ЛитМир - Электронная Библиотека

Дженет провела ее в комнату, расположенную на втором этаже, окна которой выходили на конный двор. Откинув занавеску, отчего Эллин стало видно темнеющее небо, она подошла к кровати и принялась взбивать подушку.

– А вот и он, – заметила Дженет, когда на пороге с сундучком Эллин в руках появился Джеймс. – Добро пожаловать, Джейми. – Она дружески обняла его. – Тебе я постелю внизу. Ты мои правила знаешь.

– И какие же это правила, миссис Макиннон?

– Не селить мужчину и женщину в одной комнате, если они не женаты. И даже не проси, все равно не разрешу.

– Мы об этом и не просим.

– Вот и хорошо. А теперь, Джейми... Ты же Джейми, верно? Вечно я вас путаю!

– Джейми.

– Прекрасно. Иди за мной, мой мальчик, я покажу тебе твою комнату. И смотри веди себя осторожно! У меня внизу остановилось много Монтроузов, а они вашего короля не слишком-то жалуют.

– Мы будем осторожны. Обещаю.

Дженет повернулась к Эллин:

– Я накормлю вас на кухне. Так будет гораздо безопаснее. И если кто-то спросит – то вы не мисс Грэм, детка, а мисс Синклер.

– Что, настолько все плохо? – с тревогой в голосе спросил Джеймс.

– Да, очень плохо.

– Может быть, нам поселиться на другом постоялом дворе?

– Еще чего! Скоро они допьются до чертиков и даже не узнают, что вы здесь были. Но мне в моем доме скандалов не надо. – Она покачала головой: – Так я тебя и отпустила, Джеймс Маккарри! Да я тебя с детства знаю. – Она обратилась к Эллин: – Когда заболел мой отец, Джейми с Нейлом привезли ему из Испании апельсины. Представляете? Апельсины! Такое не забывают. Когда вы будете готовы, спуститесь по той же лестнице, по какой и поднялись. Идем, Джейми.

Она устремилась к двери, Джеймс за ней. На пороге он обернулся и взглянул на Эллин, а через секунду Дженет закрыла за ними дверь.

Ужинать их усадили на кухне в углу, рядом с деревянной скамьей с высокой спинкой и дверью в зал. Джеймс и Эллин сидели на древних деревянных скамьях за старым дубовым столом, а возле них суетились служанки. Когда дверь открывалась, из зала доносились шум и обрывки разговоров. Время от времени мимо них проходила Дженет. Поделившись информацией, которую ей удалось подслушать, она возвращалась к своим постояльцам. Служанки с любопытством посматривали на Джеймса.

Дженет сообщила, что в зале собралось двенадцать Монтроузов, все они, похоже, решили напиться и уже пребывают в приподнятом настроении. Они направляются на юг, чтобы присоединиться к армии генерала Хью Маккея, расквартированной у Эдинбурга. Из Данфаллэнди донесся слух, что кланы намерены выступить на стороне короля Якова. Позабыв о старых распрях, они объединяются под одним знаменем. Джеймс внимательно слушал, задумчиво прихлебывая виски.

Когда Дженет в очередной раз отошла, Эллин наклонилась к нему и тихо спросила:

– Нам здесь угрожает опасность?

– До тех пор, пока я буду молчать, – нет. Никого из Монтроузов я не знаю, да и они не должны меня знать. А разговаривать с ними или выяснять отношения нам ни к чему. Но меня удивляет то, что все началось так быстро – я имею в виду, что уже начали собирать армию.

Эллин придерживалась того же мнения. Совещание в Данфаллэнди закончилось всего несколько дней назад, а новость о нем уже достигла севера – а ведь никто их с Джеймсом не обгонял. Где был той ночью Джон? И Том? Никогда еще война не казалась ей такой близкой. Эллин старалась не думать о том, что произойдет после того, как начнется военный призыв. Все мужчины, которых она любит, отправятся на войну: Джон, Хью, Том.

Дверь в очередной раз распахнулась, и в кухню вошла Дженет с грязной посудой в руках. Вручив ее одной из кухарок, она подошла к столу, за которым сидели Джеймс и Эллин, и, наклонившись к ним, прошептала:

– Награда за голову Данди двадцать тысяч фунтов, за живого или мертвого. Вильгельм Оранский послал к нему домой отряд, чтобы его арестовали, но дома Данди, не оказалось.

Эллин в ужасе схватилась рукой за горло:

– А его жена?

