ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Звездное небо Даркана
Империя бурь
Аюрведа. Пищеварительный огонь – энергия жизни, счастья и молодости
Дерзкий рейд
Вторая половина Королевы
Ее заветное желание
Валериан и Город Тысячи Планет
Среди тысячи лиц
Дневник моей памяти

– Эллин, – прошептал он. – Вы не спите? Эллин!

Должно быть, она стояла рядом с дверью, поскольку ответила сразу:

– Кто там?

– Маккарри, – ответил Джеймс и вновь чуть не выругался: надо же, чуть было не назвал свое имя! Это было бы катастрофой, ведь Дункан уже один раз назвал его Джеймсом! Да, похоже, они с кузеном не умеют врать.

Эллин открыла дверь. В глазах ее плескался страх. Переведя взгляд с Джеймса на Неда, она задохнулась:

– Он...

– Он жив, – успокоил ее Джеймс, – но кто-то пытался его убить. Помогите мне затащить его в комнату.

Эллин без слов подчинилась, после чего поспешно захлопнула дверь и задвинула щеколду. Склонившись над юношей, Джеймс принялся ощупывать его голову, чтобы отыскать рану. Нед застонал и замахал руками. Джеймс невесело усмехнулся. Раз стонет – значит, будет жить.

Эллин высекла огонь, зажгла свечу, и тут на кровати зашевелилась Бритта. Не обращая на нее внимания, Эллин подошла к раненому, опустилась перед ним на колени и с тревогой оглядела его голову. Нащупав рану, Джеймс бросил взгляд на Эллин.

– У вас есть чистая тряпица, детка? – тихо спросил он. Вскочив, Эллин бросилась к сундучку и принялась рыться в его содержимом.

– Он будет жить? – спросила она.

– Думаю, да, но голова у него долго будет болеть.

Эллин протянула ему белый кусок ткани, и Джеймс прижал ее к ране.

– Вы что-нибудь слышали? – спросил он Эллин. Он не сомневался, что она заявит, будто крепко спала, когда на Неда было совершено нападение, однако она сдержанно кивнула и прошептала:

– Да. За дверью кто-то был. Он хотел, чтобы я ее открыла. Называл меня «мисс Грэм» и говорил, что чего-то боится. А потом пытался открыть дверь.

В этот момент Бритта соскочила с постели и бросилась к раненому. Опустившись перед ним на колени, она дрожащим голосом спросила:

– Мисс Эллин, что случилось? Что с Недом?

Поднявшись, Джеймс протянул ей бинт.

– Его ранили. Приложи это к ране и держи, но Неда старайся не шевелить. – И, взяв Эллин за руку, он отвел ее в сторону. – Расскажите мне еще раз все, и подробно, – попросил он, не отпуская ее руки. Эллин так дрожала, что он испугался, как бы она не грохнулась в обморок.

Он молча выслушал ее рассказ, но внутри у него все клокотало от злости, и, притянув Эллин к себе, он обнял ее и крепко прижал к груди.

– Я не дам вас в обиду, детка, – пообещал он. – Клянусь, вас никто никогда не обидит.

Эллин слышала, как бьется его сердце, чувствовала тепло его щеки.

– Не бойтесь, Эллин, вас никто не обидит, – повторил Джеймс.

Эллин не знала, сколько времени они так стояли: она – прижавшись головой к его груди, он – гладя ее по волосам. Наконец она перестала дрожать, и только теперь осознала, что он ее обнимает. От него веяло спокойствием, уверенностью и силой. Эллин чувствовала прикосновение его груди, каждый вдох, который он делал, и ощущала, как тело его реагирует на прикосновение к ней.

Наконец Маккарри разжал объятия, и Эллин, глубоко вздохнув, отстранилась и покосилась на него со смущенной улыбкой. На щеках шотландца горели красные пятна. Опустив руки, он отступил.

– Благодарю вас, – произнесла Эллин, смахивая с лица упавшие легкие пряди. Он кивнул и проследил за ее взглядом: Эллин смотрела на Неда.

Бритта робко ей улыбнулась.

– Он очнулся, – прошептала она.

Эллин с Маккарри склонились над юношей, стараясь его не тревожить.

– Нед, – позвала его Эллин, – как ты себя чувствуешь? Он перевел на нее мутный взгляд и нахмурился:

– Ужасно.

– Твои волосы спасли тебе жизнь.

Губы Неда дрогнули в улыбке.

– Мама говорила, что когда-нибудь я скажу спасибо за то, что у меня такие волосы.

– Ты не спал? – спросил Маккарри. – Видел их?

Нед энергично закивал, но вдруг лицо его исказилось от боли, и он, приложив руку к голове, ответил со стоном:

– Их было двое, сэр. Они подошли ко мне с разных концов коридора.

– Двое? – спросил Маккарри, и в голосе его прозвучали суровые нотки. – Ты их узнал?

