух метров полотно начало оживать, а еще через шаг стало прежним. По мере удаления от нее к картине возвращались ее дерзость и тайный жар. Значит, исходящая от полотна мощная сила призвана была держать зрителей на почтительном расстоянии. Без Козыря понял, что рассматривал картину с недостаточным уважением, чем оскорбил Человека с кинжалом. «Учти, я пойду еще дальше, — подумал он, — я засниму тебя на пленку. Пусть это послужит тебе уроком!» И мальчик присоединился к остальным, которые в этот момент выходили из комнаты. Но прежде чем уйти, он еще раз обернулся. Человек с кинжалом провожал его взглядом.

ТРЕВОЖНОЕ ПОСЛАНИЕ

Руайер привел своих гостей в беседку, куда Сесиль уже подала прохладительные напитки.

— В вашей коллекции есть прекрасные вещи, — заметил мэтр Робьон.

— Вы еще не все видели. На втором этаже, например, находится ценная мебель — в частности, круглый столик золоченой бронзы с чудесным подносом из порфира, опирающимся на сложенные руки трех египтянок.

Без Козыря отстал от взрослых на несколько шагов. Из всей коллекции Руайера в памяти у него остался только портрет незнакомца в маске; он напомнил ему Фантомаса, темным облаком летящего над Парижем. В этой картине было что-то магическое. Художник сумел передать на полотне самые потаенные, самые темные мысли своего героя. Что означают морщины на его лбу: раздражение, заботу или страдание? Не зреют ли в этом мозгу новые кровавые планы? Излил ли этот человек свою желчь или замышляет новое преступление? И что может значить разрезанное полотно? Может, это предупреждение?..

Без Козыря не разделял мнение своего отца. Он чувствовал, что виновник преступления — Человек с кинжалом. Как это могло произойти? У Франсуа уже было готово объяснение — реальное, но в то же время достаточно романтическое. Сесиль была загипнотизирована! В самом деле, разве эти блестящие глаза не могли погрузить человека в гипнотический сон, заставить делать самые невероятные вещи? Без Козыря и сам уже ощутил на себе непреодолимую силу взгляда Человека с кинжалом, а что было бы, если бы он еще глубже погрузился в созерцание портрета?.. А ведь Сесиль каждый день вытирала пыль в гостиной; она постоянно подвергалась мистическому воздействию портрета, мало-помалу поддаваясь его пагубному влиянию… И вот в один прекрасный день ее сопротивление было сломлено — она разрезала картину.

Может, эта версия и была притянута за уши, зато она разом объясняла все происшедшее. Никто не входил в дом, никто из него не выходил, а Сесиль, сама того не ведая, стала послушным орудием Человека с кинжалом.

Еще два года назад такое объяснение, может, и удовлетворило бы Франсуа. Но теперь он уже больше не ребенок — ну, разве что в те моменты, когда демон игры толкает его под локоть… Однако, если рассуждать хладнокровно, гипотеза о картине, выступающей в качестве гипнотизера, критики не выдерживала. В общем, не стоит пока ни с кем делиться этой мыслью.

В беседке стояла приятная прохлада. Без Козыря вошел туда и взял предложенный ему сок.

— Понимаете, что меня смущает? — говорил Руайер. — Сколько я ни анализирую эту проблему, сколько ни кручу ее так и сяк, а решения найти не могу. Бог с ним, с этим Февром, все равно он никакой ценности не представляет. Но что, если завтра настанет очередь Дега?..

— Я думаю, это не повторится, если вы примете надлежащие меры, проговорил мэтр Робьон. — Надо только покрепче закрывать окна и двери…

— К несчастью, — вздохнул Руайер, — преступник может находиться в доме!

— Можно я поснимаю? — спросил Без Козыря, которому вдруг захотелось еще раз увидеть Человека с кинжалом. — Я хотел бы снять фасад и, если вы позволите, гостиную.

— Разумеется, мой мальчик, — улыбнулся Руайер. — Будьте как дома. — Он наклонился к адвокату и прошептал:

— Моему сыну было бы столько же лет.

А Без Козыря был уже далеко. Он пробежал вдоль хозяйственных построек, заметив в сарае легкий экипаж, так тщательно начищенный, что казался новым. Что за странная фантазия совершать прогулки в этом старинном экипаже, когда можно купить новый автомобиль с откидным верхом — «феррари», «мерседес» или «лам бор джини»? Правда, доктор что-то об этом говорил… Когда он, Без Козыря, вырастет и станет знаменитым, как отец, он купит себе «порше» — настоящую спортивную «порше»… Мальчик заметил Сесильона чистила овощи на кухне, а Бенуа и Леонард болтали, стоя возле легкого грузовичка перед гаражом. Бенуа был так похож на киношного метрдотеля, что Без Козыря даже прыснул. Ускорив шаг, он вышел к фасаду.

Здесь ему и правда захотелось воспользоваться камерой. Мальчик вынул ее из чехла, настроил, как было написано в инструкции, прикинул расстояние и выбрал интересный ракурс. Мотор! Мальчик вообразил себя известным кинорежиссером, снимающим приключенческий фильм под названием «Человек с кинжалом». Стоп! Жужжание камеры прекратилось. «Хорошо, теперь общий план, а потом крупным планом вход в замок. Буду подниматься по ступенькам и все время снимать. Человек с кинжалом слышит мои приближающиеся шаги… Я уже вхожу в дверь холла… Стоп! Здесь освещение более слабое, надо перенастроить камеру. Готово. Я уже в столовой. Прохожу ее. Как раз напротив меня — дверь в гостиную. Он прислушивается. Он смотрит в мою сторону… Ну, что я говорил! Он смотрит на меня, но теперь, ему не до усмешек. Он видит эту странную штуку, похожую на пистолет, которая нацелена на него. Его кинжал хорошо режет холсты, но здесь он ему не поможет. Он пытается запугать меня, но, несмотря на маску, я вижу, что ему самому страшно. Что, старик, думал, что всегда сможешь наносить удары, а сам оставаться в безопасности на своем полотне? Нет! Мне достаточно только нажать кнопку, и — гоп! — ты уже у меня на пленке. Ты стал моим пленником. Теперь ты мой! Теперь ты будешь задирать нос для меня, по моему приказанию, когда мне захочется позабавиться… Что, не нравится? Ты в ярости? Не любишь, когда тебя похищают? Очень жаль, но у Без Козыря есть на этот раз один козырь камера, и в ней моя сила. Вот сейчас увидишь… Я кладу камеру на стол, нажимаю кнопку вот здесь, сбоку, и встаю рядом с тобой. Мы будем на пленке вместе… Внимание! Не моргай… Готово! Все в порядке. Без Козыря заснят со своим приятелем, можно сказать, рука об руку. Ну что, тебе уже не хочется смеяться? Ты сердишься на меня? Ну полно, я закончил».

4
{"b":"5060","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Правила жизни Брюса Ли. Слова мудрости на каждый день
Смертельно опасный выбор. Чем борьба с прививками грозит нам всем
Черная башня
Ответное желание
Принц инкогнито
Теория везения. Практическое пособие по повышению вашей удачливости
Война 2020. На южном фланге
«Черта оседлости» и русская революция
Сфинкс. Тайна девяти