ЛитМир - Электронная Библиотека

На скале, расположенной чуть ниже, Нейл заметил группу своих людей, которые тоже смотрели на реку. Дункан был среди них. Нейл позвал его, и тот начал подниматься по крутому склону, пока наконец не оказался рядом с ним.

– Мы победили! – воскликнул он, ухмыляясь во весь рот.

– Да, победили, – ответил Нейл. – А где Джейми?

– Я думал, он с тобой.

Нейл медленно покачал головой, чувствуя, как сердце сжимается от страха.

Повсюду лежали мертвые и раненые – и шотландские горцы в пледах и темных рубашках, и воины Маккея в ярких мундирах. Некоторым пытались оказать помощь, другие умирали, не приходя в сознание. Не сговариваясь, Нейл с Дунканом одновременно подняли головы и взглянули на горный хребет. Если бы они стояли справа, на дороге, до них доносились бы звуки сражения, но здесь, на затянутом дымом горном хребте, их окутывала тишина, лишь изредка нарушаемая стонами раненых.

«Дункан не прав, – подумал Нейл, – это не шотландские горцы победили, победу одержала смерть». Он увидел мертвую лошадь, потом, шагнув в сторону, наткнулся на погибшего воина и, узнав его, выругался. Только сегодня утром они с Джейми и этот парень из клана Макдоннеллов весело хохотали над чем-то, а сейчас его уже нет в живых.

Дункан остановился возле одного их знакомых. Тот был еще жив, но, похоже, уже умирал. Нейл склонился над ним вместе с кузеном, пытаясь разобрать его невнятный шепот, а уже через несколько секунд они прочитали молитву за упокой его души. Поднявшись, Нейл взглянул сквозь сгущающиеся сумерки на холм. Не может быть, чтобы Джейми остался здесь, в этом кромешном аду. Должно быть, он просто его проглядел, что не мудрено: разве в таком дыму что-нибудь увидишь? Должно быть, он внизу, у реки. Наверняка он там. И Нейл опять спустился с холма, чувствуя, что сердце сжимается от страха все сильнее.

Уже совсем стемнело, когда Нейл и Дункан вернулись со своими людьми к горному хребту. Джейми не было ни на дороге, ни возле реки. Никто не видел его с тех пор, как они мчались в атаку вниз по холму.

– Возьми несколько человек и сходи в Блэр, – приказал Нейл Дункану. – Может быть, он там.

– Я останусь с тобой, – тихо ответил Дункан. – А людей пошлю. Мы попросим их взять факелы.

Нейл кивнул, стараясь не поддаваться панике. Наверняка Джейми в Блэре. Или здесь, на этом холме. Окутанные мраком фигуры бродили среди павших. Едва различимые в летних сумерках, они уносили с поля боя раненых и убитых.

«Джейми, где ты?»

Нейл молчал, надеясь почувствовать отклик брата, однако он ничего не слышал, и лишь тихий шорох летнего ветерка достигал его ушей. Люди, оставшиеся вместе с Дунканом, разошлись во все стороны и сейчас медленно прочесывали холм, переворачивая тела павших, склоняясь над умирающими, говоря слова утешения, чтобы хоть чуть-чуть, облегчить им последние минуты жизни.

Здесь, в центре, где стояли пушки, убиты были сотни. Именно на это место пришелся самый сильный артиллерийский огонь, и тела лежали друг на друге, покрывая землю толстым ковром.

Когда стемнело настолько, что ничего не стало видно, Нейл остановился на середине горного хребта и, наклонившись, прислушался. И наконец-то почувствовал: Джейми где-то здесь.

– Джейми! – крикнул он.

Нет ответа.

– Джейми! – снова позвал он.

– Ты что-то услышал? – прошептал Дункан.

– Нет, но он здесь, я чувствую.

Положив руку Нейлу на плечо, Дункан пристально всматривался в темноту. Нейл замер, пытаясь различить даже едва слышный шорох, потом закрыл глаза и начал читать молитву. Люди Маккарри вернулись и сообщили, факелы сейчас принесут, а замок Блэр охвачен волнением – Данди пропал.

Они нашли Джейми на рассвете, когда первые лучи солнца позолотили небо. Он лежал на спине, без шлема, с закрытыми глазами. Волосы его, стелящиеся по земле, были обагрены кровью. Вскрикнув, Нейл склонился над братом:

– Джейми!

