ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ладно, допустим. Как это связано со мной и с чертовыми соревнованиями?

– Ты же знаешь, что последние несколько лет фестиваль уже не столь популярен, как раньше… В общем, нужно как-то… реанимировать интерес к нему, понимаешь?

– Угу. – Мишель перехватила трубку и приложила к другому уху. – Но я все еще не поняла, какая связь…

– Всем известно, что секс – отличный бренд, вместе с которым можно продать все, что угодно. Ванесса сложила два и два…

– И получила… секс и редьку, так, что ли? Фу!

– Теперь секс – заглавная тема всего конкурса, включая поиски клада, – пискнул Дэнни смущенно.

Мишель замерла, ожидая продолжения.

– Короче, новое веяние… – проблеял брат. – Участники должны будут искать клад… какие-то вещи, связанные с Хоумером и Идой Уэрт.

Мишель недоверчиво хмыкнула.

– Ты о тех фермерах, что много лет выращивали редьку на корм скоту, а потом стали грабить поезда?

– То, что грабителями были именно они, так и не доказали, – поправил Дэнни. – До суда ведь дело не дошло.

Мишель нетерпеливо помотала головой.

– Да помню я эту легенду. Спасаясь от погони, они прыгнули с моста в реку и не сумели выбраться из ледяной воды.

– Это, кстати, тоже не факт. Мишель уперла свободную руку в бок.

– Интересно, и как это событие столетней давности связано с фестивалем редьки? Или в нашем городке находят смерть в ледяной воде сексуальной?

– Дело не в том, как умерли Хоумер и Ида, – беспомощно бормотал Дэнни. – Просто они… погибли вместе, влюбленная парочка. Этакая современная романтика… – Голос Дэнни окончательно увял.

Мишель решила, что не станет вываливать на ни в чем не повинного брата свое мнение насчет подобной затеи. Все услышанное казалось нелепостью, но было вполне в духе провинциального Карбон-Хилла.

– Участники конкурса должны будут пройти по следам Хоумера и Иды, найти клад и вернуться на главную площадь.

– Предварительно поплескавшись в ледяной воде, – добавила, усмехнувшись, Мишель. – Ладно, я все поняла. Это единственное изменение в планах? В таком случае нет проблем.

– Нет, есть еще одна деталь, – продолжал Дэнни подозрительно веселым тоном. – Как я уже сказал, участвуют парочки. Победителей объявят самой сексуальной парой Карбон-Хилла.

Мишель даже закашлялась от неожиданности.

– О чем это ты?

– Мы родственники и не сможем участвовать вместе! – торопливо выпалил Дэнни.

Самая сексуальная пара – это же надо! Мишель изумленно хлопала глазами, не зная, как реагировать.

– Самая сексуальная пара? – переспросила она задумчиво.

– Да, увы. В конкурсе могут участвовать лишь те, кто не связан родственными и брачными узами. По этой причине большая часть конкурсантов уже выбыла.

– Ну-ну… и что?

– Когда стало ясно, что свободных совершеннолетних парней и девушек в городке не слишком много – ты же знаешь, как рано у нас вступают в брак, – Ванесса решила дать задний ход. Однако местная пресса так вцепилась в идею с сексуальной подоплекой, что отменить ничего уже нельзя.

– Еще бы! – буркнула Мишель. – Ведь пресса в таком деле, как будущие выборы, очень важна. – Она вздохнула и раздраженно поддела мыском туфли пустую консервную банку, выпавшую из помойного бака.

– Ты, как всегда, быстро схватываешь суть. Нам требуется как минимум три пары. Так что придется искать тебе партнера.

– Мне? – Мишель снова пнула банку. Она не понимала настойчивости брата. – А почему бы не поискать партнершу для тебя?

– Но ведь не я в прошлом носил почетный титул «мисс Редька»!

Дэнни сказал это так задиристо, что Мишель испытала желание его придушить. Братец уже пять лет дразнил сестру Редькой и на этот раз не упустил случая подначить ее. Можно было отомстить ему, отказавшись участвовать в фестивале, но Мишель не сделала этого. Ведь ее просила о помощи лучшая подруга. Как можно отказать Ванессе?

Нахалка Ванесса! Побоялась позвонить сама, чтобы сообщить об изменениях в программе праздника. Она всегда была осторожной, хотя на этот раз перестаралась. Мишель все равно пошла бы ей навстречу, потому что в сходных обстоятельствах Ванесса непременно оказала бы ей услугу.

