ЛитМир - Электронная Библиотека

Эллин все это слушала молча. Еще один день – и она будет дома. Ни о чем другом она и думать сейчас не могла. А когда они с Джеймсом приедут туда, посмотрят, как чувствуют себя мама и Би после стычки с Питни, которая неминуемо произойдет, она решит, что делать дальше. Она знала, чего хочет Джеймс: забрать Роуз и Би и отвезти их к Макдоннеллу или в Торридон, если на это останется время, где они будут в безопасности на время войны.

Сама же Эллин наотрез отказывалась даже говорить о том, чтобы уехать из Нетерби. Чем бы ни встретил ее родной дом, ей предстоит позаботиться о своих людях, убеждала она Джеймса, – о слугах, арендаторах, фермерах, возделывающих свои земли. Она их не оставит, пока не убедится, что с ними все в порядке. Или что ничего для них сделать нельзя.

Она понимала, что может означать война для Нетерби. Она кузина предводителя армии, который поставил себе задачу свергнуть короля, занимающего в настоящее время престол. А Нетерби – ее родное имение. Так что противники Данди, стремясь отомстить ему, будут рады сровнять его с землей. Эллин не могла оставить живущих там людей погибать.

Они с Джеймсом постоянно спорили по этому поводу и никак не могли прийти к согласию, и это ужасно раздражало обоих. Каждый упорно стоял на своем. Наконец они перестали спорить, решив преодолеть последние мили пути в мире и согласии.

Нетерби... Эллин остановилась у поворота к родному дому, хотя они с Джеймсом уже договорились, что поедут дальше, к дому Би, поскольку Роуз наверняка находится там. Эллин была бледна, но спокойна. Повернувшись, она взглянула на Джеймса.

– Если хочешь, детка, я возьму своих людей, поеду и убью этого подонка Малдена. Тогда твоя мама сможет вернуться домой.

Эллин едва заметно покачала головой:

– Ты даже не представляешь, как бы мне этого хотелось, но мы пока не можем это сделать.

– Пока не можем. Давай сначала поговорим с твоей мамой и бабушкой, они, нам скажут, что следует делать дальше.

Эллин кивнула и, бросив последний взгляд на подъездную аллею, ведущую к дому, стегнула коня и поскакала вперед. Все утро она была необыкновенно молчалива, ехала, погруженная в свои мысли, и Джеймсу казалось, что она отдаляется от него и он ей больше не нужен.

В самом начале пути она со страстью отвечала на его ласки, но с каждой милей, приближающей ее к дому, страсть ее угасала. А в последнюю ночь она просто молча лежала в его объятиях, думая о чем-то своем и почти не разговаривая с Джеймсом. Он растерялся. Может быть, она жалеет о том, что они обручились? Неужели он завоевал ее только для того, чтобы потерять в Нетерби? Может быть, она думает о маме и Би? А может, о Гранте?

Едва Джеймс вспомнил о Дэвиде Гранте, кровь закипела у него в жилах. Он боялся, что при встрече с этим человеком не сможет обуздать свой гнев. Неужели этот негодяй посмеет вернуться к Данди после всего, что натворил? Неужели он будет вновь за ней ухаживать? Джеймс был убежден, что Би посвятила его в свой план сделать Эллин своей наследницей, а Грант, в свою очередь, рассказал об этом Питни Малдену. Джеймсу очень хотелось поговорить с этим подонком и понять, прав ли он в своих предположениях. И если прав, он шкуру с него спустит.

* * *

Дом Би оказался на редкость красив. Он стоял на холме, с которого открывался прелестный вид на горную долину, аккуратный и ухоженный. Двадцать всадников, за которыми пыль поднималась столбом, поскакали к воротам. Они отворились, и во дворе появился лакей. Он с ужасом уставился на них и поспешно захлопнул ворота.

Эллин рассмеялась, впервые за сегодняшний день.

– Наверное, решил, что отряд шотландских горцев явился грабить дом.

Джеймс усмехнулся:

– А у твоей бабушки найдется что-нибудь, на что мы могли бы польститься? Так это мы мигом.

– Найдется. У нее отличный винный погреб.

– С него и начнем, – весело заявил Джеймс и, соскочив с лошади, поднял руки, помогая ей спуститься.

Эллин положила руки ему на плечи и только успела спрыгнуть на землю, как ворота вновь распахнулись, на сей раз во всю ширь, и в широком проеме показались две фигуры. При виде их Эллин сдавленно вскрикнула, а Джеймс повернулся, чтобы взглянуть в ту сторону, и сам не удержался от радостного возгласа: к ним опрометью неслась Бритта, волосы и юбки ее развевались, лицо сияло радостью. За ней следом бежал Нед. Джеймс смотрел на них, не веря своим глазам.

