ЛитМир - Электронная Библиотека

Нейл отдавал себе отчет, что ведет себя невежливо. Он должен радоваться, что Джейми нашел женщину, которая ему понравилась. Ни о какой свадьбе или помолвке речи нет, так что, быть может, это увлечение пройдет так же быстро, как и началось. Это было бы лучше всего. И Сифорты, и Маклауды желают заполучить Джейми для своих дочерей. Сам Нейл собирался жениться на девушке из клана Маккензи и рассчитывал, что Джейми возьмет в жены девицу из клана Маклаудов, и это помогло бы ему подчинить воинственных Маклаудов из Гэрлока.

Он и помыслить не мог, что девчонка из рода Грэмов вскружит его брату голову. Девчонка с востока! Внезапно ему так явственно вспомнились эти слова, как будто кто-то произнес их вслух. «Эллин Грэм с востока». Нейл выпрямился, по спине у него пробежал холодок. Сам он, быть может, и женится на девице из клана Маккензи, но Джейми, как он подозревал, никогда не возьмет в жены девушку из клана Маклаудов.

Нет, поклялся Нейл, он заставит его жениться, потому что это будет выгодно клану. Нужно только поскорее отправить эту девчонку в Гленгарри.

Эллин вздохнула и в очередной раз перевернулась на другой бок. Она очень устала, постель была мягкой, комната – чистой и со вкусом обставлена. Перед ужином она приняла ванну, так почему же ей не спится? Ужин длился долго, однако соскучиться Эллин не успела: Энни рассказывала о своем покойном муже, Дункан сыпал шуточками и как бы мимоходом сообщил Джеймсу о том, что произошло в Торридоне за время его отсутствия. Разговор то и дело возвращался к сегодняшней политической обстановке, и часто слышались рассуждения о том, что их ждет в ближайшем будущем. Ho не эти разговоры не давали Эллин заснуть, а то, что Нейл наблюдал за ней во время еды, почти не отрывая от нее глаз. Сначала она этого не заметила, всецело поглощенная рассказами мамы и бабушки Джеймса. Но всякий раз, стоило ей взглянуть на тот конец стола, где сидел Нейл, она видела обращенный на нее пристальный взгляд. И вскоре она почувствовала себя так неуютно, что уже не в силах была его игнорировать. Нейл почти с ней не разговаривал и задал лишь один вопрос: почему она сочла необходимым в одиночку отправиться в Данфаллэнди.

Пока она пыталась объяснить, почему решила во что бы то ни стало предупредить Джона о готовящемся против него заговоре, Джеймс под столом нащупал ее руку и крепко сжал, а потом назвал ее смелой девушкой. Мейри, тоже наблюдавшая за ней во время еды, хотя и не так пристально, как Нейл, поддержала Джеймса.

После ужина они вышли в зал, где уже собрались представители клана Маккарри. Джеймс познакомил ее со всеми, радостно улыбаясь и то поддерживая Эллин под локоток, то поглаживая по спине. Весь вечер он не отходил от нее ни на шаг, однако со времени их приезда им ни разу не удалось побыть вдвоем.

Нужно сказать, родные Джеймса радушно приняли ее в своем доме. Энни и Мейри, несмотря на придирчивые расспросы, вели себя с ней мило и дружелюбно. Эллин не сомневалась, что они задаются вопросом, какие отношения связывают ее с Джеймсом, и была абсолютно уверена, что Джеймса уже подвергли скрупулезному допросу. Дункан же во время ужина оставался верен себе: улыбался до ушей, шутил и весело хохотал.

Но вот кто вызывал в ней тревожные чувства, так это Нейл. Нет, он говорил правильные слова, какие от него все ждали услышать, часто поднимал бокал за счастливое возвращение Джеймса и прибытие Эллин и смеялся там, где требовалось. Он больше ни разу не позволил себе такой грубости, как во время их первой встречи, но всякий раз, когда он смотрел на нее, взгляд его становился ледяным. А смотрел он на нее постоянно. Эллин догадалась, что он не хочет, чтобы она оставалась в их доме, однако никак не могла понять причины.

А впрочем, чего она ожидала? Что семья Джеймса в первый же день примет ее, совершенно чужого человека, как родную? Глупо и нелепо рассчитывать на это, убеждала себя Эллин, вновь поворачиваясь на другой бок. Завтра она напишет маме, Би и расскажет им обо всем, что с ней произошло.

