ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Зависимые
Квази
Утраченный символ
Влюбленный граф
Нетленный
Руководство по DevOps. Как добиться гибкости, надежности и безопасности мирового уровня в технологических компаниях
Куриный бульон для души. Сердце уже знает. 101 история о правильных решениях
Кишечник долгожителя. 7 принципов диеты, замедляющей старение
Рунный маг

Путешествие проходило пока даже слишком гладко. Если бы за ними выслали погоню, преследователи уже наверняка появились бы на горизонте. Так почему в таком случае она нервничает? Почему она каждые несколько минут оглядывается? Эллин приказала себе успокоиться, перестать озираться по сторонам и просто наслаждаться расстилавшимся перед ними прекрасным ландшафтом: пологими холмами, на севере скрытыми дымкой, – холмами, которые с каждой милей, по мере того как они продвигались на запад, становились все выше.

Весна, напомнила себе Эллин, весна, несмотря на то, что дует холодный ветер, а ночью опять выпал снег. Сейчас снег растаял, дороги покрыты раскисшей грязью, но проехать все-таки можно. Поплотнее запахнувшись в плащ, Эллин вскинула голову. Еще несколько часов, и она увидит Джона и предупредит его об опасности. И тогда все будет хорошо.

Она понаблюдала за фермером, работавшим на своем поле, потом посмотрела на обочину дороги, высматривая первые весенние цветы, на деревья с набухшими почками, из которых уже начали проклевываться листья, и опять оглянулась. Никого. Нет, это просто невыносимо, рассердилась Эллин, она ведет себя глупо!

Час спустя Эллин вновь оглянулась. Они ехали по дороге, вдоль которой тянулся плотный ряд деревьев, а между ними рос густой кустарник. Здесь, в тени, было прохладно, и Эллин с нетерпением ждала, когда они выедут на яркий солнечный свет. И вот теперь до нее отчетливо донесся приглушенный стук копыт. Она уже в который раз оглянулась, но дорога опять была пуста!

Эллин пыталась убедить себя, что ей все это кажется, что нужно переключить внимание на что-то другое, но стук раздался снова. Местность, по которой они ехали, была каменистой и абсолютно плоской. По одну сторону дороги возвышался холм, усеянный валунами и кустарником, а по другую – ров, за ним голое поле, окруженное каменным барьером, а за ним еще одно. И нигде до самого горизонта не видно было людей.

И тут в третий раз Эллин услышала стук копыт, на сей раз он доносился из-за деревьев. Эван, ехавший впереди, что-то напевал себе под нос. Эллин вновь обернулась, взгляд ее скользнул мимо Неда с Бриттой, которые тихонько о чем-то болтали, и устремился вдаль. Дорога была пуста! Нед улыбнулся ей. Эллин не ответила на его улыбку, ее мучило нехорошее предчувствие. Она подъехала к Эвану.

– Мне кажется, я слышу стук копыт, – шепнула она.

Эван оглянулся.

– Я никого не вижу, – удивился он.

Он остановился и прислушался. Нед с Бриттой тоже остановились, с недоумением глядя на них.

Воцарилась полная тишина. Слышно было, как над цветущими виноградными лозами, растущими вдоль рва, жужжат пчелы, как ветер играет в ветвях деревьев, но людей не было.

– Может, тебе показалось? – предположил Эван.

Эллин уже готова была с ним согласиться, как вновь услышала стук копыт. Встретившись с ней взглядом, Эван развернул лошадь и наклонился вперед, чтобы получше его услышать.

В этом, однако, не было необходимости. Стук копыт был уже громким, а из тени деревьев вылетели всадники. Эллин с ужасом уставилась на них. Она не ошиблась. Четверо мужчин галопом мчались к ним с обнаженными шпагами. Побледнев от страха, Эллин крикнула Бритте и Неду:

– Бегите!

– Беги! – крикнул ей Эван, выхватывая из ножен шпагу, и ударил лошадь Эллин по крупу.

Умным животным не пришлось повторять дважды. Они стрелой помчались вперед по дороге. Бритта с искаженным от ужаса лицом прильнула к шее лошади, судорожно вцепившись в ее гриву. Нед, скакавший рядом, повернулся, взглянул на нападавших и помчался дальше, а Эван, защищая их, все кричал:

– Бегите! Бегите! Не останавливайтесь!

Преследователи, похоже, избрали своей добычей Эвана. У Эллин перехватило дыхание, когда она услышала торжествующие крики. Выхватив из-за пояса отцовский пистолет, она повернулась к нападавшим, прицелилась в мужчину, находившегося ближе всего к Эвану, и выстрелила. И промахнулась...

