ЛитМир - Электронная Библиотека

По залу пронесся гул голосов.

– Мы ищем светловолосого мужчину, – говорил Джон, – примерно шести футов роста в одежде жителя южной части Шотландии и шотландского горца, который вместе с ним ночью напал на лакея моей Кузины. У него к шапке приколота веточка можжевельника.

– Маклауд? – неуверенно спросил Гленгарри.

Джон пожал плечами:

– Или человек, маскирующийся под него. Если кто-то из вас знает того или другого человека, доставьте его ко мне живым. А уж я с ним разберусь.

– Наверняка он на стороне Вильгельма, – донесся голос сзади.

– Мы это выясним, – решительно произнес Джон. – Я прошу вас помочь мне найти людей, пытавшихся совершить покушение на мою кузину, и поднять войска на борьбу с Вильгельмом Оранским.

– Вы сами возглавите армию? – спросил Маккарри, и Эллин вытянула шею, чтобы получше его рассмотреть. Он сидел впереди рядом с Дунканом, слева от него – Александр Макганнон.

– Я бы счел за честь повести кланы шотландских горцев в битву за короля, – ответил Джон.

– А кто возглавит наших людей? – спросил Килганнон.

– Каждый вождь клана поведет своих людей сам. И прошу всех вождей остаться сейчас на военный совет. Мы должны быть уверены, что придерживаемся единого мнения.

Шотландцы бурно зааплодировали, после чего посыпались вопросы: как будет организована армия, как разработать план атаки? Через час с начала обсуждения большинство вождей уже согласно кивали, а Джон, который казался более спокойным и уверенным в себе, чем в начале выступления, улыбался. Эллин была страшно горда за своего кузена.

– Джентльмены, – вновь заговорил Джон, когда стих шум, – я приехал просить вашей помощи в самом благородном деле: в борьбе за короля и страну. Узурпация трона – позор для нашего народа. Помогите мне вернуть престол королю на благо нашей страны и нас самих. Конечно, ради этого вам придется рисковать своей жизнью и своим будущим, и тем не менее я прошу вас это сделать и сам сделаю то же самое. В скором времени мне предстоит стать отцом, и мне бы хотелось, чтобы мой ребенок рос в Шотландии, которой правит здравомыслящий человек, а не диктатор. Итак, кто из вас пойдет со мной?

Первым поднялся Маккарри. Он успел скинуть плед, и теперь его туника выделялась на фоне серых стен ярким белым пятном. Он поднял высоко над головой шпагу, лезвие сверкнуло в льющемся из окна свете, и у Эллин перехватило дыхание: настолько он был хорош в эту минуту. Громким голосом, который разнесся по всему залу, он заявил:

– Клан Маккарри с вами, Данди.

– И клан Макганнонов тоже, – подхватил Килганнон, тоже поднимая шпагу.

– За Шотландию! – провозгласил Маккарри. – И за короля Якова!

Шотландцы все как один вскочили, громкими возгласами выражая свое одобрение.

Остаток дня прошел в бесконечных дискуссиях. Почти все это время Эллин просидела рядом с Бриттой и охраной, которую выделил Джон, и наконец, когда ей это надоело, она спросила кузена, нельзя ли им выйти в сад. Охранники были не слишком довольны тем, что Джон разрешил Эллин подышать свежим воздухом, однако, терпеливо дождавшись, когда Бритта принесет ей плащ, молча последовали за Эллин в окруженный стеной сад замка. Бритта, которая забыла накинуть плащ, задрожала от холода, и Эллин приказала ей дожидаться ее возвращения в замке. Девушка благодарно ей улыбнулась.

На улице светило солнце, однако ветер, загнанный в замкнутое пространство, оказался на редкость холодным и пронизывал до костей. В саду почти никого не было, за исключением двух садовников, которые что-то сажали в дальнем углу, несмотря на то, что в тенистых углах все еще лежал снег. Единственными пятнами, освежавшими мрачные каменные стены, были какие-то вечнозеленые растения, которым суровая зима была нипочем.

Эллин медленно шла по тропинке, прислушиваясь к тому, как хрустит под ногами гравий, как гулко бухают у нее за спиной башмаки охранников. Дважды обойдя сад по периметру, а потом по диагонали, она наконец не выдержала: уж слишком колючим оказался ветер. Поплотнее запахнувшись в плащ, она направилась к лестнице, ведущей в замок.