Когда же она их снова увидит? Торридон находится так далеко от их дома. Она, должно быть, была не в себе, когда согласилась сюда приехать. До Гленгарри путь неблизкий, а Нетерби и вообще расположен на другом краю света. Сев в кровати, она раздвинула полог и взглянула в окно на ночное небо, освещенное мириадами звезд.

– Эллин Грэм, – прошептала она, – что ты здесь делаешь?

Глава 12

Джеймс сердито расхаживал взад-вперед по комнате. Сославшись на усталость, он отправился наверх, вместо того чтобы остаться с Нейлом и Дунканом и скоротать время в приятной беседе. Он и в самом деле устал и никак не мог собраться с мыслями. Он все еще сердился на Нейла, все еще никак не мог простить ему, что тот встретил Эллин так грубо.

Правда, в течение всего вечера поведение брата было безупречным, однако Джеймс слишком хорошо, его знал. Нейл не желает видеть Эллин в их доме. Что касается его самого, то он ее никуда не отпустит. Его бы воля, он продержал бы ее в Торридоне рядом с мамой и бабушкой до конца войны, зная, что никакая опасность ей здесь не угрожает.

А что потом? Он не мог представить себе жизни без Эллин, не мог представить, что она уедет в Гленгарри, и уж тем более не мог отпустить ее в Нетерби, к отчиму. За весь вечер им удалось обменяться лишь несколькими словами, и все время они находились в окружении людей. Он то и дело смотрел на нее, видел, что и она украдкой на него поглядывает, улыбался ей, однако этого ему было мало.

Какая же она сегодня красивая! Как идет ей это голубое платье, украшенное кружевами, прикрывающими грудь, как поблескивают в свете свечей ее волосы! А какая у нее царственная осанка! Какая она чудесная, великолепная, восхитительная! Он гордился ею, когда представлял своим родственникам, видел, как смотрели на нее мужчины, как женщины разглядывали каждую деталь ее туалета.

Их впечатлила не только ее красота: Эллин завоевала доверие своей искренностью и интересом к их жизни. Им нравился ее смех, добродушное подтрунивание над собой, когда у нее возникали трудности в общении с людьми, не говорящими по-английски. К тому времени, когда пришла пора пожелать всем спокойной ночи, обнаружилось, что она стала всеобщей любимицей, Маме и бабушке. Эллин определенно пришлась по душе. Дункану она уже давно нравилась. А вот Нейлу – нет.

Джеймс остановился у окна, глядя на поднимающийся над водой месяц. Поверхность озера Торридон казалась в тусклом свете иссиня-черной. С высоты создавалось впечатление, будто она неподвижна, однако Джеймс знал, что на глубине проходит сильное, скрытое от глаз течение, сродни тому, которое ощущает сейчас он сам. Отвернувшись от окна, Джеймс посмотрел на дверь. Он почувствовал, что Нейл просит его спуститься вниз, поговорить. Расправив плечи, Джеймс направился к двери. К чему откладывать разговор?

Нейл с Дунканом сидели у камина в кабинете Нейла, вытянув ноги к огню. Когда Джеймс вошел, они повернулись, однако вовсе не удивились его появлению.

– Спасибо, что пришел, – обронил Нейл.

Джеймс вскинул брови. Ага, значит, сегодня они желают вести себя официально? Что ж, Дункан будет доволен – сегодня братьям придется отказаться от молчаливого диалога. Налив себе виски, Джеймс уселся на свое обычное место. Некоторое время все молчали, наконец, Джеймс повернулся к брату.

– Как ты намерен поступить с Маклаудами? – спросил он. – Или надеешься, что я женюсь на какой-нибудь девице из их клана, и все проблемы сразу будут решены?

Нейл ухмыльнулся, и Джеймс почувствовал, как напряжение немного отпустило его. Все у них с Нейлом будет хорошо. Он правильно сделал, что пришел сюда.

– Я послал за их лордом, – ответил Нейл. – Посмотрим, кто приедет. Думаю, не Гэрлок, хотя я написал именно ему и рассказал, что произошло. Наверное, какой-нибудь арендатор из их клана. Если я прав, решим проблему без кровопролития.

44
{"b":"507","o":1}