ЛитМир - Электронная Библиотека

Эллин коротко поведала ему, как на них напали и как их спасли, потом Маккарри с Дунканом изложили свою версию. Маккарри рассказывал спокойно, однако когда он начал говорить о мужчине, замахнувшемся на Эллин кинжалом, глаза его гневно сверкнули. Потом он рассказал о том, что Нед тоже пострадал. Подавшись вперед, Фергюссон начал задавать уточняющие вопросы. Было очевидно, что рассказ Маккарри хозяину замка не понравился. Когда он закончил, Джон, помолчав, заявил:

– Торридон, Маккензи, я перед вами в еще большем долгу, чем думал. Я вам чрезвычайно признателен.

Маккарри кивнул, а Дункан улыбнулся.

– Фергюссон, – продолжал Джон, – благодарю вас за то, что защитили мою кузину.

– Ее защитил Торридон, а не я, – возразил Фергюссон. – Это он взял на себя заботу о ней. Провел с ней ночь.

Эллин открыла было рот, чтобы возразить, однако Маккарри ее опередил.

– После того как на вашего парня напали, – пояснил шотландец, – я остался в комнате, чтобы оказать ему помощь. Нас было в комнате четверо, сэр, так что ничего предосудительного не случилось, все в рамках приличия.

– Я видел, как ты снимал ее с лошади, парень, – возразил Фергюссон, решив, похоже, высказаться до конца. – И видел, какими глазами вы смотрели друг на друга. Я бы никогда и не подумал, что вы только что познакомились.

Маккарри пожал плечами:

– У вас чересчур богатое воображение, сэр.

Фергюссон фыркнул.

– Ну-ну, – бросил он и встал. – У меня есть тост, джентльмены, – объявил он, наливая каждому мужчине виски. – Торридон, Маккензи, Грант. Мисс Грэм, вы составите нам компанию?

– Нет, благодарю, – отказалась Эллин.

Фергюссон высоко поднял свой стакан.

– За то, чтобы съезд прошел успешно. – Мужчины повторили тост, после чего Фергюссон перевел взгляд на Эллин. – И за то, чтобы нам удалось обмануть смерть.

Эллин почувствовала, как по спине ее пробежал холодок.

– За то, чтобы нам удалось обмануть смерть, – повторил Джон, а за ним и все остальные.

Эллин встретилась взглядом с Маккарри.

– За то, чтобы нам удалось обмануть смерть, – повторил он тихо и поднял свой стакан.

Через несколько минут Джон с Эллин остались в кабинете одни. Закрыв за мужчинами дверь, он подошел к окну, постоял немного, глядя во двор, потом направился к Эллин. Взяв ее руки в свои, он озабоченно спросил:

– Что случилось, Эллин? Почему ты здесь?

– О, Джон! – прошептала Эллин, чувствуя, что сейчас расплачется. – Тебя хотят убить! Я была в Нетерби...

И она начала быстро рассказывать. Джон сидел напротив нее, подперев рукой подбородок. Он слушал не прерывая и безмятежно смотрел на кузину.

– Мне не в первый раз грозят смертью, – спокойно заявил он. – И, как я подозреваю, не в последний.

– Джон! Здесь, в Данфаллэнди, тебя каждую минуту подстерегает опасность.

– Дорогая моя, меня уже в течение многих лет подстерегает опасность. Уверен, когда я узнаю, кто собирался меня убить, я нисколько не удивлюсь. У меня уже есть кое-какие соображения на этот счет.

– Ты должен уехать отсюда, немедленно! Сегодня же ночью!

– Я не могу уехать, Эллин. Я приехал поговорить с вождями кланов, и я это сделаю.

– Они могут провести переговоры и без тебя. А потом кто-нибудь расскажет тебе, какое решение они приняли. Тебе вовсе не обязательно здесь находиться! Джон, в замке, по меньшей мере, двое мужчин пытаются до тебя добраться. Они уже убили Эвана и пытались убить Неда.

– И тебя тоже, Эллин. Не думай, что я этого не понимаю. Я прекрасно чувствую опасность. И я вне себя от ярости, что и ты ей подвергаешься. Но я должен сейчас быть здесь. Я должен знать, кто и что будет говорить на съезде. Я не могу пока уехать.

Эллин удивленно посмотрела на него, отказываясь верить тому, что слышит.

– Но тебе же грозит опасность!

Джон ласково погладил ее по руке.

