1
2
3
...
60
61
62
...
77

Роуз в ярости взглянула на него:

– Ваше заявление звучит как угроза, сэр!

– Мне бы хотелось получить ваше благословение, но мы с Эллин будем вместе независимо от вашего желания.

– Смело, мистер Маккарри! – бросила Роуз. Щеки ее пылали.

– Я не хочу быть невежливым, мадам, но вы должны знать: я люблю Эллин, и она любит меня. Скоро начнется война. Вы разрешите нам стать мужем и женой, прежде чем я должен буду уехать?

– Нет.

– Но почему? Потому что я шотландский горец? Или потому, что я вам не нравлюсь? Я люблю вашу дочь, миссис Малден, люблю всем сердцем. Обещаю вам, что буду заботиться о ней до самой смерти. Я понимаю, вы не верите, что такая любовь может вырасти за столь короткое время, но поверьте мне, что это произошло. Ну как еще мне убедить вас позволить нам пожениться?

Роуз смерила его злобным взглядом:

– Вам это не под силу, мистер Маккарри.

– Почему?

– Потому что вы не сможете убедить меня в том, что вы такой человек, каким вас считает моя дочь.

– Я вас не понимаю.

– Вы вскружили Эллин голову, мистер Маккарри. И она вообразила, будто в вас влюблена.

– А может быть, это действительно так?

– Девушки часто влюбляются в красивых мужчин. А вот есть ли у этих красавцев что-то за душой, это еще нужно проверить.

Джеймс глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться.

– Хочется верить, что вы все-таки не намеренно меня оскорбляете.

– Мама! Джеймс! Прекратите, прошу вас! Я не могу этого слышать!

Наверху лестницы стояла Эллин и смотрела на них широко открытыми глазами. Роуз вспыхнула и отвернулась. Подняв голову, Джеймс сказал:

– Эллин, твоя мать сомневается в том, что я тот, за кого себя выдаю. Тебе придется самой решить, выходить за меня замуж или нет.

– Я прошу тебя подождать, Эллин, – сказала Роуз.

– У нас нет времени на ожидание, – возразил Джеймс. – Через десять дней я уеду. Так что ты мне скажешь, детка?

Эллин открыла рот, однако не произнесла ни звука. Джеймс выжидающе смотрел на нее в течение нескольких секунд, потом перевел взгляд на Роуз, после чего быстро поднялся по лестнице, прошел мимо Эллин, вошел в комнату и захлопнул за собой дверь. Эллин выжидательно взглянула на мать, но та, не удостоив дочь ни словом, спустилась вниз.

Дойдя до комнаты Джеймса, Эллин постучала. Он не ответил.

– Джеймс, прошу тебя, открой, – позвала Эллин. Ответа она не дождалась.

Она нажала на ручку. Дверь открылась, оказывается, она была не заперта. Джеймс стоял у окна, глядя вдаль невидящим взглядом.

– Джеймс, поговори со мной, – попросила Эллин.

Он повернулся к ней. Щеки его пылали, глаза метали молнии.

– Я люблю тебя, Джеймс, – произнесла Эллин.

– Но не настолько, чтобы сказать об этом при своей матери.

– Я уже говорила ей, что люблю тебя.

– Я был терпелив, Эллин.

– Но мы здесь всего лишь несколько дней.

– У нас и осталось всего несколько дней, детка.

– Давай дадим ей привыкнуть к мысли, что мы с тобой поженимся. Ей сейчас нелегко. Она только что похоронила мужа.

– Которого не любила.

– Когда-то любила. Именно поэтому она хочет, чтобы мы подождали.

– Чтобы ты поняла, что совершила ошибку? Чтобы увидела, какой я подонок?

– Она вовсе не этого хочет!

– А чего же тогда? Я не Питни Малден, Эллин, и тебе об этом известно. Почему мы должны ждать? Чтобы удостовериться, что твоя мать ошибается? В этом нет никакого смысла.

– Ей просто нужно время.

– Я ведь женюсь не на твоей матери! Нам не нужно ее одобрение. Ты совершеннолетняя и можешь выходить замуж за кого пожелаешь.

– Мне бы хотелось получить ее благословение.

– А мне бы хотелось, чтобы девушка, которую я люблю, любила меня настолько сильно, чтобы выйти за меня замуж.

– Я люблю тебя!

Джеймс покачал головой:

– Похоже, недостаточно. – Он шагнул к ней. – Я тебя не понимаю. Как ты можешь меня предавать?

– Это как же я тебя предаю?

