ЛитМир - Электронная Библиотека

Война... Никто не произносил этого слова, однако оно витало в воздухе. Война... Война для того, чтобы вернуть королю Якову трон. Эллин считала, что Вильгельм узурпировал престол своего тестя, а парламент, закон, да и сам король Яков не должны были допустить этого. Но начинать из-за такой мелочи военные действия?

Эллин повернула голову и взглянула на Маккарри – с ее места был хорошо виден его четкий профиль, – выражение лица его было серьезным. Он отправится на войну, в этом нет никакого сомнения. И его брат – тоже. И Дункан. И Джон. Вернутся ли они домой? А что, если ребенок Джона останется без отца? Что, если клан Маккарри лишится этих замечательных мужчин – братьев-близнецов? Эллин зябко поежилась и обхватила себя руками. Она приехала, чтобы попытаться спасти Джону жизнь, но, как оказалось, существуют гораздо более мощные силы, мечтавшие о его смерти.

Фергюссон высоко поднял руки, призывая к тишине, а когда она наступила, объявил о том, что в дальней части зала уже накрыты столы и он приглашает присутствующих сделать перерыв. А Джон добавил, что совет будет продолжен после ужина. Шотландцы охотно согласились, – похоже, перспектива перекусить их обрадовала – и вскочили с мест. Эллин последовала их примеру.

Джеймс встал и потянулся. Он не привык так долго находиться в бездействии, и ему очень хотелось сейчас вскочить на коня, пустить его в галоп и вволю покататься, но он не мог уехать из Данфаллэнди. Что ж, придется ограничиться прогулкой вокруг замка, что он уже не раз проделывал. Быть может, он отыщет Эллин. Он взглянул в ту сторону, где она сидела за столом последние несколько часов, однако поднявшиеся со своих мест мужчины заслоняли ему весь вид.

Вновь и вновь он пытался убедить себя в том, что больше, не несет за нее ответственность и ему незачем теперь беспокоиться за ее жизнь, и каждый раз приходил к выводу, что лжет самому себе. Пока жизнь Эллин находится в опасности, он будет за нее беспокоиться. Когда она несколько часов назад отправилась в сад погулять, его одолела тревога, и он последовал за ней, отлично сознавая, что люди Данди понятия не имеют, какая над ней висит угроза. Не обращая внимания на холод, он стоял на верхней ступеньке лестницы, наблюдая, как Эллин расхаживает по тропинкам неухоженного сада Фергюссона. Она казалась такой маленькой на фоне высоких каменных стен. Хрупкая женщина, попавшая в паутину насилия.

Он видел людей, напавших на нее на дороге. Для них она была не человеком, а всего лишь препятствием к достижению цели. Именно этого он и боялся. Данди – бывалый солдат, за время несения службы повидавший немало жестокости. А вот Эллин наверняка не представляет, насколько беспощадны бывают люди. Ради достижения политических целей или просто из жадности они легко пойдут на убийство. Так все же кто они? Наемные убийцы? И что за человек за всем этим скрывается? Какой-нибудь богатый и влиятельный граф?

Это не его дело, напомнил себе Джеймс. Как же, не его дело! – ухмыльнулся он. Он не собирается бросать Эллин Грэм, и не важно, по какой причине, – хотя в глубине души Джеймс понимал, что ее прекрасные глаза, очаровательное личико, стройная фигура имеют к этому самое непосредственное отношение. Через несколько дней, а может, гораздо раньше она уедет со своим кузеном, и он никогда ее больше не увидит. А до этого дня он глаз не будет с нее спускать.

Дункан разговаривал с Макганноном. Махнув ему рукой, Джеймс отправился на поиски Эллин. Отыскать ее не составило труда: она стояла вместе со своей служанкой и Недом у стола, за которым провела весь день, и поправляла выбившуюся из прически и упавшую на шею шелковистую прядь. Джеймс вспомнил, как взял ее за руку, коснулся губами ладони. Интересно, что бы он почувствовал, если бы коснулся рукой ее дивной шеи или поцеловал ее?

Он направился к ней, но вдруг остановился: Грант первым подошел к Эллин и, склонившись к ее лицу, что-то ей сказал и улыбнулся. Эллин мрачно взглянула на него, потом согласно кивнула. Грант наклонил голову, почти касаясь лицом ее волос.

