ЛитМир - Электронная Библиотека

– А он говорит, что собираетесь.

– Говорит, но я не стану его женой.

– Тогда почему он говорит, что хочет на вас жениться?

Эллин покачала головой:

– Не знаю. Правда не знаю.

– Но в этом нет никакого смысла.

– Мистер Маккарри, – со вздохом произнесла Эллин, – в моей жизни сейчас происходит много такого, что не имеет никакого смысла. Я даже не знаю, с кем я сейчас разговариваю, с Нейлом или Джеймсом?

Джеймс улыбнулся. А она, однако, настойчивая девица. Но он ей не скажет правды, и в то же время нельзя игнорировать ее вопрос. Он поразмышлял немного, а потом сказал:

– Вы сейчас разговариваете с Торридоном, детка. Видите ли, Нейл стал вождем всего две недели назад, и важно, чтобы о нем сложилось мнение как о сильном вожде. Немало найдется людей, которые пожелают проверить, так это или нет. И если они почувствуют в нем слабину, они вторгнутся в земли, которые находятся во владении клана Маккарри на протяжении многих поколений, и просто отнимут их. Следовательно, он должен оставаться в Торридоне и быть готов принять вызов.

– Вы и в самом деле считаете, что его лидерство станут оспаривать?

– Непременно. Но в то же время он должен быть и здесь, в Данфаллэнди, в качестве представителя своего клана на съезде, который примет участие в обсуждении насущных проблем. И только вождь клана может принять окончательное решение – присоединиться к Данди или нет. Так что Нейл должен быть и здесь тоже.

– Так кто из вас двоих вы?

– Я нахожусь здесь, детка, разве это не говорит вам о том, что я Торридон?

– Нет. Это говорит мне лишь о том, что здесь находится один из двух братьев. Думаю, что вы Джеймс.

– Вот как?

Эллин кивнула:

– Дункан назвал вас Джейми.

– Вы это уже говорили.

Глаза Эллин гневно сверкнули.

– Доверие, мистер Маккарри, должно быть обоюдным. Так с кем я сейчас разговариваю – с Нейлом или Джеймсом?

«С Джеймсом, – мысленно ответил Джеймс. – Как же мне хочется сказать тебе, что ты разговариваешь с Джеймсом». Однако признаваться в этом вслух он не стал бы ни за что на свете – он не мог допустить, чтобы кто-то узнал, что Торридон не приехал на съезд. Это было бы слишком рискованно.

Была и еще одна причина, по которой Джеймс не хотел признаваться в том, кто он такой. Нейл стал вождем клана, графом Торридоном, человеком знатным и богатым. Джеймс, конечно, тоже не нищий, однако впервые в жизни он почувствовал боль от того, что он младший брат. Он не завидовал Нейлу, но все еще не ощущал, что из равного стал вассалом. Наверно, ему потребуется время, чтобы к этому привыкнуть. Он покосился на Эллин. Как же ему ненавистна эта игра!

– Вы разговариваете с Торридоном, детка.

– Неужели?

В глазах Эллин мелькнуло разочарование. Джеймс открыл было рот, чтобы сказать ей правду, но в этот, момент в зале послышались быстрые шаги, а через секунду к ним в комнату влетел Нед.

– Мисс Эллин, лорд Торридон! Я видел его... того блондина! Он сейчас на галерее менестрелей! Бежим! – И он выскочил в зал.

Джеймс поспешил следом за парнем, увлекая ее за собой. Они вошли в зал и обошли его весь, не обращая внимания на любопытные взгляды. В конце зала располагалась маленькая лоджия, из нее вела крутая лестница на галерею менестрелей. Подойдя к ее подножию, Джеймс отпустил руку Эллин и вытащил из ножен шпагу.

– Оставайтесь здесь, – приказал он ей и Неду и помчался вверх по ступенькам.

– Будьте осторожны, – прошептала она ему вслед. Обернувшись через плечо, Джеймс на ходу ответил:

– Конечно.

Перепрыгивая через три ступеньки, он добрался до самого верха и исчез за поворотом лестницы.

Эллин ждала, подавшись вперед, закрыв глаза и прислушиваясь, стараясь не пропустить ни звука. Она слышала, как прогромыхали по каменным плитам башмаки Маккарри, потом звук шагов смолк – наверно, он остановился, – после чего стал более гулким – должно быть, он ступил на деревянный пол. Из зала, где Джон все еще вел прием, донесся смех, и больше Эллин ничего расслышать не удалось, как она ни пыталась.

