1
2
3
...
59
60
61
...
77

Дверь за матерью тихо закрылась. Подойдя к окну, Эллин уставилась в темноту. Она была уже не той девочкой, которая выросла в этой комнате, – девочкой, мечтавшей встретить человека, достойного ее любви. Она его уже встретила.

Джеймс натянул на себя одеяло и уставился в потолок. Он будет хорошо себя вести. Некоторое время. Роуз Малден ясно дала понять, что не слишком его жалует. Джеймс знал – она старается защитить свою дочь, однако считал, что ни в какой защите та не нуждается, поскольку он ей ничего плохого не сделает.

Во время ужина он смотрел на Эллин и представлял, как она лежит в его кровати, как подается ему навстречу, стремясь принять его в себя еще глубже, как тихонько стонет, достигнув пика блаженства, и как ему приятно слышать этот стон, как он заставляет ее стонать снова и снова, чтобы слышать, как она шепчет его имя.

Мысли эти никак не способствовали спокойному сну.

В тот же вечер он написал Нейлу письмо, в котором рассказал о том, что отчим Эллин погиб, а ему оказали в Нетерби не слишком теплый прием, а также что к восемнадцатому он приедет в Лохейбер. Утром половина его людей отправится в Торридон с этим письмом. Как же ему хотелось тоже уехать с ними, взяв с собой Эллин! Но поедет ли она с ним, вот в чем вопрос.

Однако Джеймс понимал, что, так или иначе, ситуация скоро разрешится. Либо Эллин выйдет за него замуж с согласия матери, либо без оного, либо он уедет один. И решение ей придется принять очень скоро.

Глава 16

На похоронах Питни почти никого не было. Эллин поверить не могла, что все это ей не снится, особенно когда в часовню явился Дэвид вместе с Кэтрин. Он небрежно кивнул Эллин, ничуть не смущаясь, словно и не он бросил ее на произвол судьбы, сбежав с поля боя и оставив ее на растерзание врагам. Однако подходить он к ней не стал, да и заговаривать тоже не пытался.

Эллин вопросительно взглянула на Джеймса: интересно, как он себя поведет. Но тот лишь бросил ненавидящий взгляд на Дэвида, который делал вид, будто его не замечает. Мама холодно поздоровалась с ним, а Би вообще отвернулась.

В часовне во время отпевания Питни рядом с родными Эллин стояли несколько их друзей и соседей, однако немногие из них пошли на кладбище, где под нескончаемым дождем покойного опустили в могилу, и еще меньше людей вернулись с ними домой. Дэвида и Кэтрин среди них не было.

Все это время Джеймс стоял рядом с Эллин и держал ее за руку. Она познакомила его со всеми, зная, что о нем и их отношениях теперь долго будут судачить. Ну и пусть, подумала она. В последующие годы они будут вспоминать лишь о том, что познакомились с мужем Эллин на похоронах ее отчима.

Следующий день они провели, просматривая бумаги Питни. И именно Би наткнулась в его столе на документы, завернутые в промасленную бумагу. Развернув его, она громко ахнула.

– Мое завещание! – произнесла она дрогнувшим голосом. – Он спрятал его в столе!

Вскрикнув, Роуз бросилась к ней. Джеймс тоже подошел и, заглядывая Роуз через плечо, стал его читать.

– Если не Малден убил вашего поверенного, – заявил он, – значит, он знал того, кто это сделал.

Эллин прекрасно понимала ход его мыслей. Питни мог убить поверенного. А мог это сделать и Фрейзер, а потом прикончить и Питни. Но зачем?

В тот же день Эллин с матерью начали расспрашивать прислугу. Джеймс сидел тут же, в комнате, и молча наблюдал за ними. Служанки высказывались довольно откровенно. Питни они не слишком любили, а посему поведали Эллин и Роуз о том, что к нему частенько приезжал Сесил Фрейзер, поздно ночью или когда Роуз, Эллин и Би уезжали в гости. В последний раз он был в Нетерби за два дня до убийства Питни. Они о чем-то долго беседовали, а когда Фрейзер наконец уехал, Питни напился, потом стал гонять прислугу по всему дому, а потом рухнул на пол и захрапел.