На верхней ступеньке стоял Маккарри и, как всегда, наблюдал за ней.

– Лорд Торридон, – поклонилась Эллин, услышав, что стража у нее за спиной остановилась.

– Эллин.

Поднявшись на две ступеньки, Эллин снова посмотрела на него. Глаза Маккарри были пронзительно-синими, губы плотно сжаты. Он все еще сердится на нее, догадалась Эллин. Проказник ветер затеребил полы ее плаща, обхватил лодыжки ледяными пальцами, и Эллин поспешно поднялась еще на три ступеньки вверх.

– Почему вы не сказали мне, что против вашего кузена готовится заговор?

– Я... – Эллин оглянулась на охранников. – Прошу вас, давайте войдем в дом. Можно поговорить и не на ветру.

Поднявшись на последнюю ступеньку, она прошла мимо шотландца. Он последовал за ней в небольшую квадратную комнату, примыкающую к залу, и, войдя в нее, приказал охране:

– Подождите в зале.

– Мы не можем этого сделать, сэр, – возразил один из них.

Маккарри мрачно взглянул на него:

– Вы это сделаете. Доложите об этом Данди, если это необходимо. Идите.

– Мы не имеем права оставлять мисс Грэм одну, сэр.

– Она не одна! Она со мной. Я никому не дам ее в обиду. А теперь ступайте.

– Со мной все будет в порядке, – улыбнулась Эллин охранникам. – Прошу вас, дождитесь меня в зале.

Недовольные, они тем не менее согласно кивнули. Дождавшись, когда они уйдут, Маккарри повернулся к Эллин и скрестил руки на груди.

– Так почему вы мне не сказали, Эллин? Решили, что я тоже в этом замешан?

– Они говорили о человеке с запада.

– А что, я здесь единственный, кто приехал с запада?

– Нет, конечно, но я решила никому не доверять.

– Даже тому, кто спас вам жизнь? Тому, кто не спал всю ночь, охраняя вас? Не понимаю.

Эллин гордо вскинула голову:

– Я бы с удовольствием доверилась вам, сэр, однако мои желания ничего не значат. Слишком многое поставлено на карту.

«"Мои желания", – удивленно подумала она. – Как странно, что я выбрала именно эти слова».

– Значит, вы желали мне доверять, но потом передумали? – спросил Маккарри.

От его насмешливого тона Эллин передернуло, но она заставила себя посмотреть ему в глаза и спокойно ответила:

– Да. Именно так.

Маккарри замолчал. Лицо его не выражало никаких эмоций.

– Мистер Маккарри, – попыталась объяснить ему Эллин, – Джон не просто мой кузен, вы это знаете, и на карту поставлено гораздо больше, чем его жизнь или моя. Он один из самых преданных советников короля Якова. Будущее всего королевства зависит от того, добьется ли он успеха или потерпит поражение. Как я могла кому-то довериться?

На секунду воздев глаза к потолку, Маккарри вновь перевел их на Эллин и, помолчав, наконец, заявил:

– Вы правы, Эллин, простите меня. – Поднеся ее руку к губам, он поцеловал ей ладонь, после чего выпустил ее руку из своей руки.

От этого поцелуя по телу Эллин прошла дрожь, а в том месте, куда прикоснулись его губы, кожа словно загорелась огнем.

– Я... я боялась, что не успею вовремя, – пролепетала она.

– Итак, Данди предупрежден. Что теперь вы намерены делать, Эллин? Возвратиться домой?

Помолчав, она ответила:

– Я не могу этого сделать.

– Почему?

– Я услышала о заговоре, который велся в кабинете отчима.

– Значит, он в курсе?

– Не знаю. В комнате в тот момент его не было. Но пока этот человек находится в нашем доме, я туда не вернусь. Может быть, он и не собирался принимать участие в заговоре, а просто приютил этих людей в мамином доме, но он знает, что я подслушала их разговор. Я и раньше его недолюбливала, а теперь презираю.

– И куда же вы поедете?

– Не знаю. Я должна поговорить с Джоном.

– Но он скоро уедет, детка. Мы все скоро уедем.

– Я понимаю...

– Вы собираетесь выйти замуж за Гранта?

– Нет.

20
{"b":"507","o":1}