1
2
3
...
28
29
30
...
77

– Три раза все осмотрела, Джеймс. Их там нет.

– Ну что ж, – вздохнул он. – Пойду похороню убитых, а вы тем временем соберите вещи.

– Я вам помогу.

Взглянув на нее, Джеймс промолчал.

Они похоронили людей Джона под могучим дубом, постаравшись вырыть могилы поглубже, хотя это оказалось нелегко: земля уже оттаяла, зато была очень влажной. Наконец они опустили тела в могилу и забросали землей, после чего Джеймс прочитал молитву на гэльском языке, а Эллин – на английском.

Вернувшись к ручью, они умылись, склонившись рядышком над водой. У берега вода была неподвижна, и Эллин отлично видела, какие у них измученные лица. Джеймс, закрыв глаза, несколько секунд наслаждался ощущением холодной воды на лице, а потом вытер его насухо. После этого они с Эллин собрали вещи и завернули их в старый плед.

Встав посреди поляны, Эллин в очередной раз огляделась по сторонам.

– Бритта! Нед! – крикнула она, а потом еще раз, громче. И еще раз. Прислушалась – ничего, лишь фырканье лошадей, шорох ветвей да журчание ручья. – Бритта! Нед!

Она подождала, моля Бога, чтобы они услышали ее и отозвались, но ответа так и не дождалась. Она взглянула на небо, на ветви деревьев, все еще окутанные туманом, потом повернулась к Джеймсу:

– И что мы теперь будем делать?

– Теперь я поеду домой.

– Домой?

– Да.

– Не в Гленгарри?

– Нет.

Эллин посмотрела на него в ужасе. Он собирается бросить ее здесь? Она открыла было рот, чтобы сказать ему об этом, но передумала. Джеймс не один раз спасал ей жизнь, она не имеет права просить его делать это бесконечно. Бегство Дэвида потрясло ее, однако от Джеймса Маккарри, хотя она была с ним знакома всего несколько дней, она ничего подобного не ожидала.

Она пристально посмотрела на него – волосы растрепаны, рубашка расстегнута, в прорехе на груди виднеются темные волоски. Так, значит, этот красавец мужчина собирается бросить ее одну посреди незнакомой местности? Ее, слабую, беззащитную девушку? Эллин нащупала в кармане пистолет, сунула под мышку пороховой рог. Что ж, так тому и быть.

– Пойду приготовлю лошадей, – сказал Джеймс.

– Хорошо. – Эллин отвернулась.

Он покосился на нее и направился к лошадям, а Эллин села на камень и стала ждать.

Джеймс прищурился: солнце било прямо в глаза. Голова раскалывалась: люди Фрейзера, повалив его на землю, сильно ударили его по голове. Он выстоял один против троих. Можно было гордиться этим, однако Джеймс слишком устал, чтобы испытывать какие-нибудь чувства, кроме радости, что они с Эллин остались в живых.

Похоже, ей не понравилось, что вместо Гленгарри они отправятся в Торридон, но он ей все объяснит позднее, когда головная боль немного утихнет. Прижавшись головой к теплому боку коня, Джеймс закрыл глаза. Все-таки им здорово повезло. Если бы оставшийся в живых человек Фрейзера умел так же хорошо драться, Джеймс был бы сейчас мертв.

Нападавшие собирались убить их всех: они даже не удосужились забрать оружие. Следовательно, ограбление не входило в их планы. Но почему? Почему Фрейзер по-прежнему преследует Эллин? Данди всем рассказал о готовящемся против него заговоре. Этот Фрейзер не дурак. Существует какая-то причина, по которой он не оставляет Эллин в покое. Какая же? Месть? Деньги? Или и то и другое?

Скоро следы разыгравшейся на поляне трагедии исчезнут без следа, размышляла Эллин. Темные пятна крови смоет первым же дождем, две неглубокие могилы сровняются с землей, а их обитатели будут забыты. Но где же Бритта и Нед?

И как мог Дэвид так поступить? Он окинул ее безумным взглядом, вскочил на коня и растворился во тьме, бросив Эллин на произвол судьбы. Быть может, подумала она, криво усмехнувшись, он до сих пор мчится вперед сломя голову. А теперь Джеймс собирается сделать то же самое. Нет, не станет она думать о нем плохо, не станет задавать себе вопрос: почему же она обманулась, спутала храбрость с благородством? Он опять спас ей жизнь и теперь решил, что этого вполне достаточно. Так стоит ли винить его за это? Эллин вздохнула. Они чужие друг другу, а он и так уже сделал больше, чем сделало бы большинство людей на его месте. Не его вина, что она вбила себе в голову, будто он и впредь обязан так поступать.