– Жена была дома вместе с сыном. Но им, слава Богу, ничего не сделали. Если вы знаете, где сейчас находится ваш кузен, скажите ему, чтобы не возвращался домой.

Глаза Эллин наполнились слезами. Значит, у Джона родился мальчик. В какое ужасное время он появился на свет! Какая жизнь ждет этого мальчугана?

– Твой кузен Дункан был здесь, – обратилась Дженет к Джеймсу. – Как всегда, флиртовал с моими девицами. Сказал, что ты приедешь, но утверждал, что приедешь один.

Джеймс не ответил. Рассмеявшись, Дженет потрепала его поруке:

– Молчишь? Ну-ну... Похоже, девушка тебе понравилась. Откуда вы, детка?

Вытерев слезы, Эллин ответила:

– Из Нетерби, это рядом с Данди.

– Данди? – Дженет покосилась на Джеймса, после чего, помолчав, обратилась к Эллин: – Значит, с востока? Вы ведь знаете легенду, верно?

– Дженет, не надо, – попытался остановить ее Джеймс.

– Какую легенду? – удивилась Эллин.

Дженет улыбнулась:

– Очень красивую. Легенду клана Маккарри. Прорицатель Браан предсказал, что в ночь, когда будут зачаты братья-близнецы, от удара молнии старый дуб расколется на две части. Когда близнецы вырастут, они втянут кланы в войну, после которой на пятьдесят лет воцарится мир. Каждый из них женится на девушке с востока, потому-то я знаю, что наш Джейми не возьмет в жены девушку из рода Маклаудов. И из рода Льюисов – тоже. А вот из какого-нибудь другого клана – очень даже может быть, ведь все они находятся к востоку от Торридона.

Джеймс нахмурился:

– Все это чепуха. Суеверие.

Дженет, уперев руки в бока, пошла в атаку:

– Вот как? А разве, твой отец не умер в день своего рождения? И твой дед, и прадед? Разве дуб не раскололся надвое и обе его половинки не засохли? И разве ты не собираешь сейчас армию?

– Нейл этим занимается.

– Ты ничем не сможешь доказать, Джейми, что я не права. – Дженет выпрямилась и тряхнула головой, откидывая с лица волосы. – Я думала об этом дне с тех пор, как сюда приезжал Дункан. Легенда сбывается. Ты это знаешь не хуже меня, и все твои слова о том, что это суеверие, ничего не изменят. – И, резко повернувшись, она отошла от стола.

– Значит, существует легенда? – прошептала Эллин.

Джеймс вперил в нее яростный взгляд:

– Да.

– Согласно которой вы с Нейлом втянете, клан в войну...

– Да. – Раздраженно вздохнув, Джеймс поведал ей другую часть легенды. Он был абсолютно уверен, что со времени их с Нейлом рождения ее значительно приукрасили, однако, хотелось ему этого или нет, какая-то ее часть уже начала сбываться.

– Ты в нее не веришь?

Джеймс заколебался. Проблема заключалась в том, что он в нее верил. Ну или почти верил.

– Мне хотелось бы думать, что мы с Нейлом имеем свободу выбора.

– Мне тоже. – Эллин опустила глаза, потом вновь взглянула на Джеймса. – Джеймс, почему бы тебе не оставить меня здесь, в Инвернессе? Деньги у меня есть, а Дженет, похоже, женщина толковая. Я уверена, она могла бы изыскать способ переправить меня в Гленгарри. Ты мог бы добраться домой гораздо быстрее, если бы ехал один.

– Оставить тебя здесь? – Джеймс наклонился вперед, стараясь не повышать голоса и не выдать обуревавшей его злости: – Оставить тебя здесь? Эллин, ты что – спятила? Как я могу это сделать?

– Так было бы легче.

– Кому?

– Тебе, Джеймс. Я... – Голос Эллин прервался. Она откинулась на спинку стула и закрыла лицо, руками. – Будет лучше, если мы расстанемся.

– Вот как? Почему?

– Ты меня презираешь, – прошептала Эллин.

– Презираю?

Эллин отвернулась. Джеймс смотрел на нее, силясь понять, что это ей взбрело в голову, ведь он сделал все, что мог, чтобы спасти ей жизнь.

– Эллин, взгляни на меня, детка. Я ничего не понимаю. С чего ты взяла, что я тебя презираю?

Губы ее задрожали, и она; поспешно прикрыв их ладонью, начала подниматься. Джеймс успел схватить ее за руку.

– Эллин, – прошептал он, – почему тебе это пришло в голову?

37
{"b":"507","o":1}