ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но ведь так оно и есть, верно?

Эллин промолчала. Возразить было нечего. Дэвид прав. Эван погиб из-за нее. Она и сама уже много раз себе об этом твердила. Дэвид кашлянул, и она вновь повернулась к нему.

– Я приехал, чтобы увезти тебя домой, Эллин, – заявил он.

– Я не собираюсь возвращаться домой. Но я написала письмо Би. – Вытащив из кармана письмо, она протянула его Дэвиду. – Ты передашь ей?

– Не собираешься домой? И куда же ты поедешь?

Эллин быстро объяснила. Дэвид повернулся к Джону и бросил на него яростный взгляд.

– Твой кузен слишком много на себя берет. Рядом с шотландскими горцами ты никогда не будешь в безопасности, особенно когда в любой момент может начаться война. Я отвезу тебя в Нетерби.

– Пока у нас живет Питни, я туда не вернусь.

– Я смогу тебя защитить.

– Я не могу жить в одном доме с Питни.

– Тогда останься с Би. Или со мной.

Эллин покачала головой:

– Я поеду в Гленгарри.

Хлопнув перчатками по бедру, Дэвид, прищурившись, взглянул на нее:

– Эллин, мне это не нравится.

– Я знаю, – тихо ответила она.

– Я поговорю с Данди. Мы уедем сразу же после похорон.

Похоронили Эвана без лишней помпезности. Эллин стояла рядом с Джоном и Фергюссоном, пока читали молитвы и предавали земле тело Эвана, и сжимала в руках его кольцо и эмблему Стюартов, которые были на нем в день смерти. Она отдаст их Тому при встрече и расскажет ему, как погиб его кузен.

Она еле сдерживала слезы. За ее спиной громко рыдала Бритта, а Нед неловко гладил ее по руке. Фергюссон был очень мил – он даже сказал, что сожалеет о неприятном происшествии. «Никакое это не «неприятное происшествие», – подумала Эллин, – а самая настоящая трагедия!»

Маккарри с Дунканом стояли по другую сторону могилы, рядом с Дэвидом и несколькими вождями кланов, которые еще не успели уехать. Маккарри не сказал ей ни слова, так же как и Дункан, они лишь кивнули ей, когда она подошла к могиле.

Лицо Дэвида было худым и усталым. На щеках играли желваки. Он все еще злился на нее. Очевидно, разговор с Джоном прошел не так, как ему хотелось. Дэвид, прищурившись, смотрел на Джона, а в сердце Эллин закрался страх. А что, если Дэвид знал о том, что против Джона готовится заговор?

Эллин снова вытерла слезы. Все казалось каким-то нереальным. Не может быть, чтобы Эван был мертв, а Джон собирался идти воевать. И все же это правда, и как ни горька она, придется с ней смириться. И для начала нужно перестать лить слезы. Эллин отвернулась от могилы и бросила взгляд на раскинувшуюся внизу долину, затянутую сейчас низкими облаками, из которых сыпал на землю мелкий дождь. Когда светит солнце, она ярко-зеленая и радует глаз. Она всегда смотрит на нее из окна своей комнаты, когда думает о Маккарри.

Сейчас он стоит под дождем с непокрытой головой, сжимая в руках шапку. Одна рука забинтована, но в остальном, похоже, с Маккарри все в порядке. Дождевая вода стекает по его волосам на плечи, а оттуда на плед. Ворот рубашки расстегнут, сквозь него виднеется смуглая кожа. Какой же он красивый! Жаль, что она никогда его больше не увидит.

Когда закончилась служба, Джон взял ее под руку и повел в замок, где Фергюссон велел подать завтрак для гостей. Эллин сидела на скамье, уставившись на свои руки, а вокруг нее о чем-то разговаривали мужчины, и Бритта, вздыхая; смахивала с ее плаща капли дождя.

– Эллин, как вы, детка? – Эллин подняла голову, взглянула в синие глаза Маккарри, и слезы вновь заструились по ее щекам.

– Спасибо, что пришли на похороны Эвана. – Она показала одной рукой на скамью, а другой вытерла слезы. – Простите, слезы все льются и льются. Никак не могу их остановить.

Маккарри сел рядом.

– Ничего, детка. – Он подождал, пока она успокоится, и добавил: – Мне очень жаль, что вы так переживаете.

– Это я виновата в том, что Эван погиб. Если бы не я, он бы до сих пор находился дома и был бы жив. Я знала, что за нами могут отправиться в погоню, но мне и в голову не приходило, что его убьют!

