1
2
3
...
35
36
37
...
77

До смерти отца близнецы всегда были равны и все делили пополам. Но сейчас Джеймс испытывал такие сильные чувства, какие Нейлу еще не доводилось испытывать.

Нейл вновь потрепал лошадь по шее, пристально вглядываясь во тьму. Вернется ли брат домой? И если да, то таким же, как прежде, или другим? И если другим, то что изменилось в нем?

И все-таки кто она, эта женщина?

Они лежали на холодном каменном полу, Эллин позади костра, закутанная, по настоянию Джеймса, в плед, Джеймс – ближе к входу в пещеру. На нем была лишь рубашка, которую он достал из узелка с вещами, второй он укрыл ноги. Эллин спала беспокойно, время от времени просыпалась и тогда вновь начинала думать свою невеселую думу.

Да, сейчас она в безопасности. Нельзя сказать, чтобы она счастлива, да и стыдно ей было того, что совсем недавно произошло между ней и Джеймсом, и он наверняка теперь презирает ее, но главное – никакая опасность ей пока не грозит. Вот и нужно думать об этом, а не мучиться угрызениями совести. Бритта с Недом наверняка скоро вернутся – хотелось бы надеяться, что целые и невредимые, – а кузен Джон собирает войско, чтобы начать войну.

Эллин помолилась за Джона и его жену, потом за своих родных, за Маргарет, которая, слава Богу, благополучно родила первенца, за маму и Флору, которые сейчас так далеко от дома. За бабушку Би, которая осталась дома в компании лишь Питни и собственных мыслей, и за Хью, который – Эллин знала это наверняка – гордится своим первенцем. И за Тома – интересно, сообщили ли ему о смерти его кузена? И винит ли он Эллин в смерти Эвана?

И где сейчас находится Сесил Фрейзер?

Как могло случиться, что за такое короткое время в ее жизни произошли столь разительные перемены? Еще две недели назад она жила дома с сестрой и мамой, и все они были живы и здоровы. А теперь Грэмы разъехались по всей Шотландии и находятся в самом центре событий. А вот она понятия не имеет, что ждет ее впереди.

Джеймс перевернулся на спину. Каменный пол был твердым, холодным, и он сильно замерз. Он подвинулся ближе к костру и взглянул на Эллин. Она лежала, свернувшись калачиком, закутанная в плед. Темные волосы спутанными прядями падали на сине-зеленую клетчатую ткань. Цвета клана Маккарри, символизирующие море и земли Торридона, их родного дома.

Он хотел ее. Он отвезет ее домой, где она будет в безопасности. Домой. К Нейлу. Он почему-то не испытывал острой необходимости поскорее вернуться к брату. Другие чувства вытеснили его нетерпение, не знакомые, не пугающие, но нелегкие. Джеймс нахмурился, вглядываясь в темноту. Он постарается как можно быстрее вернуться домой и узнать, что произошло в Торридоне за время его отсутствия. И привезет с собой Эллин – за стенами родного замка, под надежной защитой целого клана она будет в полной безопасности.

У кого сейчас есть время любить?

Эллин проснулась и обнаружила, что лежит одна, а костер давно догорел. Джеймс исчез, а вместе с ним и его башмаки, оружие и узелок с вещами. Бутылка виски лежала рядом с пакетом с едой. Эллин, поморщившись, взяла ее в руку. Она была еще на треть полна. Похоже, выпито было не слишком много, и вести себя так, как она вела себя вчера, не было никаких оснований. С трудом поднявшись, она привела в порядок, одежду и с облегчением вздохнула: плед, на котором спал Джеймс, так и лежал у входа в пещеру, а на нем пистолет – следовательно, Джеймс где-то рядом.

Эллин вышла из пещеры. Утренний туман, висевший над деревьями, окутал ее призрачной пеленой. Ресницы и волосы сразу покрылись влагой. Эллин поставила сундучок на землю и прислушалась. Три лошади были привязаны к камню, остальных не было видно. Эллин ждала, слушая, как с деревьев мерно падают на землю дождевые капли.

Вскоре жеребец Джеймса поднял голову и взглянул в сторону маленького ручейка, протекавшего в низине рядом с пещерой, а секунду спустя послышался голос Джеймса. Он что-то тихо говорил лошадям, ведя их за собой.