– Мисс Эллин! Мисс Эллин! Вы дома! Вы спасены! – кричала Бритта.

– Бритта! Нед! Вы живы! Слава тебе Господи! – восклицала Эллин, раскрыв объятия, плача и смеясь одновременно.

Горничная бросилась ей на шею, Нед подошел к Джеймсу.

– Ты жив! – обрадовался Джеймс, хлопнув юношу по плечу. – Я очень рад этому, парень! Вот уж не думал застать вас в живых. Я так рад тебя видеть!

Нед ухмыльнулся:

– Спасибо, сэр. Я заработал несколько шрамов, но нам все-таки удалось добраться до дома.

Бритта наконец-то отошла от Эллин.

– Добро пожаловать в дом, мистер Маккарри, – поклонилась она.

Джеймс улыбнулся:

– И тебя я тоже рад видеть, девочка. Эллин каждый день молилась, чтобы Господь оставил вас в живых. И я тоже. Я и не надеялся вновь тебя увидеть, детка.

Бритта переглянулась с Недом:

– Мы тоже потеряли надежду, что нам удастся добраться до дома. И все-таки мы здесь. Мы вам потом все расскажем. Мисс Эллин, ваша матушка будет очень рада вас видеть.

Эллин бросила взгляд в сторону дома:

– Она здесь?

– Она в Нетерби, – ответила Бритта. – Все в Нетерби. Я приехала сюда лишь затем, чтобы забрать одежду вашей бабушки.

– Как она? С ней все в порядке?

– О да, мисс. Она сейчас с вашей матушкой. Похороны завтра утром.

– Похороны? Чьи?

Бритта удивленно взглянула на нее, но, сообразив, что Эллин ничего не знает, ответила:

– Ваша матушка написала вам, но письмо, конечно, до вас не дошло. Похороны вашего отчима, мисс Эллин, мистера Малдена. Его убили.

Нетерби-Холл совсем не изменился с тех пор, как Эллин отправилась в Данфаллэнди. Сквозь прозрачные шторы, которые мама всегда задергивала вечером, пробивался свет. Джеймс помог Эллин спешиться, и она постояла так несколько секунд, благодаря Бога за то, что мама и Би находятся дома, и никакая опасность им теперь не грозит. У нее были к ним вопросы, и много вопросов, но с ними можно повременить. Главное, что она наконец-то вернулась домой.

Дверь распахнулась, и на пороге появился лакей. Оглянувшись, он что-то бросил через плечо, а в следующую секунду за его спиной появилась мама Эллин и с радостным возгласом помчалась по ступенькам вниз, протягивая руки.

– Эллин! Девочка моя милая! Как ты смогла так быстро приехать?

– Мамочка! – Эллин побежала к матери и с разбегу бросилась ей на шею.

Роуз была бледна, глаза у нее покраснели, однако выглядела она спокойной.

– Я так рада, что ты здесь, девочка моя дорогая!

– Мама, это правда? Питни и в самом деле мертв?

Роуз кивнула:

– Да, он умер два дня назад. – Она перевела взгляд с Эллин на Джеймса. – А это...

Эллин взяла Джеймса за руку.

– Мама, это Джеймс Маккарри. Джеймс; познакомься с моей мамой.

– Рад с вами познакомиться, мадам, – поклонился Джеймс.

– Мама, как погиб Питни?

– Его убили на дороге, прямо в начале подъездной аллеи. – Она взглянула на людей Джеймса, с любопытством наблюдавших за ними. – Пойдемте в дом, там поговорим. Мистер Маккарри, попросите ваших людей пройти на кухню. – И, взяв Эллин за руку, она повела ее вверх по лестнице в дом.

– Как бабушка Би? – спросила Эллин.

– С ней все в порядке. Она сейчас отдыхает, но мы попросим кого-нибудь за ней сходить. Она будет рада тебя видеть, – Роуз погладила Эллин по щеке. – Доченька моя! Не могу тебе передать, как я счастлива, что ты наконец дома.

– И я счастлива снова оказаться дома, – улыбнулась Эллин и поймала на себе пристальный взгляд Джеймса.

57
{"b":"507","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Метро 2033: Спастись от себя
Буревестники
Бессмертники
Соль
Хроники одной любви
Ее худший кошмар
Воспоминания торговцев картинами
Моцарт в джунглях
Мои живописцы