– Ты заставила меня думать, будто любишь меня, но не желаешь этого доказывать.

– Я уже это доказала, Джеймс! Мы с тобой спали вместе, если ты помнишь.

– Помню. Тогда я тебе был нужен. А теперь ты дома, и я тебе уже без надобности.

– Неужели ты рассчитывал спать со мной в доме моей матери до свадьбы?

– Мы с тобой обручены, или ты об этом забыла? Если бы мы были в Торридоне, мы бы спали вместе. Взгляни на кольцо у тебя на пальце, Эллин. Неужели оно для тебя ничего не значит?

– Оно значит для меня все.

– Тогда докажи это. Выходи за меня замуж. Сегодня же ночью. Найдем какого-нибудь священника, который обвенчает нас в Данди. Или уедем в Эдинбург.

– Джеймс, я не могу!

– Понятно.

– Ничего тебе не понятно! Я хочу выйти за тебя замуж, но я хочу, чтобы мама нас благословила. Я хочу выйти замуж здесь, в Нетерби, а не бог знает где посреди ночи! Я хочу, чтобы день свадьбы был для нас праздником!

– У нас с тобой десять дней, Эллин, после этого я должен уехать.

– Мы еще раз поговорим с мамой.

– Это бесполезно. И потом, дело не в ней, а в тебе. Это твое решение, а не ее.

– А когда Нейл заявил, что не одобряет твой выбор, что ты ему сказал?

– С чего ты взяла, что он его не одобряет?

Эллин презрительно рассмеялась:

– Он делал все, чтобы нас разлучить. Он даже мысли не допускал, что я тебе дорога. Он меня боялся.

– Мой брат вовсе тебя не боялся, Эллин!

– Нет, боялся, Джеймс! – Эллин перевела дыхание, чтобы успокоиться. – Как я поначалу ненавидела Хью Макдоннелла, мужа Маргарет! Я не поверила в то, что она поехала навестить подругу. Она влюбилась в него и больше домой не вернулась. У меня было такое чувство, будто он похитил мою сестру. – При воспоминании об этом она вздохнула. – Я простила ее лишь спустя много месяцев. А для того, чтобы простить Хью, мне потребовалось еще больше времени. Я уверена, что Нейл боится того, что с тобой происходит. Уверена, что он чувствует себя покинутым. Если у меня было чувство, будто я потеряла сестру, то что должен испытывать брат-близнец? Должно быть, ему сейчас очень одиноко.

– Ты права, Эллин, он не хотел, чтобы мы были вместе. И я уверен, ты не ошиблась: ему наверняка очень одиноко. Но между мной и тобой есть существенная разница. Я не посчитался с мнением брата и вот теперь думаю, правильно ли я поступил.

Он взглянул на нее, потом перевел взгляд на окно. Подойдя к нему, Эллин встала с ним рядом.

– Джеймс, поверь, я люблю тебя.

– Это только слова, Эллин. Поговори со своей мамой. Я устал от споров.

Эллин уткнулась головой ему в плечо.

– Я правда люблю тебя, Джеймс.

Он не проронил больше ни слова, и она, немного постояв, вышла из комнаты.

Ужин проходил в мрачной обстановке. В основном говорила Би, Эллин с Джеймсом отделывались короткими репликами, Роуз почти не раскрывала рта. Эллин чувствовала себя очень несчастной. Как могла мама не видеть, что Джеймс – хороший человек? Он мужественный, честный, добрый, в общем, замечательный. Эллин не могла проглотить ни кусочка и наконец, оставив бесплодные попытки, взглянула на мать.

– Я люблю Джеймса, – громко объявила она.

Джеймс поднял голову и посмотрел на нее. Роуз с изумлением воззрилась на дочь. Би перевела взгляд с Эллин на Роуз. Девушка, подававшая мясо, застыла на месте.

– Мама, я люблю Джеймса. Люблю всем сердцем. Я собираюсь выйти за него замуж. Я хочу провести с ним всю свою жизнь.

– Сейчас не время и не место это обсуждать, Эллин, – отрезала Роуз. – Можешь идти, – бросила она служанке.

– Нам нужно поговорить об этом.

– Не сейчас.

– А когда?

Роуз покачала головой. Глаза ее наполнились слезами. Положив вилку на тарелку, она вскочила:

– Я не могу еще и тебя потерять! Я даже говорить об этом не могу! Ты его не знаешь! А вдруг он окажется лгуном или будет бегать к другим женщинам?

61
{"b":"507","o":1}