1
2
3
...
31
32
33
...
77

Тропинка оказалась крутой и скользкой. Эллин ехала, стиснув зубы и закрыв глаза. Всякий раз, когда лошади оступались, у неё замирало сердце. Наконец испытание закончилось, и они выехали на маленькую полянку. Спрыгнув на землю, Джеймс подошел к кустам, раздвинул мокрые ветки, завел в укрытие лошадей, а потом вернулся за Эллин.

– Я помогу вам спуститься, – произнес он.

На какую-то долю секунды, когда она уже оказалась на земле, он прижал ее к себе, потом отпустил, взял ее лошадь под уздцы и сделал знак следовать за ним. Пройдя сквозь кусты по небольшому выступу, Эллин оказалась у входа в пещеру. Пещера была большая и высокая. Эллин стояла в пещере, держа свою лошадь и лошадь Джеймса, а он вышел наружу под дождь за другими лошадьми.

Когда глаза немного привыкли к темноте, Эллин заметила три выдолбленные в скале ступеньки, ведущие неизвестно куда. Поднявшись на первую, она стянула с головы капюшон. В пещере было промозгло и холодно, с потолка капала вода. Но там, где она стояла, было сухо и тихо: ветер сюда не долетал. Слева Эллин заметила темнеющий проход. Она наклонилась, вглядываясь во тьму, однако войти в него не решилась.

Когда вернулся Джеймс, Эллин помогла ему снять с животных седла и уздечки и аккуратно сложила их на землю, пока Джеймс вытирал: мокрых лошадей. Покончив с этим, они вместе вышли из пещеры под дождь за хворостом. Буря разыгралась не на шутку. Ветер задувал, норовя сорвать с Эллин плащ, а с Джеймса – плед. Не прошло и нескольких минут, как они промокли насквозь, однако набрали достаточно дров для того, чтобы разжечь костер.

Войдя в пещеру, Джеймс подошел к проходу, который заметила Эллин, и, войдя в него, скрылся в темноте. Она медленно направилась за ним, и прежде чем сделать шаг, осторожно ощупывала ногой ребристый пол и брезгливо морщилась: остро пахло мокрым конским волосом, кожей и древесиной. Похоже, ночь будет не слишком комфортной, но это лучше, чем мокнуть под дождем.

Глава 9

– Хворост очень мокрый, – проворчал Джеймс, беря его из рук Эллин, – придется подождать, пока разгорится огонь.

Они находились в маленьком, почти круглом помещении. Полы были выскоблены, в стенах проделаны ниши, словно для того, чтобы ставить в них свечи. Здесь было сумрачно, лишь из дальнего угла проникал серый свет: видимо, в том месте в стене была расщелина. Джеймс склонился над хворостом, сложенным в центре пещеры, собираясь его разжечь.

– Откуда вы узнали про эту пещеру? – спросила Эллин.

– Я был здесь много лет назад с Нейлом и отцом. Мы попали в снежную бурю, – ответил Джеймс, не глядя на нее. – Вот только я не был уверен, что мне удастся ее отыскать.

– Хорошо, что вам это удалось, – улыбнулась Эллин.

– Да. Здесь нам не страшны ни дождь, ни Фрейзер.

– Вы считаете, он все еще преследует нас?

– Я в этом не сомневаюсь.

– Почему он от меня не отстанет?

Джеймс поднял голову и взглянул на Эллин. Лицо его было освещено крошечным пламенем, которое он обмахивал рукой, чтобы огонь не погас.

– Не знаю. Думал, может, вы знаете.

– Нет. Понятия не имею. Когда я отправилась с Бриттой и Недом в Данфаллэнди, я знала, что нас могут преследовать, что нас подстерегает опасность, но ведь Фрейзер хотел убить Джона! Меня он преследовал только потому, что я могла предупредить кузена о готовящемся заговоре. Так почему он продолжает охотиться за нами?

Поднявшись, Джеймс задумчиво взглянул на нее. Девушка боится, и ему не хотелось еще больше ее пугать, но ничего не поделаешь, он должен сказать ей все, что думает по этому поводу.

– Не за нами, а за вами, Эллин, – подчеркнул он. – Ему нужны только вы. И преследует он именно вас.

Эллин обхватила себя руками и поежилась. Глаза ее расширились от страха.

– Но почему?

– Когда Фрейзер напал на вас на дороге, он собирался вас убить. Он убил Эвана и бросился к вам, чтобы и вас прикончить. Если бы мы не подоспели вовремя, вас и ваших спутников уже не было бы в живых. – Помолчав, он продолжил: – Но в последний раз его люди не собирались вас убивать.