При виде Эллин выражение его лица стало настороженным, а в голосе появились сдержанные нотки.

Она смотрела на его длинные ноги, на широкие плечи. Вот он погладил лошадь по гриве, широко растопырив пальцы, и Эллин словно обдало жаром: она вспомнила, как его руки ласкали ее.

– Доброе утро, – тихо поздоровалась она.

– Доброе утро, Эллин. Как ты сегодня?

– Отлично, спасибо. А ты?

– Хорошо. Нужно поскорее уезжать отсюда.

– Я уже готова, – сказала она. – Джеймс, нам необходимо поговорить.

Он покачал головой и прищурился:

– Нет, детка, это ни к чему.

– Это нужно мне. – Она глубоко вздохнула. – Я слишком много вчера выпила.

– Я этого не помню.

– И я ни о чем не жалею, Джеймс.

– А я жалею, Эллин.

Глава 10

Днем стал накрапывать мелкий дождь, и ехать верхом было не слишком приятно. Джеймс скакал впереди, и Эллин молча смотрела ему в спину. Ей нечего было ему сказать, да и ему, очевидно, тоже. А может быть, то, что произошло между ними в пещере, она просто придумала? Может быть, ничего и не было? Не смотрел на нее Джеймс влюбленными глазами, не ласкал, не целовал? Эллин хотелось заплакать и наброситься на него с кулаками.

С наступлением вечера, когда еще не совсем стемнело, Джеймс остановился и указал на раскинувшийся перед ними город.

– Инвернесс, – объявил он. – Остановимся на постоялом дворе.

Эллин проследила за его взглядом. Инвернесс, в течение столетий бывший портовым городом, располагался рядом с Мори-Фертом – огромным узким морским заливом, связывающим его с океаном. Разделенный надвое рекой Несс, город раскинулся по ее берегам, отходя от них тугими узлами запутанных улочек.

Джеймс знал дорогу и привел их по запруженным народом улицам к маленькому, но чистому и опрятному постоялому двору. Он помог Эллин спешиться и попросил дождаться его в доме, а сам отправился поговорить с конюхом. Войдя внутрь, Эллин оказалась в уютном зале, где стояли две скамейки, и в углу виднелась лестница.

– Добрый вечер, миссис, – послышался за ее спиной жизнерадостный голос.

Эллин обернулась. Она увидела полную женщину c румяным лицом и бледными голубыми глазами, с откровенным любопытством ее разглядывающую. Женщина была аккуратно одета, каштановые с проседью волосы гладко зачесаны назад, а фартук был без единого пятнышка. Оглядев Эллин с головы до ног, она улыбнулась.

– Останетесь на ночь?

– Да, пожалуй.

– Вы приехали с одним из братьев-близнецов Маккарри?

Эллин кивнула, не зная, что можно говорить этой особе, а о чем лучше умолчать.

– Так я и думала. Они всегда здесь останавливаются. Мы знаем их, а они знают нас, оттого-то нам легко общаться друг с другом. – Она протянула Эллин руку: – Дженет Макиннон.

– Эллин Грэм, – представилась Эллин, пожимая ей руку.

– Грэм? Вы, случайно, не родственница Данди?

– Это мой кузен.

– Кузен? Ну-ну... – Она повернулась и направилась к лестнице. – Пойдемте со мной, детка, я покажу вам комнату. А кто с вами, Джеймс или Нейл?

– Джеймс.

– Это хорошо. Нейл, как я слышала, собирается жениться, а Джеймс пока раздумывает, брать ему в жены ту девицу или нет.

– Какую девицу?

Обернувшись, Дженет бросила на нее взгляд через плечо:

– А вы не знаете? Сифорт желает укрепить союз Маккензи и Маккарри, женив братьев-близнецов на своих родственницах. Видите ли, мать близнецов – из клана Маккензи, и женитьба помогла бы навсегда связать эти два клана кровными узами. А Маклауд хочет, чтобы Джейми женился на его дочери. Это помогло бы снять напряженность, возникшую между его кланом и Торридоном. Но вы и сами все это знаете, правда?

Они подошли к лестнице, и Дженет, обернувшись, бросила взгляд на руку Эллин, которую та положила на перила.

– Вы, случайно, не замужем за ним?

– Нет.

– Тогда я поселю вас в разных комнатах. Идите за мной, детка.

36
{"b":"507","o":1}