ЛитМир - Электронная Библиотека

– А вы как думаете, Маккарри? – тихо спросил Данди.

– Останьтесь здесь, сэр, – попросил Джеймс, стараясь говорить так тихо, чтобы только Данди его услышал. – Ради своей семьи, Джон, не принимайте участия в сражении.

– Я не могу, – вздохнул Данди и поднял руки, призывая всех к тишине. Когда воины замолчали, он обратился к ним со словами: – Спасибо за заботу, Лохил. Я прекрасно понимаю, что меня могут убить, но прошу вас, сэр, позвольте мне сразиться за нашего короля вместе с вашими храбрыми шотландскими горцами. Не отказывайте мне в этом. Я не могу просить их рисковать своими жизнями, а самому в это время сидеть в укрытии и наблюдать за боем. Я тоже буду сражаться.

Джеймс вдруг почувствовал, как на него повеяло холодом, а Нейл, стоявший рядом с ним, побледнел. Ему не нужно было встречаться взглядом с братом, чтобы понять, что он испытывает такое же чувство: за Данди по пятам крадется смерть.

Прислонившись к окну и взглянув на раскинувшуюся внизу долину, окутанную сумерками, Эллин тяжело вздохнула. До Нетерби почти не доходили новости, за исключением той, что армия Маккея направляется на запад, намереваясь встретиться с Данди возле Блэра, неподалеку от Килликранки – перевала, который они с Джеймсом одолели по пути из Данфаллэнди.

В тот день они говорили о том, каким перевал будет выглядеть летом. Эллин пыталась представить его себе сейчас – рябины и березы щеголяют пышным зеленым убранством; ветер раскачивает ветви сосен и, взмывая высоко вверх, проносится над долиной, держа путь к северу; внизу, под крутыми склонами гор, с шумом несет свои воды бурная горная река. Килликранки, должно быть, необыкновенно красив в эту пору года.

Эллин провела пальцем по оконной раме, думая о том, какой же была дурой, что сразу не вышла за Джеймса замуж, поддалась на уговоры матери и ее слезы. Правда, сейчас Роуз успокоилась, но пребывала в полной уверенности, что была права, настояв на том, чтобы Эллин с Джеймсом еще какое-то время оставались женихом и невестой, присмотрелись друг к другу, а не женились сразу, хотя Эллин ясно дала понять, что они с Джеймсом поженятся, как только он вернется.

Если он вернется.

Ее постоянно мучили ночные кошмары, ей снились павшие солдаты, снился умирающий мужчина, лежавший на спине, а по земле разметались его длинные темные волосы. И всякий раз она просыпалась в холодном поту и, охваченная ужасом, смотрела в темноту, убеждая себя в том, что это всего лишь сон – отражение ее дневных страхов.

«Джеймс, – мысленно взывала она к любимому, глядя на первую загоревшуюся в небе звезду, – береги себя, любовь моя. Вернись домой, ко мне. Я буду ждать тебя всегда».

И она принялась молиться.

Суббота, 27 июля. Целых две ночи лил дождь, однако утро выдалось ясным и теплым. На небе не было ни облачка. Джеймс потянулся и, взглянул на стену деревьев, окружавших замок Блэр, на сосны и березы, заслонявшие горы. Маккей провел ночь в Дункелде, и сегодня они должны были сразиться с его армией.

В лагере якобитов, несмотря на раннее утро, жизнь била ключом. Слышалось звяканье конских уздечек – кавалерия готовилась к походу, – и возбужденные мужские голоса. То, о чем так говорили, было ему уже известно. Люди лорда Марри разбежались, и он остался в Килликранки с отрядом, насчитывающим триста человек от первоначальной тысячи. Огромное войско Маккея и четыре легкие пушки преодолевали сейчас крутые склоны перевала. Маккей послал и Перт за кавалерией, которая должна прибыть на место, прежде чем он выведет своих людей на открытое пространство.

То, чем закончится сегодняшний день, зависело от выбранной дислокации на местности, и именно этому вопросу был посвящен утренний военный совет. Джеймс на нем не присутствовал, предпочитая остаться с Дунканом и помочь своим людям подготовиться к бою. Он поговорил с Данди вчера вечером, сказал все, что хотел сказать о сегодняшнем сражении, а потом Данди вдруг заговорил с ним о будущем, о своей жене Джин, о том, что хочет иметь еще детей, о радостях семейной жизни, пожелал Джеймсу и Эллин такого же счастья, каким наслаждался он сам. Джеймс взглянул Данди в глаза и пообещал, что будет заботиться об Эллин, а про себя поклялся защищать и ее кузена.

