1
2
3
...
54
55
56
...
77

– Клянусь, – радостно произнесла Эллин.

Джеймс подвел ее к камину, снял с пальца кольцо и, посмотрев на нее, проговорил:

– Сейчас мы с тобой обручимся, а поженимся потом, когда сможем. Ты знаешь, что это означает?

– Что означает обручиться? Это дать обет жить друг с другом как муж и жена в течение года. В конце года, если кто-то из нас захочет стать свободным, мы расторгнем помолвку. А если захотим остаться вместе, то поженимся.

– Совершенно верно. Ты согласна?

Откинув с его виска прядь волос, Эллин ответила:

– Нет. Мы с тобой сегодня обручимся, Джеймс, но я буду считать, что мы уже поженились. Церемонию проведем позже, но сегодня ты будешь моим.

– Да, – ответил Джеймс охрипшим от волнения голосом. – Да. Буду. Я уже давно твой, детка.

– Я люблю тебя, Джеймс.

– Я тоже люблю тебя, Эллин.

Затуманенными от слез глазами Эллин смотрела, как он надел ей на палец кольцо, обхватил ее запястье, накинул на их сомкнутые руки свой плащ и, глядя ей в глаза, торжественно провозгласил:

– Я, Джеймс Маккарри, вверяю свою любовь и свою верность, свое тело и свое сердце тебе, Эллин Грэм.

Глубоко вздохнув, Эллин ответила:

– Я, Эллин Грэм, вверяю свою любовь и свою верность, свое тело и свое сердце тебе, Джеймс Маккарри.

Прильнув к ее губам, он поцеловал ее так крепко, что она едва не задохнулась, и, оторвавшись от нее, облегченно вздохнул:

– Все, Эллин, теперь ты моя.

– А ты мой.

Отшвырнув плащ в сторону, Джеймс притянул ее к себе и вонзился в ее губы с такой страстью, что у нее перехватило дыхание. От него пахло виски, и этот запах сводил ее с ума.

– Научи меня всему, что знаешь, – попросила она. – Мне так хочется...

Договорить Эллин не успела: губы Джеймса прижались к ее губам, рука забралась под ночную рубашку и принялась поглаживать бедро. Рука поднималась все выше, а вместе с ней и тонкая ткань, пока наконец не оказалась у талии.

Эллин застонала, когда его рука коснулась ее, потом еще раз, когда Джеймс раздвинул ее ноги своим коленом, и она почувствовала прикосновение мягкой шерстяной ткани его клетчатых штанов к своему обнаженному телу. Пальцы Джеймса заскользили по ее коже, даря ей невиданное наслаждение.

Его пальцы, отыскав интимное местечко, нежно стали его ласкать. Внезапно Эллин тихонько ахнула: палец Джеймса проник внутрь и теперь медленно входил все глубже и глубже. Эллин прерывисто задышала, а Джеймс покрывал поцелуями ей щеки, подбородок, шею и грудь.

Положив руки ему на плечи, Эллин прошептала:

– Я чувствую тепло твоей кожи.

Слегка отстранившись от нее, он быстро скинул куртку, стянул через голову рубашку, бросил все это на пол и проговорил, вновь кладя ее руки себе на плечи:

– Так тебе будет гораздо приятнее.

«Как же он красив, – подумала Эллин, – какая у него гладкая кожа и огромные мускулы!» Улыбнувшись, она провела пальцами по его груди, поросшей темными жесткими волосками, затем руки ее скользнули ниже, добрались до живота и на секунду замерли: дальнейший путь им преградил пояс клетчатых штанов.

Кожа его была нежной как шелк. Эллин смело забралась руками под пояс, погладила ягодицы, на ощупь очень мягкие, потом рука ее опустилась вниз меж их телами. Джеймс слегка отстранился, чтобы ей было удобнее, и глухо застонал: ее пальцы сомкнулись на его восставшей плоти. Взглянув ему в глаза, Эллин рассмеялась. Какой же он потрясающий мужчина! Само совершенство!

Сняв с нее рубашку, Джеймс прижал Эллин к своей груди, и ощущение прикосновения двух обнаженных тел друг к другу оказалось необычайно восхитительным. Отступив на шаг, Джеймс улыбнулся, стянул с себя клетчатые штаны и теперь стоял перед ней обнаженный, готовый к любовным утехам. Тело его поблескивало в свете огня. Эллин улыбнулась. Он принадлежит ей, целиком и навсегда!

Вскинув голову, он оглядел ее с любовью.

– Ты восхитительна, Эллин. Позволь мне как следует рассмотреть тебя.