Она отправится в Гленгарри одна. А что ей еще остается делать? Можно, конечно, вернуться в Данфаллэнди, поджав хвост и дождаться, пока люди Хью приедут за ней, а можно и самой добраться до Гленгарри. Конечно, путешествие это будет опасным, скучным и долгим. Однако совершить его можно. У нее в кошельке есть деньги, а в кармане пистолет. Днем она постарается преодолеть как можно большее расстояние, а ночью где-нибудь спрячется.

Услышав за спиной шаги Джеймса, Эллин не обернулась. Он подошел и встал рядом.

– Эллин?

Она не пошевелилась.

– Что вы делаете, Эллин?

– Жду.

– Чего?

– Когда вы уедете.

– Когда я уеду? – повторил он, выделяя голосом каждое слово.

– Да. – Она взглянула на него и вдруг поняла, что совершила ошибку: он, прищурившись, смотрел на нее, скрестив руки на груди. – Вы ведь собираетесь отправиться в Торридон?

– Верно.

– А я – в Гленгарри, – произнесла Эллин, вставая.

– Значит, в Гленгарри. Одна?

– Да.

– Да будет вам, Эллин. Неужели вы забыли, что Фрейзер мечтает вас убить?

– Нет, не забыла. И тем не менее я еду в Гленгарри.

Он шагнул к ней. Эллин считала, что ее уже ничем не испугаешь, но, оказалось, ошиблась: вид у разгневанного Джеймса Маккарри был настолько устрашающий, что у нее затряслись поджилки. Того и гляди, он изобьет ее до смерти.

– Идиотка чертова! Вы в своем уме?

– Не кричите на меня!

– Я и не кричу! Если бы я кричал, меня было бы слышно в Эдинбурге! Что вы делаете, черт подери?! – Он сделал еще один шаг к ней.

Решив настоять на своем, Эллин холодно ответила:

– Еду в Гленгарри, Джеймс. А вы?

Он отвернулся от нее и поднял голову, уставившись на деревья.

– Что я делаю? Не знаю. Наверное, беспокоюсь за девчонку, которая решила рискнуть жизнью, не думая о последствиях. – Он опять повернулся к ней и, поджав губы, процедил: – Неужели вы настолько глупы, Эллин, что отправитесь в путь одна?

– Считайте, что так, – отрезала Эллин, гордо вскинув голову.

– Я знаю, вы умная девушка, Эллин, но я никак не могу взять в толк, почему вам в голову взбрело ехать в Гленгарри в одиночестве.

– Потому что вы едете в Торридон.

– И поэтому вы решили пересечь всю Шотландию одна, считая, что если Фрейзер вас отыщет, вы сумеете дать ему отпор? Да ему, чтобы расправиться с вами, хватит одного выстрела! Понимаете, Эллин, всего одного выстрела! А у Фрейзера против вас будет не только пистолет, но и шпага, и кинжал. Неужели вы не понимаете, насколько перед ним беззащитны? Неужели ни во что не ставите свою жизнь?

Я никогда не рисковал жизнью ради кого-то, но для вас, Эллин Грэм, сделал исключение. И что же? Вам, оказывается, на это плевать! – Он вскинул голову. – Ну что ж, поезжайте! Подвергайте себя опасности, если вам так хочется. Желаю удачи. Думаю, она вам понадобится.

– Спасибо, – холодно поблагодарила Эллин. – Джеймс, – продолжала она уже мягче, – я признательна вам за помощь, которую вы мне оказали, очень признательна. Я знаю, если бы не вы, меня бы не было сейчас в живых. Но теперь вы едете домой.

– Да. И что же?

Несмотря на все ее попытки оставаться спокойной, у Эллин задрожали губы, и она поспешно, прикрыла рот рукой, чтобы Джеймс этого не заметил. Как могла она быть настолько слепа? Он подошел к ней, протянул руку, чтобы коснуться ее, однако Эллин дернула плечом и отвернулась.

– Эллин, детка, взгляните на меня. Если не хотите, чтобы вас сопровождал я, позвольте мне найти вам любого другого сопровождающего, только, пожалуйста, не ездите одна.

– Но вы же говорили, что едете домой!

– Да. И что из этого?

На Эллин накатила такая злость, что она была вынуждена зажмуриться, чтобы взять себя в руки. Чувствуя, что ей это не удается, она открыла глаза и порывисто бросила:

29
{"b":"507","o":1}