– Ладно, – буркнула Мишель мрачно, хлопнув себя ладонью по бедру. Белое облачко муки спорхнуло с фартука. – Я в деле. Но где мне найти партнера для конкурсов?

– Я постараюсь уговорить кого-нибудь. Старший братец станет искать ей парня? Брр! Жуткая мысль.

– Может, Бретт Шу согласится? – предложила Мишель. Упомянутый Бретт обладал атлетической фигурой и красивой каштановой челкой, по крайней мере пять лет назад.

– Он женился на одной из сестер Уисс, поэтому отпадает. Все женатики не в счет.

Это сильно сужало круг возможных претендентов на титул «мистер Самая Сексуальная Редька» (ничего более нелепого Мишель не могла себе представить). В Карбон-Хилле рано женились и обзаводились потомством, этакая ничем не объяснимая городская традиция. Наверное, чтобы сподручнее было редьку выращивать, усмехнулась про себя Мишель.

– Что скажешь по поводу Ванса?

– Тот, что жил по соседству? – изумился Дэнни. – Так он в тюрьме.

Мишель охнула.

– Даты что?! – Впрочем, новость не слишком ее удивила, так как от молодого человека вроде Ванса ничего иного ждать не приходилось.

– Эй, ты что, совсем маминых писем не читаешь?

– Читаю, – пискнула Мишель.

Отчеты мамы о новостях из мира Карбон-Хилла были настолько же подробными, насколько и скучными, поскольку большую часть упоминаемых мамой людей Мишель не помнила.

– Да, круг подозреваемых сильно сузился, – заметила девушка. – Значит, нужен парень без жены и подружки, не отбывающий срок в местах не столь отдаленных… Может, Клейтон? – Конечно, Клейтон был столь же сексуален и хорош собой, как редька, но всегда казался Мишель сообразительным и добродушным. Возможно, с ним есть шанс быстро найти клад.

– Он уже состоит в команде противника, – просветил сестру Дэнни.

Мишель застонала. Даже таких, как Клейтон, уже разобрали!

– Хорошо, говори, кто остается.

– Пока не знаю, но я что-нибудь придумаю, – пообещал брат.

Мишель дошла до откатившейся в сторону консервной банки и снова злобно поддела ее ногой.

– Интересно знать, где ты найдешь свободного парня, который не окажется моим родственником? Разве что какого-нибудь недоросля…

– Участвуют только совершеннолетние.

– Вот-вот, и я об этом. Где добыть свободного парня до сорока пяти?

– Верхней возрастной планки нет.

– Старик мне без надобности. Как, по-твоему, я буду искать клад, если понадобится делать партнеру прямой массаж сердца?

– Согласен, про возраст я все понял. Еще какие-нибудь пожелания будут?

Память тотчас выбрала самый желанный мужской образ, выискала на каких-то задворках и подсунула в качестве кандидата. Райан Слейтер представился в малейших деталях. Средней длины волнистые волосы цвета пшеницы, выгоревшие на кончиках до светло-песочного оттенка. У Райана был характерный жест: он пальцами отбрасывал волосы назад, небрежно и очень сексуально. У него вечно была такая прическа, словно он только что вылез из постели. От глаз Райана разбегались лучиками веселые морщинки, которые совершенно не портили загорелое лицо. Казалось, его глаза всегда смеются, даже когда губы плотно сжаты. Впрочем, и рот был улыбчивым, чуть насмешливым, постоянно готовым иронично изогнуться.

Но больше всего поражали Мишель в Райане глаза. Они были такого пронзительно-голубого цвета, словно поймали в себя осколок неба на излете лета. У Райана Слейтера была привычка смотреть собеседнику прямо в глаза, словно не замечая, насколько смущает подобный взгляд. Когда Райану случалось пройти мимо Мишель и коротко глянуть ей в лицо, у девушки замирало сердце, а желудок сжимался до дурноты. Это не значило, что Райан ее замечает. Так он смотрел на всех…

Хорошо, что она не видела его глаз в тот момент, когда пять лет назад так глупо все испортила!

Мишель судорожно вздохнула и затолкала образ Райана подальше в глубины памяти. В горле пересохло, жгучий стыд наполнял все тело и жег глаза. До сих пор воспоминания о собственном провале доставляли Мишель ужасные мучения, хоть и прошло несколько лет. Только не Райан Слейтер! Пусть ее партнером в конкурсах будет кто угодно, но не он!

2
{"b":"509","o":1}