ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Это всё магия!
Lykke. В поисках секретов самых счастливых людей
Храню тебя в сердце моем
Среди тысячи лиц
The Beatles. Единственная на свете авторизованная биография
Птице Феникс нужна неделя
Наследница Вещего Олега
Вакансия для призрака
Советница Его Темнейшества

Лицо Джона помрачнело.

– Судьбу Вильгельма решит съезд, Эллин. Они предложат ему взойти на престол.

– И что потом?

– Посмотрим, как на это отреагируют в Шотландии. Если никаких возражений не последует, Вильгельм станет королем.

– Но он уже и так король Англии.

Джон сердито прищурился:

– В Англии только один законный король – Яков Стюарт. А Вильгельм – узурпатор.

– Это опасная позиция.

– Верно. И будет еще опаснее, если мои усилия, увенчаются успехом.

– Ты собираешься поднять войска в поддержку короля Якова?

– Посмотрим, какую поддержку я смогу получить.

– Джон! Добро пожаловать!

Эллин с Джоном обернулись: в дверях стоял Питни Малден. Он шел к ним, протягивая руку. Его темные вьющиеся волосы блестели, красивый рот расплылся в улыбке, однако глаза оставались холодными.

– Добро пожаловать в Шотландию. Как проходит съезд в Эдинбурге? Кто станет королем?

– Съезд примет решение в пользу Вильгельма, – тихо ответил Джон.

– А ты видел короля Якова? Что он говорит по этому поводу?

Джон покачал головой:

– Я не видел его с тех пор, как Вильгельм высадился со своей армией в Англии. Тогда казалось, он впал в транс. Он никак не мог поверить, что его родная дочь и зять осмелились покуситься на престол, который он занимает. А потом к ним еще присоединилась и принцесса Анна. Когда он об этом узнал, с ним что-то случилось, и с тех пор он немного не в себе.

– Какая печальная история, – грустно промолвила Эллин.

– Хватит, Эллин! – Питни, нахмурившись, взглянул на нее. – Ты не должна обсуждать подобные темы.

– Но это так интересно, – непринужденно улыбнулась она. – И потом, то, что сейчас происходит в Эдинбурге, окажет влияние на наше будущее.

– Ты забываешь, что ты женщина, Эллин, – презрительно процедил Питни. – Ты не должна вступать в разговоры о политике. Ты в этом ничего не понимаешь.

Наступила такая гулкая тишина, что, казалось, ее можно было пощупать рукой. Люди Джона отошли в сторону, переглядываясь. Эллин крепко сжала губы, пытаясь сдержать рвущиеся с них слова.

– Эллин так же хорошо разбирается в политике, как и все мои знакомые, – невозмутимо отчеканил Джон. – Не многие женщины, да и мужчины тоже, способны обсуждать ее с таким знанием дела.

– Ты человек военный, Данди, – заметил Питни. – Тебе положено вести разговоры о политике, а вот Эллин – нет. Это неприлично. Знаешь, почему она до сих пор не вышла замуж? Она лишена женственности.

Эллин даже рот раскрыла от изумления и почувствовала, что краснеет. Она уже хотела дать отчиму достойный отпор, но в этот момент раздался голос мамы. Эллин и не заметила, как она подошла.

– Хватит, Питни! – холодно бросила она. – Эллин можно назвать какой угодно, только не обвинять ее в отсутствии женственности! Моя дочь – само совершенство. – И она увела Эллин в дом. – Не знаю, что и сказать, детка, – заметила Роуз, когда они стояли вдвоем на лестнице. – Иногда Питни бывает просто очаровательным, а иногда несносным, как, например, сейчас. Мне очень жаль, что он такое про тебя сказал.

Эллин выдавила из себя улыбку.

– Ничего, мама.

– Я не поеду завтра к Маргарет. Не хочу оставлять тебя одну.

– Мама! Маргарет ждет тебя, да ты и сама хотела присутствовать при рождении ребенка. Поезжай. Вы же договорились. Если ты останешься со мной, и Маргарет, и Флора подумают, что ты ими пренебрегла. Со мной все будет в полном порядке. Питни может говорить все, что его душе угодно, меня это вовсе не трогает.

Роуз кивнула, однако Эллин знала, что мать не поверила ее смелым речам.

Глава 2

Во время венчания Флоры и Тома Эллин гордо стояла рядом с сестрой. Она любила эту маленькую красивую каменную церквушку с высокой деревянной крышей и золотистыми дубовыми скамейками. В воздухе, казавшемся голубоватым от того, что он проникал сквозь витражи окна, расположенные по обеим сторонам, витал аромат цветов и мастики. В этой церкви венчались их родители и родители их родителей, и Эллин была рада, что Флора продолжила давнюю традицию. Когда-нибудь и она последует ее примеру.