И вот военный совет закончился, и Нейл рассказывал брату о том, кто что на нем говорил. Данди отмел предложение задержать армию Маккея на перевале. Он хотел, чтобы противник преодолевал перевал, прекрасно понимая, что это его измотает. И вот тогда он нападет на него и уничтожит.

Утро сменилось днем, потом наступил вечер. Разведчики вернулись с новым донесением: Маккей преодолел перевал, встретился с маленьким войском Марри и теперь остановился у основания горного хребта, дожидаясь, когда доставят его амуницию. Дополнительные силы пока не поступили.

Отлично, подумал Джеймс. Армия Маккея настолько измучена переходом, что вряд ли у нее хватит сил вновь совершить восхождение на гору. Похоже, Данди это тоже понял, потому что отдал приказ выступать в поход. Шотландские горцы отправились на восток от Блэра, пересекли реку Тилт, потом повернули на юг и наконец остановились у вершины перевала, прямо над противником.

Внизу, под ними, солдаты армии Маккея с трудом поднимались на ноги. Данди занял более выгодную позицию – на высоте. Чтобы привлечь внимание противника, якобиты намеренно подняли страшный шум, волынщики кланов громко заиграли военные марши, барабанщики забили в барабаны так, что можно было оглохнуть, солдаты завопили во все горло.

– Мы заставим их сердца остановиться! – закричал Дункан.

Джеймс расхохотался. Ничего не скажешь: что верно, то верно. Войска Маккея поспешно готовились к обороне. Воины клана Маккарри заняли свое место, справа от войска Данди, рядом с солдатами из клана Макдональдов из Гленкоу. Проезжая мимо Макдоннеллов, Джеймс махнул рукой Хью и, когда тот изобразил войскам Маккея непристойный жест, расхохотался.

Клан Грантов находился между кланом Маккарри и центром линии. Джеймс поискал в их рядах Дэвида и наконец его нашел. Парень был занят своим мушкетом, его худощавое лицо побледнело. Никто с ним не заговаривал, и он стоял один.

– Значит, он решил сражаться, – сказал Дункан Джеймсу.

– Вот уж чего не знаю, того не знаю. Единственное, что мне известно, – так это то, что он здесь, – процедил Джеймс, и в этот момент Дэвид Грант поднял голову и увидел его. Выражение лица его сразу изменилось, он нахмурился и застыл на месте. Казалось, на несколько секунд воцарилась гробовая тишина, потом Грант вспыхнул и повернулся к Джеймсу спиной.

– Смотри, чтобы он не оказался у тебя за спиной, Джейми, – произнес Дункан. – Подозреваю, он явился сюда не для того, чтобы с тобой выпить.

– А зачем же еще? – ухмыльнулся Джеймс.

Люди Данди были готовы к бою. Данди должен был находиться в середине кавалерии, а кланы – по обеим сторонам от центра. Армия Маккея в два раза превосходила армию Данди. Линия, в которую выстроились его воины, была намного длиннее линии якобитов. Люди Кенмура стояли напротив одного конца артиллерии Маккея, полк Левина – напротив другого.

Нейл наклонился к Джеймсу и Дункану:

– Мы сейчас спустимся с холма и загоним их прямо в реку. – Он ухмыльнулся, глаза его блеснули. – Тот, кто первым доберется до воды, станет победителем.

Джеймс с Дунканом переглянулись. Мальчишками они часто бегали наперегонки. Забег начинался с зубчатых стен замка Карри, потом они кубарем скатывались по ступенькам, пролетали через зал, стремглав сбегали с холма и мчались к берегу озера, запыхавшись и весело хохоча. Тот, кому первым удавалось добраться до воды, считался победителем и мог требовать все, что хочет.

– В качестве приза я заберу себе твоего гнедого жеребца, – заявил Джеймс Нейлу. – И твой новый корабль, – повернулся он к кузену.

Дункан ухмыльнулся:

– Это мы еще посмотрим!

66
{"b":"507","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Во имя Империи!
О чем молчат мертвые
Маяк Чудес
Моя жизнь в его лапах. Удивительная история Теда – самой заботливой собаки в мире
Твердость характера. Как развить в себе главное качество успешных людей
Советница Его Темнейшества
Нежданное счастье
Паутина миров
София слышит зеркала