– Не собирались, – едва слышно прошептала Эллин. – Они все накинулись на вас.

– Да. Сначала они хотели избавиться от людей Данди, потом от меня. Грант сбежал, а Нед оказал сопротивление, чего, мне кажется, они не ожидали. Я думаю, они решили сначала убить всех мужчин, а потом добраться до вас. Но не думаю, что они бы вас убили. В прошлый раз Фрейзер просто хотел заставить вас замолчать. Но сейчас, Эллин, ваш кузен Джон постоянно находится в окружении солдат. Его слишком хорошо охраняют, так что к нему не так-то легко подобраться. Мне кажется, Фрейзер хочет взять вас в заложницы, чтобы с вашей помощью заманить Данди в ловушку и убить.

Эллин побледнела.

– Я об этом не подумала.

– Сколько человек ненавидят вашего кузена Джона?

У него нет врагов.

Джеймс печально улыбнулся:

– Чтобы у Джона Грэма не было врагов? Детка, да у Данди их легион. Половина населения юго-западной Шотландии его ненавидит, а теперь к ним прибавились и все те, кто поддерживает Вильгельма. У вашего кузена очень много врагов, Эллин. Но я говорю не о них, не о явных врагах, Кто может желать его смерти по другим причинам?

– Джон на редкость порядочный человек. Он пунктуален, благороден и честен.

– Таких людей не очень-то жалуют.

– Да.

– Так кто это – как вам кажется? Кому выгодна его смерть?

– Если король Яков не вернет себе трон, никакой власти у Джона не будет, – объяснила Эллин. – Он наверняка скоро лишится титула, если уже не лишился.

– Верно. А может быть, кто-то мстит ему за что-то такое, о чем вы не знаете? Либо... – Он легонько подул, на пламя и добавил еще одну веточку. – Кто выиграет от того, что уберет вас с дороги?

– Меня?

– Да. Кому достанутся ваши деньги?

– У меня так мало денег, что о них не стоит и говорить. Я получила наследство от бабушки, но оно такое крошечное, что на него и перчатки не купишь... – Не договорив, Эллин вдруг уставилась на него.

– Что случилось, детка? Вам только что пришла в голову какая-то мысль? Какая же?

– Дэвид говорил, что бабушка Би изменила завещание. Должно быть, она пообещала ему деньги, если он женится на мне.

– Следовательно, ему выгодно вас защищать, а не убивать.

– Именно поэтому Дэвид захотел отправиться с нами.

– Чтобы вас защищать? – Джеймс фыркнул. – Я бы сказал, что он не слишком в этом преуспел. А кто унаследует состояние вашей бабушки после ее смерти?

– Наверное, моя мама, а это означает, что Питни получит все.

– А что, если ваша бабушка сделала наследницей вас?

– И поэтому Дэвид захотел на мне жениться?

Джеймс нахмурился:

– Почему ему для этого понадобилось ваше состояние, Эллин? Большинство мужчин взяли бы вас замуж хоть сейчас. – Он смотрел на крошечное пламя, пытаясь отогнать от себя образ обнаженной Эллин. – Я имею в виду, даже если бы у вас не было ни гроша, – добавил он тихо.

– Но почему Фрейзер все-таки преследует нас? Может быть, он все же охотится за вами?

– За мной? Не думаю. Фрейзер хочет убить Данди, да и вас он не прочь заполучить. Вот чего, я не понимаю, так это почему он до сих пор преследует вас! Единственное объяснение, которое мне приходит в голову, – он хочет получить за вас выкуп. – Джеймс сделал к ней шаг и остановился, пораженный тем, что чуть было не совершил. Ему хотелось обнять Эллин, прижать к себе, успокоить, а потом заняться с ней любовью. Да как ему могли прийти в голову такие похотливые мысли? Эллин нуждается в защите, а не в любовных утехах. – Садитесь поближе к костру, Эллин, – предложил он. – Вы дрожите от холода.

Она подошла, встала с ним рядом и протянула руки к пламени. Джеймс снял шапку, тряхнул головой, отбрасывая волосы со лба, потом снял перевязь и шпагу, нагрудный патронташ и положил на пол пистолет. Выпрямившись, он повернулся к Эллин и стянул с ее плеч плащ, легонько коснувшись при этом пальцами ее шеи.

32
{"b":"507","o":1}