– Я не дурак, Эллин. Я нигде не появляюсь без охраны, и тебя тоже теперь будут охранять. Я знаю, что мне грозит опасность, что за мной постоянно следят. За мою голову назначена награда, моя дорогая, – ты об этом знала? Ты можешь ее получить, сообщив о моем местонахождении, – грустно пошутил он и, тихонько рассмеявшись, продолжил: – В Данфаллэнди мне грозит не большая опасность, чем в других местах, а может быть, даже меньшая. Большинство шотландских горцев поддерживают короля Якова, а не Вильгельма Оранского. Я должен поговорить со всеми, решить, что мы будем делать дальше. Эллин, моя дорогая, если я попытаюсь сбежать от тех, кто желает мне смерти, неужели ты думаешь, они не пустятся за мной в погоню? И кто станет меня после этого поддерживать? Да никто! Меня сочтут трусом и перестанут мне доверять. – Откинувшись на спинку кресла, Джон тяжело вздохнул: – Это я должен беспокоиться, Эллин, что ты приехала сюда без охраны. Теперь ты в такой же опасности, как и я. Если бы не Торридон и Маккензи, тебя бы убили, и никто из нас никогда бы не узнал, что с тобой случилось.

– Прежде чем уехать, я написала Би.

– И как у тебя хватило духу отправиться в путь ночью?

– А что еще мне оставалось делать? Кому я могла довериться? Кого могла послать к тебе с сообщением, что тебя хотят убить?

– Эвана.

– Я не могла просить его рисковать своей жизнью, а сама в это время сидеть дома.

Джон покачал головой:

– Ты используешь против меня мои же собственные возражения.

– Да. Но скажи мне, ты бы на моем месте стал заставлять человека рисковать жизнью, зная, что должен это сделать сам?

– Я солдат, Эллин, и я мужчина.

– А я женщина. Пол теперь не имеет значения. Я должна была убедиться сама, что ты узнаешь о грозящей тебе опасности. И потом, как только они поняли, что я услышала их разговор, оставаться в доме мне стало опасно. Я совершила бы глупость, если бы там осталась. Не знаю, замешан ли во всем этом Питни, но если даже и нет, смог бы он меня защитить, и стал ли бы это делать?

На лице Джона появилось хмурое выражение.

– Это верно. – Он встретился с Эллин взглядом. – Тебе нельзя возвращаться домой до тех пор, пока мы не узнаем имена убийц и замешан ли Питни в заговоре. Я пошлю своих людей, чтобы они начали это выяснять. – Джон покачал головой: – Ты поступила очень смело, Эллин. Глупо, но смело. Впрочем, вполне в духе Грэмов.

– Ты имеешь в виду глупо или смело, Джон? Или и то и другое? – Она улыбнулась, но уже в следующую секунду лицо ее стало серьезным. – У меня не было выбора. Если бы я отправилась в путь одна, Эван сейчас был бы жив.

– А вот тебя могли убить. Ты не виновата в смерти Эвана, Эллин, в этом повинны другие. Слава Богу, Торридон с Маккензи тебя спасли. – Он помолчал немного. – Кстати, что у тебя с Торридоном? Насколько хорошо вы... знакомы?

Эллин гордо вскинула голову:

– Я познакомилась с ним, когда он с Дунканом нас спасал.

– И что было потом?

– Разговаривала с ним, и все. Прошлой ночью он оставался в моей комнате только ради того, чтобы ухаживать за Недом. Фергюссон делает из мухи слона.

– Тогда почему ты так покраснела?

– Он был очень добр ко мне. – Эллин старалась не вспоминать о том, как он ее обнимал. – Джон, я совсем не знаю этого человека. Я даже не уверена, что его зовут Нейл, а не Джеймс. Дункан несколько раз называл его Джеймсом, всем же остальным он дает понять, что он Нейл.

– Нейл – Торридон, Эллин, а на встречу приглашены лишь вожди.

– И тебя не волнует, лжет этот человек или нет?

Джон пожал плечами:

– По правде говоря, мне все равно, кто из братьев сюда приехал. Если это Джеймс, то он наверняка явился с согласия Нейла, поскольку они очень близки. Для моих же целей это не имеет значения. Я знаю Маккарри уже много лет, а Том ходил вместе с ними в школу. Оба они преданы королю. Недоверие – палка о двух концах, Эллин. Осторожность, конечно, необходима, с этим никто не спорит, однако, выказывая надежному союзнику недоверие, можно навсегда его потерять.

– Зато остаться в живых, если вдруг окажется, что союзник тебя предал.

18
{"b":"507","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
От сильных идей к великим делам. 21 мастер-класс
Стальное крыло ангела
Темные отражения. Немеркнущий
Грей. Кристиан Грей о пятидесяти оттенках
Кулинарная кругосветка. Любимые рецепты со всего мира
S-T-I-K-S. Охота на скреббера. Книга 2
Поденка
451 градус по Фаренгейту
Слушай Луну