ЛитМир - Электронная Библиотека

Джеймс изменился. Под глазами его залегли тени, чего Нейл никогда не замечал раньше, он стал сдержаннее, чего прежде тоже никогда не было. Джеймс не скрывал своих планов на будущее: после окончания войны он вернется в Нетерби и женится на Эллин, согласится ее мать на это или нет. Нейл спокойно выслушал его, не сказав в ответ ни слова.

Перед его отъездом из Торридона бабушка поведала ему и Дункану еще кое-какие подробности легенды. Прорицатель предсказал, что близнецы отправятся на войну вместе с рыжеволосым родственником, который придет в Торридон вместе со старшим близнецом, потом он отправится бороздить моря и в конце концов вернется в замок вместе с женой-иностранкой. Старший из близнецов будет править в Торридоне один, а второй сын не вернется домой. Нейл встретился глазами с бабушкой и увидел страх в ее глазах.

Она покачала головой:

– Я не знаю, означает ли это, что он женится на Эллин и останется в Нетерби, или... – Не договорив, она замолчала, однако и так все было ясно. – Ты должен узнать, женился он уже или нет. Согласно легенде, он должен жениться на девушке с востока. Если они еще не поженились, по крайней мере, ты можешь быть уверен, что он не погибнет во время войны.

– А как насчет пятидесятилетнего мира? – спросил Нейл.

– Я знаю только то, что уже тебе рассказала. Близнецы женятся на девушках с одинаковыми именами. – Бабушка положила ладонь на руку Нейла. Глаза ее наполнились слезами. – Не спускай глаз с Джейми, Нейл. Привези его домой, докажи, что прорицатель ошибся. Мы не вынесем еще одной потери. Охраняй его.

Нейл кивнул, хотя он и понятия не имел, как защитить брата от силы, способной стереть с лица земли их всех.

28 мая Данди вывел кланы из Лохейбера под звуки волынок и горнов. Клан Маккарри следовал сразу за ним. Джеймс приподнялся в седле, пытаясь навсегда запечатлеть в памяти тот миг, когда он ждал своей очереди, чтобы влиться в колонну. Ему еще никогда не доводилось видеть такой мощной армии, и он чувствовал, как кровь закипает у него в жилах.

Каждый клан привез собственных волынщиков, и теперь воздух был напоен звуками музыки и раскрашен всеми цветами радуги. Полк Данди, в красной форме, отороченной золотым галуном, возглавлял процессию, за ним следовали многочисленные кланы шотландских горцев, облаченных в яркие пледы. Некоторые вожди предпочли одеть своих людей в пледы одинакового покроя или цвета, чтобы показать, что они союзники.

У большинства представителей кланов на шапках была пришита эмблема с изображением веточек клюквы или остролиста, яркие рубашки были заправлены под ремни, к которым справа цеплялся кинжал, а слева – шпага. Они были вооружены самым разным оружием. Те, что побогаче, – пистолетами и кремневыми мушкетами, а бедняки – старыми фитильными ружьями. Многие несли боевые топоры, метательные копья, почти у всех были маленькие круглые кожаные щиты, зачастую украшенные кельтскими символами.

На голове у Макдональда красовался шлем, а на поясе висела сабля шотландских горцев и огромный двуручный меч, которым сейчас уже почти не пользовались. У Лохила, мужчины уже немолодого, оружие было начищено до блеска, а выражение лица казалось настолько свирепым, что Джеймс даже улыбнулся. Эластер Маккейн, вождь клана Макдональдов из Гленкоу, успел до войны отрастить длиннющую бороду, и теперь, завитая и закрученная, она болталась у него за спиной.

Представители клана Маккарри выглядели не менее живописно. На Джеймсе, Нейле и Дункане были до блеска отполированные нагрудники, которые раньше носил их отец. В центре каждого был выгравирован золотой герб их клана. Шапки были украшены перьями орла и веточками дуба, маленькие круглые щиты пропитаны маслом и обиты железными гвоздями. Все их люди были хорошо вооружены и готовы вступить в бой, каждый, казалось, изнывал от нетерпения.