Круто развернувшись, Джеймс быстро вышел из замка и направился к конюшням. У него были отличные жеребцы, и он остановился в дверях, любуясь великолепными животными, которых они с Нейлом привезли в Торридон. Их подняли на смех за то, что они доставили домой высоких сильных испанских жеребцов, рядом с которыми шотландские пони казались совсем крошечными, однако Джеймс с братом не обращали внимания на насмешки: таких резвых скакунов Джеймс никогда прежде не видел. Еще и по этой причине Эллин Грэм осталась жива. Если бы он в тот день плелся на шотландском пони, ее бы сейчас не было в живых, он просто не успел бы ее спасти.

Она выйдет замуж за Дэвида Гранта. Это не должно иметь для него значения, размышлял Джеймс, медленно направляясь в зал. А та связь, которая, как ему казалось, между ними возникла, порвется, как только они расстанутся. Ну и пусть. Есть и другие женщины на свете.

В зале стоял шум: вожди кланов что-то возбужденно и весело обсуждали. Некоторые уже незаметно уехали, когда стало ясно, какое решение примет собрание. Скоро и все остальные отправятся в путь. Если прежде действия Данди не считались предательством, то теперь, когда он собрал вместе всех вождей кланов, их вполне можно было расценивать как вызов узурпировавшему престол Вильгельму. И все те, кто сегодня здесь присутствовал, будут находиться под подозрением.

Джеймс встал в дверях, оглядывая зал. Дункан по-прежнему находился там, где Джеймс его оставил. Эллин нигде не было видно, но Дэвид Грант сидел рядом с Недом. Бритта тоже куда-то запропастилась. Может быть, Эллин ушла наверх? Джеймс направился было к Дункану, но на полдороге замер: в дверях, расположенных с левой стороны, мелькнула фигура мужчины. Он знал этого человека – это был Маклауд из Гэрлока. Джеймс побежал к нему. Маклауд, увидев его, пустился наутек.

В каменном коридоре царил полумрак – не все факелы были зажжены, – и тень убегавшего мужчины плясала по стене, передвигаясь вместе с ним. Джеймс окликнул его, но Маклауд завернул за один угол, потом задругой, скатился с лестницы и ворвался на кухню.

От яркого света, неожиданно полоснувшего по глазам, Джеймс заморгал и остановился. Кухня – огромное помещение – была отлично освещена бесчисленными факелами, висевшими на всех стенах, и плитами, свет от которых падал на рабочие столы. Маклауд повернулся к Джеймсу и выхватил шпагу. За его спиной повара и посудомойки бросились врассыпную, оглашая помещение испуганными криками.

– Убирайся отсюда, Торридон! – крикнул Маклауд, взмахнув шпагой.

Джеймс шагнул вперед. Он узнал стоявшего перед ним Маклауда. Это был Ангус Маклауд, сын Ассинта Маклауда.

– Зачем ты приехал, Ангус?

– А что, только графы имеют право присутствовать на этом съезде? – фыркнул Маклауд.

– Были приглашены только вожди кланов. Так зачем ты приехал? – Джеймс сделал еще один шаг вперед.

– Не подходи! – вскрикнул Маклауд, выставляя вперед шпагу.

Вытащив из ножен свою, Джеймс встал в боевую стойку.

– Зря ты так, Маклауд.

– Это еще почему?

– Потому что я тебя убью.

– Попробуй! – фыркнул Маклауд и сделал выпад.

Джеймс парировал удар, потом совершил отвлекающий маневр и задел бедро Маклауда.

– Зачем ты напал на слугу мисс Грэм? Почему пытался выманить ее из комнаты?

– Не понимаю, о чем ты говоришь, – сказал Маклауд, двигаясь вправо.

– Нет, понимаешь. Так почему? Кто этот блондин, с которым ты в сговоре?

С громким криком Маклауд устремился вперед, целясь Джеймсу в сердце. Джеймс вновь парировал удар и, выбив из руки Маклауда шпагу, заставил его прижаться к стене.

– Кто он? – спросил Джеймс, приставив острие шпаги Маклауду к горлу. – Кто он? Он тебе заплатил за это, или ты сам захотел убить эту девушку?

– Он мне заплатил.

– Кто он? – повторил Джеймс, и в этот момент Маклауд, изловчившись, нырнул под его шпагой, однако Джеймс оказался не промах и, подскочив к нему, загородил ему дорогу. – Кто он? Говори, сукин сын!

22
{"b":"507","o":1}