Дункан приложил руку к шее Джейми и радостно воскликнул:

– Он жив!

Для Данди это сражение оказалось последним, как и для многих других воинов. Якобиты потеряли шестьсот человек, Маккей – тысячу двести, то есть в два раза больше, и еще четыреста его солдат были взяты в плен. Кланы Камеронов, Маклинов и Макдональдов понесли тяжелые потери; Гленгарри потерял треть людей, включая брата.

По сравнению с ним, пытался утешить себя Нейл, клан Маккарри не сильно пострадал. Но это было слабым утешением. Его брат лежал в комнате замка Блэр, недвижимый, с пепельно-серым лицом, и Нейл ни о чем не мог думать – его мучил один вопрос: выживет ли брат? Он не пошел на военный совет, не поинтересовался у вождей кланов их потерями, не спрашивал, кто остался в живых, а кто погиб.

У Джейми прекратилось кровотечение, но он не приходил в сознание. Шлем спас ему жизнь: выбоина в металле красноречиво свидетельствовала о том, что бы случилось, если бы не он. Слава Богу, Джейми пока еще жив. Пока еще...

Нейл поднял голову и взглянул на небо. Летний день обещал быть теплым и солнечным, однако Нейл не замечал ни синего неба, ни зеленых сосновых веток, казавшихся на фоне белых облаков особенно темными. Перед ним стояло лицо бабушки в тот день, когда они собирались на войну, когда она смотрела на него полными слез глазами и просила как следует охранять брата.

Новость о победе якобитов при Килликранки быстро разнеслась по Шотландии. В ясный воскресный полдень Нед принес Эллин и ее родным весть о том, что армия Маккея разбита и позорно бежала с поля боя, преследуемая славными воинами Данди. Эллин закрыла глаза и поблагодарила Господа за то, что он даровал им победу. Значит, дело якобитов все еще живет. А что с Джеймсом, с Джоном, Хью и Томом, Дунканом и Нейлом? Как же много у нее знакомых мужчин, за судьбу которых ей следует опасаться и за жизнь которых молиться!

– Какая восхитительная новость! – воскликнула Роуз.

– Великолепная! – подхватила Би и улыбнулась Эллин: – Ты тоже так считаешь?

«Джеймс», – подумала Эллин. Она должна узнать, что с ним. Она взглянула на Бритту, которая стояла у окна, и горничная понимающе кивнула. Эллин знала: она сейчас поговорит с Недом.

– Мама, – обратилась она к Роуз, – мне бы хотелось послать Неда в Килликранки. Я должна узнать, жив ли Джеймс. И Джон. И Хью с Томом – тоже.

Роуз с сомнением взглянула на дочь:

– Это может быть опасно для такого юного парня.

– Можно я сама его спрошу, захочет ли он поехать?

– «Захочет»? – фыркнула Би. – Да он через десять минут будет готов, вот только Бритту поцелует.

– Ну так как, мама?

– Что ж, – ответила Роуз, – если Нед хочет поехать, пусть отправляется в путь.

Нед уехал на рассвете, вооруженный двумя пистолетами и спрятав за пазуху письма, которые Эллин написала Джеймсу и мужьям своих сестер. Лицо юноши было преисполнено решимости. Он с радостью ухватился за возможность принести хоть какую-то пользу, заявив, что счастлив наконец-то сделать что-то важное, и пообещал вернуться как можно скорее с последними вестями. Бритта махала ему рукой до тех пор, пока он не скрылся из виду. По лицу ее было видно, что она боится за него и в то же время гордится им. Эллин попыталась подавить дурные предчувствия. Она послала парня, дав ему в сопровождающие всего несколько человек. Достаточно ли этого?

«Бог в помощь тебе, Нед, – мысленно пожелала она ему. – Пусть тебе сопутствует удача. Возвращайся скорее и привези мне весточку о моем любимом».

Весь день поступали все новые сведения о сражении, и котором якобиты одержали сокрушительную победу. В полдень приехала Кэтрин и прямо с порога заявила, что всегда знала, что армия Джона победит. Эллин слушала восторженные разглагольствования подруги, а сама пыталась подавить беспокойство за Джеймса: ведь было всего одно сражение Война еще впереди.

68
{"b":"507","o":1}