Минуту спустя кто-то начал быстро спускаться по лестнице. Эллин поспешно подошла к Неду и встала с ним рядом. Если это блондин, их некому будет защитить, с ужасом подумала она и принялась лихорадочно озираться в поисках какого-нибудь оружия. Однако тревога оказалась напрасной: по лестнице сбегал Торридон.

– Никого нет, – разочарованно развел он руками.

– Но я его видел, сэр! – воскликнул Нед.

Маккарри поднял руку:

– Не волнуйся, парень. Кто-то там точно был. В пыли остались следы обуви.

Нед глубоко вздохнул и удовлетворенно взглянул на Эллин.

– Что происходит? – В дверях стоял Дункан, держа руку на рукояти шпаги.

– Парень заметил на галерее нашего блондинчика, но когда я туда поднялся, он успел оттуда сбежать, – пояснил Маккарри. Дункан сказал что-то по-гэльски, и Маккарри ответил на том же языке, убирая шпагу в ножны, после чего повернулся к Неду: – Продолжай наблюдать, Нед. Теперь он тебя знает, так что постоянно будь настороже.

Глаза Неда расширились от страха.

– Данди хочет, чтобы вы вернулись в зал, Эллин, – произнес Дункан. – Ему не нравится, что вы отослали охрану.

– Я пойду и поговорю с ним сама, – решила Эллин.

Дункан кивнул и вернулся в зал, Нед отправился за ним, следом шла Эллин. Когда она проходила мимо, Маккарри схватил ее за руку и повернул к себе.

– Эллин, – тихо прошептал он, – вам грозит опасность. Думаю, вы и сами об этом знаете. Пообещайте мне, что будете осторожны.

Эллин взглянула на него и ответила:

– Обещаю.

Глава 6

Нейл Маккарри в сердцах сунул шпагу в ножны. Они опоздали! Ферма превратилась в дымящиеся руины, а ее хозяин лежал, бездыханный, во дворе, уставившись в небо невидящим взором. Семья его вышла из укрытия и обступила убитого, плача и причитая. От этого зрелища Нейлу стало тошно, и он, отвернувшись, уставился на возвышающиеся вдали горы.

Гонец сделал все, чтобы как можно скорее донести до Нейла печальную новость, но все равно не успел – атакующие использовали фактор внезапности, а потому все было кончено, прежде чем Нейл об этом узнал. Три нападения за три дня... Все совершены в разных местах, однако все на границе земель Маккарри, и каждое последующее с большей жестокостью, чем предыдущее. И во всех случаях жертвы опознали Маклаудов – тех самых Маклаудов, от которых всегда были одни неприятности.

Глядя, как плачущая жена фермера целует мужа в лоб, а дети, рыдая, склоняются над отцом, Нейл выругался. Господь свидетель, Маклауды за это ответят.

Час проходил за часом, а Эллин все сидела рядом с Бриттой и Джеймсом и слушала переговоры Джона с шотландскими горцами. Очень подробно обсуждались возможности каждого клана, велись бесконечные разговоры о кораблях и оружии. Сначала Эллин было интересно, но когда разговор зашел о вещах, до которых ей не было никакого дела, она погрузилась в свои мысли. Маккарри сидел рядом с Дунканом впереди, Дэвид – за столом, неподалеку от нее. После возвращения в зал ни с одним из них она не разговаривала.

Маккарри произнес что-то, вызвавшее громкий смех, и внимание Эллин вновь вернулось к нему. Она не знала, что и думать относительно их разговора, и посмотрела на руку, вспоминая, как он коснулся губами ее ладони. При одной мысли об этом Эллин почувствовала, как по телу разливается приятное тепло. Если она так бурно реагирует на столь невинный поцелуй, то как она будет реагировать на поцелуй в губы? Впрочем, этого ей не суждено узнать. После съезда она скорее всего вообще его больше никогда не увидит и никогда не узнает, который из братьев вызвал в ней такой интерес.

Есть ли на свете мужчина красивее его? Эллин улыбнулась. Что за вопрос – конечно, есть, ведь их же двое! Господь благословил всех женщин Шотландии, создав двух таких восхитительных мужчин. Эллин вздохнула. Она наверняка будет по нему скучать. Интересно, узнает ли она спустя несколько месяцев, что Торридон женился на девушке из клана Маккензи? Будет ли он вспоминать, что они познакомились с ней в Данфаллэнди? Или, когда начнется война, он забудет об этом, да и вообще обо всем на свете?

21
{"b":"507","o":1}