Нед кивнул:

– Блондин, который напал на нас на дороге, а другой – шотландский горец, сэр. Он был одет как вы, но плед темно-коричневый. А на шапке у него была приколота веточка можжевельника.

– Можжевельника? – удивился Маккарри. – Ты уверен, что именно можжевельника?

Нед кивнул:

– Да.

Сев на корточки, Маккарри нахмурился.

– Вы его знаете? – спросила Эллин.

– Вполне вероятно. Если к его шапке приколота веточка можжевельника, то это Маклауд. А единственные Маклауды, которые желают Данди зла, – это Маклауды из Эссинта. Если я прав, этот Маклауд – враг и мой, и вашего кузена.

– Почему?

– Маккарри и Маклауды из Эссинта стали врагами с тех пор, как Нейл Маклауд предал Джеймса Грэма Монтроуза, а случилось это еще при жизни вашего дедушки. Если второй из нападавших был из Эссинта, он – враг Грэмов. Всех до единого. И мой тоже. В этом мы с вами схожи. – Он наклонился и внимательно взглянул на нее. – Значит, вас преследуют человек из клана Маклаудов и блондин. Но почему? Эллин, вы должны рассказать мне, зачем вы сюда приехали.

Однако Эллин отказалась это сделать, мотивируя свой отказ тем, что она должна сначала поговорить со своим кузеном. Маккарри рассердился, но все же остаток ночи провел в ее комнате, помогая ей ухаживать за Недом. Иногда, в свободную минуту, они сидели вместе у камина, перебрасываясь время от времени короткими фразами.

Когда он облокотился о спинку кресла и закрыл глаза, она позволила себе откровенно разглядывать его. Пламя камина отбрасывало на его щеки причудливые тени, черные волосы поблескивали в свете огня. И вообще Маккарри показался ей весьма привлекательным. Она раздраженно отвернулась: надо же такое придумать! Она должна испытывать к нему только благодарность, и не более того.

Когда первые серые лучи рассвета проникли в комнату, Джеймс вышел за дверь, дождался, когда Эллин с Бриттой приведут себя в порядок, после чего вместе с Эллин спустился по ступенькам лестницы в зал так, словно они проделывали это каждое утро. И внезапно Эллин пришло в голову, что она просто доверчивая дурочка.

Как можно доверять незнакомому человеку? Пусть поведение этого типа выше всяких похвал, пусть он демонстрирует ей свою доброту и участие, он все равно остается незнакомцем. Причем незнакомцем, который не торопится распахнуть перед ней душу. Но ведь и она делает то же самое...

Оставив женщин у длинного стола в зале, Маккарри направился к мужчинам. Поздоровавшись, он поговорил с ними, посмеялся чему-то, держась раскованно и непринужденно. Эллин заметила, что к нему относились с уважением; мужчины, к которым он обращался, обернулись и посмотрели на нее, из чего Эллин сделала однозначный вывод: они говорили о ней. Через некоторое время Маккарри скрылся в толпе мужчин.

Эллин сидела рядом с Бриттой и Недом, который был очень бледен, и наблюдала за вождями кланов: они перебрасывались шутками и смеялись. Было заметно, что они пребывают в отличном настроении, а вот шотландские горцы почему-то нервничали. Дункан сидел рядом с Эллин, он в то утро вообще не отходил от нее ни на шаг. Эллин не спрашивала почему, она и так знала: Маккарри попросил его об этом.

– Эллин? – послышался мужской голос.

Эллин обернулась. За ее спиной стоял Маккарри и пристально на нее смотрел. Он успел побриться, и теперь стали видны впалые щеки, прежде скрытые щетиной, и четко очерченный подбородок. Волосы были аккуратно причесаны, и пахло от него душистым мылом. Оказалось, что у него красивые, четко очерченные губы, полные, чувственные и в то же время очень мужские.

Необыкновенно красив, не в первый раз подумала Эллин, пока разглядывала его, – и была недалека от истины: чистая белая рубашка, синяя туника с белой шелковой отделкой, крупная брошь, усыпанная драгоценными камнями, которая закрепляла на плече тартан[1] в синюю и зеленую клетку, и клетчатый килт[2] тех же цветов. В общем, Маккарри производил впечатление человека богатого и облеченного властью. Он, как и большинство шотландских горцев, был вооружен, даже здесь, в зале, он не пожелал расстаться с оружием! – за пояс был заткнут пистолет, а на боку висела шпага. Он смотрел на Эллин спокойно, однако она догадывалась, что он на нее сердит.

вернуться

1

Тартан – шерстяной плед. Одежда шотландских горцев; углы его скрепляются на плече брошью. Клетки означают принадлежность к определенному клану. Служит и верхней одеждой, и одеялом.

вернуться

2

Килт – юбка. Одежда шотландских горцев. Клетки на ткани в точности соответствуют клеткам тартана (пледа).

16
{"b":"507","o":1}