Армия преодолела горы Гэрвеймор, пересекла реку Спей и дошла до замка Рейтс – древней цитадели Коминсов, где они отпраздновали годовщину возвращения на престол короля Карла II. Данди приказал разжечь костер и, освещенный его пламенем, произнес перед армией тост за здоровье короля Якова и его триумфальное возвращение в Шотландию, заверив своих людей в том, что они разобьют неприятеля наголову, восстановят порядок в стране, после чего вернутся домой. Слова его были встречены такими громкими восторженными криками, что закачались ветви деревьев.

Целых шесть недель Данди и Маккей гонялись друг за другом по всей восточной Шотландии. Все чаще и чаще происходили стычки небольших, а потом и крупных отрядов противников. Миновал июнь, потом большая часть июля, однако вопрос о том, кто станет королем, до сих пор оставался открытым. Данди ждал подкрепления и прибытия из Ирландии короля Якова.

Маккей дожидался, когда к нему прибудут войска из Голландии, а также испанские и гугенотские наемники, большинство из которых не слишком торопились. Люди Маккея открыто выражали свое недовольство, большинство офицеров не делало тайны из того, что при первой же возможности они дезертируют и примкнут к Данди. Маккей настойчиво требовал у сторонников Вильгельма еще денег, оружия, припасов и людей.

И поэтому армии до сих пор так и не встретились на поле боя.

Вся страна ждала, кто победит в войне. Кэтрин часто навещала Эллин, несмотря на весьма прохладный прием, и привозила ей новости из внешнего мира. Как-то теплым солнечным днем она сообщила ей, что Дэвид уехал накануне вечером, чтобы присоединиться к армии Данди.

Рассказывая об этом, Кэтрин всплакнула. Эллин молча слушала ее, вспоминая о том, какое лицо было у Дэвида, как он удрал и бросил ее на произвол судьбы, когда на них напал Фрейзер со своими людьми. Интересно, зачем он отправился на войну?

– Не могу в это поверить! – сокрушалась Кэтрин. – Он ведь совсем не похож на шотландских горцев. Конечно, не все они кровожадные варвары, однако о них ходит дурная слава. А Дэвид... Дэвид – культурный человек.

«Культурный, как же», – презрительно подумала Эллин.

– Кэтрин, – начала она, решив наконец сказать ей все, что думала по этому поводу, – можно знать человека в течение многих лет, а потом обнаружить, что ты ничего про него не знаешь. Я тебе рассказывала о том, что случилось после того, как мы уехали из Данфаллэнди? Ведь Дэвид был вместе с нами, когда мы отправились в Гленгарри...

Кэтрин слушала, побледнев и судорожно сжав руки. Когда она ушла от нее потрясенная, Эллин долго смотрела ей вслед, задаваясь вопросом – спасла ли она подругу от страшной ошибки или разрушила то, чем Кэтрин дорожила? Если это была месть, удовлетворения от нее Эллин не получила.

Джеймс разговаривал с Дунканом и Хью Макдоннеллом, когда увидел Дэвида Гранта. Тот его не заметил, занятый беседой с одним из членов своего клана. Он был вооружен шпагой и пистолетом, а к шее его лошади был приторочен маленький круглый щит. «Наверняка будет пользоваться только щитом, – презрительно подумал Джеймс, – оружие, можно не сомневаться, останется девственно чистым».

– Джейми, на кого это ты, черт подери, смотришь с такой ухмылкой? – Проследив за его взглядом, Дункан процедил: – А, Дэвид Грант объявился.

Он в нескольких словах рассказал о Гранте Хью, и тот тоже повернулся, чтобы на него взглянуть.

– Зачем он сюда приехал, как ты думаешь? – спросил Хью.

Дункан пожал плечами:

– Наверное, хочет доказать самому себе, что все же на что-то способен.

– А может быть, собрать сведения для Маккея? – высказал предположение Джеймс.

Дункан, прищурившись, взглянул на него:

– Ты и сам не веришь в то, что говоришь.

– Он уже один раз сбежал. Так с чего бы такому человеку идти на войну?

– Но он же был в Данфаллэнди!

– Он отправился туда только затем, чтобы отыскать Эллин. Насколько мне известно, здесь ее нет. – Джеймс почувствовал, что к ним направляется его брат. – Нейл к нам идет. Должно быть, военный совет уже закончился.

64
{"b":"507","o":1}