ЛитМир - Электронная Библиотека

– Может, проверим его в деле прямо сегодня вечером?

– Хорошая идея. – Джеймс покосился на кузена: – Дункан, я хочу, чтобы ты ехал домой. Нейл должен знать, что скоро начнется война.

Дункан вскинул брови:

– И оставить тебя одного?

– Я не один. Со мной люди Данди. И Грант.

– А еще две женщины и молодой парень. Мне это не нравится.

– Нейлу необходимо знать обо всем, Дункан. Неделя может иметь огромное значение. И потом... – Не договорив, Джеймс взъерошил рукой волосы.

– Что «и потом»?

Джеймс нахмурился:

– У меня такое чувство, что Нейл в нас нуждается или скоро будет нуждаться.

– Вот как? – тихо спросил Дункан.

– Да.

– Чувство, говоришь? Как тогда, когда Нейл сломал руку, и ты почувствовал, что что-то произошло? Или когда ты отправился в Инвернесс, а Нейл почувствовал, что ты в опасности, и мы нашли тебя за минуту до того, как тебя хотели убить? Такого рода чувство?

– Да.

Дункан шумно вздохнул.

– Черт! – Он взглянул на небо, потом на Джеймса. – Ладно, поеду. Но было бы лучше, если бы ты назвал мне более вескую причину.

– Такая причина существует. А может быть, я ошибаюсь.

– Не ошибаешься. Не знаю, как вы с Нейлом это проделываете, но я не один раз был свидетелем того, что вы чувствуете, когда кто-то из вас попадает в беду и ему требуется помощь. И раз ты говоришь, что Нейл в нас нуждается, значит, так и есть. Когда мне выезжать?

– Завтра, как только мы доедем до перекрестка.

– Хорошо, я так и сделаю.

– Спасибо. – Джеймс кивнул на Неда: – Как ты думаешь, у него есть оружие?

– Вряд ли. А у Эллин? Может, отдать ей пистолет, который мы у нее отняли? Он у меня в сумке.

Джеймс нахмурился. Он совсем забыл об этом.

– Не знаю. Спрошу ее, – пообещал он, когда Дункан вытащил из сумки оружие и протянул его Джеймсу.

Эллин смотрела, как к ней направляется Маккарри. Он сидел на коне так уверенно, словно родился в седле. Вне стен замка он выглядел более внушительным и более опасным: с головы до ног обвешанный оружием, со щитом, притороченным к седлу. Шотландский горец, подумала Эллин, воин. И он обещал ее защищать.

– Как дела, Эллин? – спросил Джеймс, подъехав к ней вплотную.

– Отлично, благодарю вас. Я восхищаюсь пейзажем.

Большинство деревьев еще стояли голые, но на некоторых уже начали распускаться почки, а на соснах сквозь старые иголки уже пробивались свежие, ярко-зеленые.

– Этим? Подождите, вот настанет лето, здесь будет необыкновенно красиво.

– Здесь и сейчас красиво. Взгляните на эти крутые холмы, деревья, спускающиеся к реке. Где мы находимся? Как называется это место?

– Перевал Килликранки. Вы правы: место и в самом деле красивое. – Он искоса взглянул на нее: – Эллин, хотите получить обратно ваш пистолет? Может быть, с ним вам будет спокойнее?

Она взглянула ему в глаза. «Какие же они ярко-синие!» – в очередной раз восхитилась Эллин, но уже в следующую секунду заставила себя сосредоточиться на их разговоре. Она давно забыла про этот пистолет.

– Да, благодарю вас, – ответила она. – Это оружие моего отца.

Джеймс протянул ей пистолет.

– Вы умеете им пользоваться?

– Конечно. – Эллин сунула его за пояс.

– Вы и в самом деле собирались ехать в Гленгарри одна?

– Да. Хотя сначала следовало бы забрать у вас свой пистолет.

– Я рад, что вы согласились поехать с нами.

– А я рада, что вы предложили мне это. Благодарю вас, сэр.

– Не за что, детка. А еще я решил назвать вам мое имя.

Эллин изумленно воззрилась на него:

– Правда?

– Правда. В Данфаллэнди я не мог этого сделать. Я вам уже объяснил, почему Нейл должен был присутствовать одновременно в двух местах.

– Значит, вы Джеймс?

Он лениво улыбнулся, и взгляд его переместился с ее глаз на губы.

– Да.