А в следующую секунду она громко вскрикнула: мужчина нанес Эвану сокрушительный удар в висок, потом еще один, а другой проткнул его шпагой. Эван обмяк в седле и медленно сполз на землю. Спрыгнув с лошади, один из неизвестных еще раз воткнул шпагу в уже бездыханное тело, а остальные с удовольствием за ним наблюдали. Потом их взоры обратились к Эллин.

– О Господи! – прошептала она и, стегнув лошадь, помчалась во весь опор, в ужасе от того, что они так близко. На секунду весь мир, казалось, остановился, когда она встретилась взглядом с мужчиной, скакавшим первым, – блондином со свирепым выражением на лице. Уставившись на нее с мрачной решимостью, он указал своему спутнику на Эллин, и тот, высоко подняв шпагу, пришпорил лошадь и помчался за ней.

Вопли Бритты смешались с криками мужчины, скакавшего за Эллин. Она слышала за спиной его хриплое дыхание, чувствовала запах пота его лошади, который становился все острее, по мере того как он ее догонял. Его затянутая в кожаную перчатку рука с длинным ножом уже тянулась к ней. Он ухватил Эллин за плащ, дернул к себе, чтобы стащить ее с лошади, и плащ остался у него в руке: Но преследователь не растерялся. Он вновь протянул к ней руку.

Эллин быстро отвернулась и зажмурилась. У нее не хватало смелости смотреть в глаза человеку, собиравшемуся проткнуть ее шпагой. Убить ее...

Вдруг раздался крик ярости, и Эллин открыла глаза. Между ней и тянувшейся к ней рукой мелькнуло что-то сине-зеленое. Крупный гнедой жеребец прижался к кобыле Эллин, оттерев ее от нападавшего.

Эллин не верила своим глазам. На гнедом восседал темноволосый мужчина в одежде шотландского горца. В руке его сверкал длинный блестящий клинок. Вновь издав воинственный клич, мужчина полоснул атакующего ножом, а когда тот свалился с лошади, ловко спрыгнул на землю и вонзил клинок ему в грудь.

Вытащив кинжал, горец секунду смотрел на Эллин, тяжело дыша, потом взлетел в седло, отчего его черные волосы взметнулись вверх, и, ударив каблуками лошадь, заставил ее повернуться.

Только сейчас Эллин обнаружила, что он не один. Раскрыв рот, она смотрела, как его спутник, рыжеволосый шотландский горец, рубит ее преследователей направо и налево. Один сразу упал под градом ударов, другие бросились наутек, и среди них был тот самый блондин со свирепым лицом.

В этот момент чьи-то сильные пальцы сжали ее руку, она пронзительно вскрикнула и повернулась: ее спаситель смотрел на нее ярко-синими глазами, нахмурив темные брови.

– Вы в порядке? – крикнул он и, отпустив руку Эллин, повернулся и помчался за нападавшими. Догнав одного, он быстро прикончил его, однако блондину удалось скрыться среди деревьев.

Пришпорив лошадь, Эллин подъехала к Эвану. Он был мертв. Она знала это, уже когда он падал на землю, но все равно смотрела на него, надеясь на чудо. Вдруг эти безжизненные веки дрогнут, лежащая без движения рука шевельнется, Эван, как всегда, улыбнется ей ленивой улыбкой и скажет, что все это просто шутка? Боже правый, Эван мертв... Что же она наделала?

Она неподвижно сидела на лошади, борясь с рыданиями. Бритта с Недом подъехали к ней, а за ними и шотландцы. Перекинувшись парой фраз на гэльском языке, они спрыгнули на землю, и рыжеволосый склонился над Эваном.

– Он мертв, – объявил он и, расстегнув его куртку, начал его обыскивать.

Эллин мигом наставила на него пистолет.

– Убери руки, подонок! – процедила она сквозь зубы. – Я не позволю тебе его грабить!

Мужчина удивленно воззрился на нее и, медленно выпрямившись, подошел к своему товарищу и встал с ним рядом. Они были высокие, сильные и отлично вооружены: на боку у обоих красовались шпаги, нагрудные патронташи были полны пороха, за пояс были засунуты пистолеты и длинные шотландские кинжалы.

Неудивительно, что шотландских горцев считают дикими и жестокими людьми, брезгливо подумала Эллин. Эти двое явно способны на все. Темноволосый сунул шпагу в ножны и шагнул к ней.

– Стой на месте! – приказала она, прицелившись ему в голову.

Он покачал головой:

8
{"b":"507","o":1}