После венчания Флора с Томом во главе процессии отправились в Нетерби-Холл. Они шли, пританцовывая от счастья, под могучими деревьями, росшими по обеим сторонам тропинки, и до Эллин доносился их счастливый смех. Выйдя на широкую лужайку, раскинувшуюся перед домом, Эллин остановилась и взглянула на дом, который построил еще ее прадед.

Нетерби-Холл горделиво возвышался перед ней во всем своем величии. Это было красивое четырехэтажное здание, сложенное из серого камня, с двумя крыльями по бокам. Единственным ярким пятном в сереньком зимнем пейзаже были цветы, пробивающиеся сквозь мерзлую землю урн, стоявших у двери. Скоро придет весна, и деревья покроются молодой листвой. И для Флоры с Томом наступит новая жизнь, подумала Эллин, бросив взгляд на новобрачных, которые, крепко держась за руки, поднялись по ступенькам и повернулись лицом к гостям.

Том поблагодарил всех за то, что пришли на свадьбу, и, наклонившись, запечатлел на губах Флоры такой страстный поцелуй, что присутствующие даже ахнули. «И я тоже так хочу», – внезапно подумала Эллин и схватилась рукой за горло, поражаясь сама себе. Ей хотелось того же, что обрели Флора с Томом и Маргарет с Хью, – страсти, которая превращает тех, кто любит, в очень счастливых людей. «А на меньшее я не согласна».

Доехав до вершины холма, Джеймс натянул поводья, и лошадь остановилась. Дункан подъехал к нему, и двоюродные братья несколько минут молча разглядывали раскинувшуюся внизу долину. Никаких признаков весны здесь не было и в помине: склоны окаймлявших ее гор были покрыты снегом.

Уехав из Торридона, они первую ночь провели в доме фермера, прямо на полу, вторую – на переполненном постоялом дворе. Оба дня начались для них с рассвета, а закончились сумерками, и сегодняшний не станет исключением. Они попадут в Инвернесс уже к ночи, однако там их наверняка ждет вкусный ужин и чистая постель. А до Данфаллэнди останется каких-то пять дней пути.

– Пахнет морем, – произнес Дункан.

– Это тебе только кажется, – возразил Джеймс.

Дункан покачал головой:

– Нет, Джейми, я чувствую запах моря. Мы уже почти приехали, и я буду чертовски рад слезть с этой лошади. На корабле плыть гораздо приятнее, нежели ехать верхом.

Джеймс покосился на кузена: лицо его осунулось.

– Спасибо, что поехал со мной. Дункан пожал плечами:

– Ты, Нейл и я уже много лет помогаем друг другу, и по-другому быть просто не может.

– И за это я тебе тоже благодарен.

– Я знаю. И потом, я пообещал твоему отцу беречь вас обоих. – Дункан вздохнул. – Вам с Нейлом никогда не приходило в голову, как я благодарен вам за то, что вы меня приютили? Ведь вы ни разу не напомнили мне о том, что я прихожусь вашему отцу не сыном, а всего лишь племянником.

– Да мы об этом давно забыли! Мы считали и считаем тебя братом.

– Спасибо. Я просто пытаюсь сказать тебе, что знаю, как сильно ты скорбишь по отцу. Хотя он очень меня любил, мне он все же доводился дядей. И мне никогда не приходилось бывать в твоей шкуре и видеть, как твой брат становится наследником целого графства.

Джеймс покачал головой:

– Я не завидую Нейлу. Я рад, что он унаследовал титул.

– Я знаю. И это, Джейми, еще одна причина, по которой я отправился с тобой. Мы трое всегда подстраховывали друг друга. Поэтому я с тобой и поехал.

Судорожно сглотнув, Джеймс прошептал:

– Спасибо.

Наклонившись, Дункан пришпорил коня и крикнул на ходу:

– В Инвернессе наверняка есть отличные девчонки! Так что, если хочешь знать правду, из-за них я и отправился в столь далекий путь.

Джеймс тоже пришпорил жеребца.

– Но до моря нам еще ехать и ехать, Дункан!

– Нет, оно близко, помяни мое слово. И если я окажусь прав, ты купишь мне бутылку виски.

– Идет, – согласился Джеймс и начал спускаться с холма.

5
{"b":"507","o":1}