– Спасибо, что сказали мне об этом, мистер Маккарри.

– Джеймс, детка. Я ведь зову вас Эллин и хочу, чтобы и вы называли меня по имени.

– Джеймс, – протянула Эллин, – который похож на Нейла, но не Нейл.

– А это имеет какое-то значение?

– Имеет.

Джеймс кивнул, стараясь скрыть разочарование. Конечно, это имеет для нее значение. Так же, как и для всех остальных.

– Я не граф Торридон.

– Верно. Как верно и то, что не граф Торридон, а Джеймс спас мне жизнь и сейчас меня защищает.

Эти слова Джеймсу понравились.

– А вы думали, я буду разочарована? – прямо спросила Эллин.

Джеймс не ответил: мысли в его голове путались. Грант обернулся и взглянул на них. Джеймс покосился на него, после чего вновь повернулся к Эллин. Наклонив голову, она испытующе смотрела на него.

– Для меня не важно, кто вы, Джеймс, граф или простой фермер. Вы спасли мне жизнь, причем не один раз, и я очень благодарна вам за это.

Что ж, благодарность как раз то чувство, которое она должна испытывать, подумал Джеймс. Бесполезно рассчитывать на большее. Для нее не имеет значения, который из братьев он. Важно, что он спас ее, когда ей грозила опасность, но как только они расстанутся, она его забудет.

– Как вы считаете, война начнется? – спросила она.

Да.

– И кто победит?

– Не знаю, детка, – ответил Джеймс, видя, что Грант направляется к ним. – А сейчас мне нужно поговорить с людьми вашего кузена. – И он отъехал от Эллин, позволив Гранту занять его место.

Ночь они провели на небольшом постоялом дворе. Эллин устроилась в комнате вместе с Бриттой, размышляя и прислушиваясь к взрывам смеха, доносившимся из зала. Сна не было ни в одном глазу. Джеймс Маккарри... Она всегда это знала. Хорошо, что он признался ей в этом сам, не дожидаясь, когда она снова его об этом спросит. Вот только во время разговора что-то произошло. Эллин это почувствовала. Такое ощущение, будто он отдалился от нее. Ну да ничего, подумала она. Так даже лучше. Путешествие предстоит недолгое, скоро они расстанутся.

Она заворочалась в постели, потом услышала скрип кровати в соседней комнате, которую Джеймс занимал вместе с Дунканом, Дэвидом и Недом. Интересно, спит ли он сейчас? А вдруг тоже ворочается и не может заснуть, зная, что она рядом.

Следующий день выдался сухим и ясным. Сильный ветер раскачивал деревья, мимо которых они проезжали, и играл проклюнувшимися клейкими листочками. В этих местах кроме сосен росли еще и березы, дубы и рябины. Они тянули ветви вверх, словно приветствуя солнце. Эллин с наслаждением подставляла лицо теплым лучам и думала, думала, думала...

С Дэвидом они почти не разговаривали, хотя и ехали рядом. Джеймс тоже хранил молчание, лишь поздоровался с ней за завтраком, после чего оборвал болтовню Неда с хозяином постоялого двора – у обоих рты не закрывались в течение часа, – бросив на него гневный взгляд и приказав ему выйти за дверь. Однако на Неда это не произвело впечатления. Он все еще продолжал болтать.

Вчера вечером, после того как Эллин отправилась спать, Джеймс с Дунканом преподали парню несколько уроков фехтования, и теперь Нед рассказывал об этом Бритте, сопровождая свое повествование бесчисленными подробностями о том, как делать выпад, парировать удар и как важно уметь пользоваться маленьким круглым щитом. Бритта слушала, широко распахнув глаза и время от времени вставляя свои реплики.

Дункан попрощался с ними около полудня, и Эллин очень удивилась, что он уезжает: она была уверена, что он будет сопровождать их до Гленгарри, однако Дункан объяснил, что должен вернуться в Торридон, чтобы рассказать Нейлу обо всем, что произошло на съезде. Эллин еще раз поблагодарила его за то, что он спас ей жизнь.

Несколько секунд спустя он уже скакал на своем жеребце на вершину холма, откуда путь его лежал на север, в замок Торридон. Джеймс провожал его взглядом до тех пор, пока кузен не скрылся из виду. А Нед все разглагольствовал. Он не закрыл рта и тогда, когда они остановились перекусить у маленького ручейка, протекавшего вдали от основной дороги.

26
{"b":"507","o":1}