Взгляд Эллин опустился ниже, на восставшую плоть, и она вновь обхватила ее рукой.

– Ты сводишь меня с ума, – застонал Джеймс.

– Значит, в сумасшедший дом мы отправимся вместе, – прошептала она.

Очнулась Эллин лишь тогда, когда он понес ее к кровати и, откинув одеяло, уложил на прохладные льняные простыни. Вытянувшись рядом с ней, он наклонился и вновь прильнул к ее груди.

Внезапно Эллин почувствовала, как палец его скользнул в ее лоно и быстро там задвигался. Ощущение было настолько острым и приятным, что она вздрогнула и, обхватив рукой член Джеймса, крепко сжала его, и он застонал от наслаждения.

– Эллин, – тихо спросил он, покачивая бёдрами, – ты готова?

Она кивнула, и он улегся сверху и раздвинул ее ноги. Переплетя пальцы, он вытянул их руки вверх.

– Я люблю тебя, Эллин, – шептал он. – Девочка моя, я так тебя люблю.

Она подалась ему навстречу, и он медленно вошел в нее, двинулся вперед и остановился, глядя на нее потемневшими от страсти глазами.

– С тобой все в порядке?

– Да. О, Джеймс, я даже представить себе не могла...

– Тебе приятно? Или ты хочешь, чтобы я остановился?

– Не останавливайся.

Он вошел в нее еще глубже, и Эллин ахнула. Джеймс замер и, приподнявшись на руках, посмотрел на нее.

– С тобой правда все в порядке?

– О да. – Эллин глубоко вздохнула и задвигалась под ним. – Я слышала об этом, но и представить себе не могла, что это настолько приятно. Думала, что все, о чем повествуется в песнях и рассказах, просто обычная выдумка.

– А что ты думаешь теперь?

– Что они и наполовину не передают всей прелести этого момента. Покажи мне еще что-нибудь.

Джеймс еще глубже вошел в нее.

– Не беспокойся, я научу тебя всему, что знаю сам, любовь моя.

Глава 15

Нейл рассматривал лежавшие перед ним на столе шпаги, пытаясь видеть в них лишь оружие, а не осуществление предсказания. Если бы сейчас рядом с ним был Джейми, они бы обменялись шуточками, отчего задача показалась бы им пустяковой, не стоящей внимания. Но Джейми сейчас находился на другом конце Шотландии. И если верить ощущениям, которые испытывал Нейл, он был чем-то очень занят.

После того как Джеймс уехал, связь между ними не прерывалась до вчерашнего дня. Это могло означать только одно: Джеймс нашел Эллин. Нейл уже и сам не понимал, какие чувства он испытывает к этой девушке. Ревность? А может быть, радость оттого, что брат так сильно влюбился, что забыл обо всех, включая брата-близнеца? Конечно, им обоим уже пора жениться и начать новую жизнь, но Нейл всегда считал, что в этом он будет первым. И сейчас испытывал такое чувство, будто его обошли.

Женитьба должна быть целесообразной, заявил он как-то Эллин. Тогда она презрительно взглянула на него, разве что не рассмеялась ему в лицо. А что, если она права? Что, если следует жениться по любви? Ведь она не ошиблась, когда напомнила ему, что их родители очень любили друг друга и именно поэтому поженились. Нейл покачал головой. Нет, все-таки проще думать, что жениться следует, руководствуясь политическими соображениями, и только в том случае, если это выгодно твоей семье, твоему клану. Интересно, как долго продлятся отношения Эллин и Джейми? Что, если брат вернется домой, умудренный горьким опытом общения с женщиной, и все вернется на круги своя и жизнь потечет как прежде?

Нет, она уже никогда не будет прежней. Грядет война...

В зал вошли бабушка и несколько молоденьких служанок с нагрудниками в руках, которые предстояло носить во время сражений ему, Джеймсу и Дункану. Нагрудники эти когда-то принадлежали его отцу. Наверху мать давала указания женщине, которая шила для них новые рубашки. Внизу, в гавани, мужчины вытаскивали рыбачьи лодки на берег, строя из них заграждения, чтобы враг не смог проникнуть в верхнее озеро. Поля засевали зерном, хотя мужчины отправятся на войну и не смогут собрать урожай.

Нейл взглянул в окно на расколотый пополам дуб и вновь вспомнил о древнем предсказании – о близнецах, которые развяжут войну, после чего на пятьдесят лет воцарится мир. Дай-то Бог, чтобы пророчество прорицателя Браана сбылось.

55
{"b":"507","o":1}