– Эллин, – ласково сказал Маккарри, наклонившись к ней, – вы ни в чем не виноваты. Вы ведь не угрожали отнять жизнь у вашего кузена. Если бы не вы, сейчас вместо Эвана в могиле лежал бы ваш кузен. Вы поступили очень смело, отправившись в путь через всю Шотландию, чтобы его предупредить. Вы не виноваты в том, что есть люди, которые жаждут его смерти. Или вашей – за то, что вы хотели предупредить его о покушении. Вы поступили так, как вам подсказала совесть. Взгляните на Данди. – Эллин посмотрела туда, где Джон разговаривал с Фергюссоном. – Шотландия только выиграет от того, что ваш кузен находится здесь, детка. И если кого-то и следует винить, так это меня. Если бы мы с Дунканом приехали на несколько минут раньше...

Эллин махнула рукой, не дав ему договорить:

– Как вы можете даже думать об этом! Вы спасли нам жизнь. Эван погиб не по вашей вине, а Бритта, Нед и я живы только благодаря вам. Я хочу поблагодарить вас, сэр. И Дункана – тоже.

– Не стоит благодарности, – тихо ответил Маккарри. Он посмотрел на ее волосы, потом взгляд его задержался на ее губах. – Я желаю вам всего самого лучшего, Эллин. Долгой счастливой жизни.

Эллин поморгала, отгоняя непрошеные, слезы.

– Вы уезжаете?

– Да, скоро.

Она покосилась на него. Как же ей хотелось преодолеть разделявшее их крошечное расстояние, коснуться его щеки, погладить по плечу! А вместо этого она только кивнула, не отрывая от него взгляда, стараясь запечатлеть в памяти его лицо.

– И я тоже желаю вам всего самого хорошего, мистер Маккарри. Я всегда буду с благодарностью вас вспоминать.

– Спасибо, детка.

Проведя пальцем по повязке, украшавшей левую руку Джеймса, она спросила:

– А кого вы убили вчера вечером? Я знаю его?

Маккарри кивнул:

– Да, это Маклауд. Похоже, он был не один, а потому его сообщники отправятся по домам и разнесут весть о том, что я его убил.

– И после этого они попытаются отомстить вашему клану?

Джеймс пожал плечами:

– Наверняка. Но мой брат с ними разберется.

– Будьте осторожны по дороге домой, мистер Маккарри.

– Буду, и вам желаю того же, Эллин Грэм. – Он поднес к губам ее руку и быстро поцеловал, хотя на самом деле ему хотелось заключить ее в объятия, прильнуть губами к ее нежным губам. Конечно, он не стал этого делать. Он и так уже вчера устроил в замке переполох, не хватало еще целовать на глазах у всех кузину Данди. Вряд ли Джону это понравится, да и самой Эллин Грэм тоже. И потом – как она говорила? – у кого сейчас есть время любить? – Берегите себя, детка.

Откинув с лица волосы, Эллин заявила:

– А я не еду домой. Я останусь здесь, а потом поеду к Макдоннеллам, к моей сестре.

Джеймс представил себе, как Гленгарри склоняется к Эллин, как она улыбается ему. Он знал, что Гленгарри будет ей рад. Интересно, как далеко от Гленгарри живет ее сестра?

– И как вы туда доберетесь?

– Джон хочет, чтобы я дождалась, пока муж моей сестры пришлет за мной людей. Но если возникнет необходимость, я одна поеду в Гленгарри. – Она подняла руку, отметая возражения. – Кузен уже предупреждал меня, мистер Маккарри. А вот и он сам, с Фергюссоном.

– Ты еще здесь, Торридон? – удивился Фергюссон, подходя к ним. – Я думал, ты уже уехал.

– Я прощаюсь. – Поднявшись, Маккарри протянул Фергюссону руку: – Благодарю вас за гостеприимство, сэр.

Фергюссон ответил ему крепким рукопожатием.

– Не стоит благодарности, Торридон. Только не возвращайся слишком быстро, договорились? Неудачи идут за тобой по пятам, парень. Не обижайся, но я буду рад увидеть твою спину. Сначала ты привозишь ко мне убитых, потом твоего человека бьют по голове у меня в коридоре, потом ты убиваешь кого-то на моей кухне. Одному Богу известно, что еще произойдет, пока ты здесь!

– Я уезжаю. Так что ничего больше не случится. Обещаю.

Фергюссон кивнул на Эллин:

– Но она остается, так что еще неизвестно, случится или нет.

24
{"b":"507","o":1}