Точно так же он вел себя – по их словам – когда приехали солдаты Джона. Стоило им войти в дом, как он устроил им разнос, но вскоре уже трясся от страха и умолял его не бить. Похоже, они его не тронули, потому что никаких следов побоев на нем не было видно, но когда они уехали, он вновь напился до беспамятства.

Лакеи тоже решили высказаться начистоту. Они рассказали о том, как Питни приказывал им лгать Роуз, как посещал в Данди непотребные заведения, как приводил в дом женщин, когда мать Эллин куда-нибудь уезжала. И тогда Роуз, побледнев, прекратила расспросы. Они услышали достаточно, заявила она.

Джеймс с ней согласился. И так уже было ясно, что представлял собой отчим Эллин – подлый, мерзкий, трусливый развратник, слава Богу, теперь уже мертвый. Джеймс послал несколько своих людей, предварительно переодетых в одежду жителей южной Шотландии, в Данди и Перт, чтобы те собрали как можно больше сведений о Сесиле Фрейзере. К сожалению, им удалось узнать очень мало.

Нашелся, правда, один человек, утверждавший, что когда-то, несколько лет назад, работал на Фрейзера. Он слышал, что Фрейзер сейчас работает на некоего знатного вельможу. По словам другого, Фрейзер присоединился к войскам Маккея, третий утверждал, что Фрейзер погиб. Джеймс послал своих людей за дополнительной информацией. Может быть, они еще что-нибудь раскопают.

А потом он отправится на войну, оставив Эллин здесь, с ее семьей. Но сначала, если Бог даст, он женится на ней.

В течение многих дней Джеймс был просто паинькой. По крайней мере, большую часть времени. Однажды утром, стоя на подъездной аллее и любуясь лужайками и зеленеющей вдали горной долиной, он вспоминал о том, как Эллин описывала свой родной дом. И в эту минуту к нему подошла Би.

– Я приняла решение, – заявила она, весело глядя на него.

– Вот как?

– Да. – Би театрально вздохнула. – Я решила изменить свое завещание.

– Неужели?

– Да. Первоначально я оставила все свое имущество Эллин, а не Роуз, чтобы Питни не имел никакого права им распоряжаться. Теперь же, после его смерти, я решила все переиграть.

Джеймс спокойно встретился с ней взглядом.

– Мисс Грэм, делайте с вашим домом и собственностью что пожелаете. Эллин ни то ни другое не понадобится. Да если бы моя невеста оказалась нищей и голой, я бы все равно на ней женился.

Би улыбнулась во весь рот:

– Полагаю, последнее даже предпочтительнее?

– Совершенно верно! – расхохотался Джеймс.

Повернувшись, она пошла к дому, и до него еще долго доносился ее смех. Ему нравилась бабушка Эллин, и, как он подозревал, он ей тоже нравился, что было ему приятно.

Гораздо менее приятным оказалось то обстоятельство, что никакой дополнительной информации о Малдене и Фрейзере его людям раздобыть не удалось, и Джеймсу ничего не оставалось, как покориться судьбе. От скуки он взялся обучать Неда фехтованию. Паренек оказался способным учеником, и Джеймсу нравилось давать ему уроки. На третьем уроке у них появились зрители: почти все слуги и Эллин. Сбросив рубашку, Джеймс обернулся и взглянул на нее: она смотрела на него с таким выражением, какое он видел у нее только в постели.

Он послал ей воздушный поцелуй, отчего Эллин вспыхнула, и преподал Неду такой урок, который юноша наверняка не скоро забудет. Он понимал, что рисуется, однако не мог отказать себе в удовольствии.

Роуз догнала его на лестнице, когда Джеймс шел в свою комнату, расположенную на втором этаже, чтобы переодеться к ужину. Глаза ее горели недобрым огнем.

– Мне была неприятна ваша откровенная демонстрация сегодня днем, мистер Маккарри, – холодно заявила она. – Прошу вас впредь держать себя в руках.

– Что я такого сделал?

– Вы послали моей дочери воздушный поцелуй в присутствии нашей челяди.

Джеймс стиснул кулаки и пошел в атаку:

– Мадам, мы с вашей дочерью обручены, а вам прекрасно известно, что это означает. Я был терпелив, ждал, когда вы согласитесь на наш брак, когда позволите Эллин стать моей женой. Но времени у меня остается все меньше. Мы с Эллин поженимся, дадите вы нам разрешение или нет. И ждать целый год я не намерен.

60
{"b":"507","o":1}