1
2
3
...
23
24
25
...
56

– Мама? – вяло отозвалась Мишель.

– …В том, что на нем ты целуешься с Райаном Слейтером!

– Боже, – простонала девушка, заваливаясь на спину.

– И все это в цвете!

– Мам, это часть шоу, постановка для соревнования. – Пусть это было не совсем правдой, матери не следовало знать подробности.

– Но вы целуетесь с языком! Отвратительно!

Мишель округлила глаза. Не слишком комфортно было обсуждать подобные детали с собственной матерью.

– А что вообще ты делаешь рядом с этим парнем, Слейтером?

– Спроси у Дэнни. Это он мне его нарыл. – Хвала небесам, хотя бы часть вины можно свалить на брата. Обычно эта тактика приносила свои плоды: все шишки доставались Дэну.

– Послушай-ка, что я тебе скажу, Мишель Луиза Нельсон, – строго произнес голос матери в трубке. – Ты должна получить самые важные дивиденды с этих соревнований.

– Урвать приз? Найти сокровища? – заинтересовалась Мишель. Неужели ее мать жаждет получить клад?

– Нет! – Ее мама понизила голос. – Думай о своей карьере, о жизненных целях и ценностях, дорогуша.

– Ах, это… – разочарованно протянула Мишель.

О чем бы ни велась речь, ее мать всегда умело выводила беседу к жизненным ценностям и карьере. Ей не давал покоя страх, что дочь может «не выбиться в люди».

– Я понимаю, что этот мальчик… как там его… Слейтер – он душка. Но ты не должна забивать им себе голову. Слейтер не должен отвлекать тебя от самого главного. Тебе не нужен парень, который будет тянуть тебя вниз.

Мишель покивала, хотя собеседница и не могла ее видеть.

– Хорошо, мама.

– Я знаю, что говорю, дорогуша. Именно в такую ловушку попала в свое время я сама. Я собиралась в кругосветное путешествие, хотела повидать мир, но…

– Но потом ты встретила папу на первом же перекрестке, и на этом путешествие закончилось, – подхватила Мишель. – Я помню. – Эту историю она слышала миллион раз, но до сих пор не понимала, как именно отец разрушил великолепные планы матери. – Ладно, мне пора бежать.

– Ты хотя бы слышала, о чем я говорила?

Слышала, слышала… из года в год, раз за разом Мишель слышала одни и те же слова, набившие оскомину. Порой ей казалось, что мать зудела у нее над ухом одно и то же даже тогда, когда еще прикладывала к груди.

– Да, да… я все поняла, мамуль. Пока! – Мишель быстро нажала отбой и помассировала пальцами виски. Разговор с матерью утомил ее.

Впрочем, в одном мать была совершенно права: Райан Слейтер ей не пара, совсем не пара. Может, пора прислушаться к советам дорогой родительницы?

Мишель принялась с тоской разглядывать пальцы ног, заклеенные пластырями. За ночь они сильно распухли и теперь едва ли уместятся в туфлях.

Стоит ли принимать на веру советы женщины, заставившей ее надеть проклятые лодочки?

Глава 7

Мишель спустилась в столовую, когда все остальные уже завтракали. Она намеренно задержалась, поскольку не желала поддерживать вежливую беседу с Брэнди.

Брэнди… Мишель мысленно скривилась, вспомнив о рыжеволосой фурии.

Спускаясь по лестничному пролету, она заметила, что на улице весело поблескивает солнце. Погода явно была жарче, чем накануне, и девушка сочла это добрым знаком. Сразу после завтрака Мишель принялась слоняться по дому. Ей хотелось проникнуться атмосферой, в которой когда-то жили Уэрты.

Она вышла через задний ход наружу и обнаружила, что сад за домом огромен. При всей своей кажущейся запущенности он был все же ухожен, хотя это и не сразу бросалось в глаза. Никто не скашивал бурьян, не подрезал кусты, не подвязывал ветви вишни, но поддеревьями не было сухих сучьев и прошлогодних листьев, а значит, их когда-то любовно убрали и сожгли. За садом открывался вид на бесконечные зеленые луга.

Мишель побродила в теньке, вдыхая запахи просыпавшейся земли. Сад казался ей воплощением двойной жизни Уэртов. Заброшенный и ухоженный одновременно он словно намекал, что Хоумер и Ида были не такими простыми, какими казались обывателям.

Пройдя под развесистой ивой, Мишель оказалась у небольшой поилки для птиц на мраморном постаменте, края которой были выложены стеклянной мозаикой. Рядом валялась разбитая греческая урна, кое-где трава проросла сквозь нее, стояли четыре разномастные статуи, местами оббитые. Чуть дальше радовала глаз небольшая грядка с зеленью, с которой, очевидно, брали травы для кухни.

Вместо изгороди Уэрты предпочли очертить границы сада невысокими яблонями и кустами смородины, чьи листья теперь издавали терпкий уютный запах. Яблони были странно изогнуты, их крючковатые ветви торчали в разные стороны и запускали лапы в смородиновые заросли.

Мишель показалось, что сад Хоумера и Иды словно соткан из противоречий, как, должно быть, и вся жизнь его хозяев.

Пробравшись вдоль кустов крыжовника к ближайшей яблоне, Мишель подпрыгнула, пытаясь сорвать с ветки крепкое яблоко. При этом она случайно на что-то наступила, покачнулась и едва не упала, удержав рвавшееся с языка сочное ругательство. Пошарив ногой в траве, она нащупала нечто твердое, наклонилась и с трудом подняла табличку, сделанную из куска мрамора. На табличке значилось непонятное «Золот», части слова не хватало.

– Странно, – пробормотала девушка, предположив, что на табличке указан сорт яблонь, а именно «золотой налив».

В траве валялось несколько яблок. Подняв одно, Мишель впилась в него зубами. На вкус яблоко совершенно не напоминало указанный сорт.

– Эти деревья в плохом состоянии, – раздался за спиной девушки голос Райана. – Удивительно, как они все еще плодоносят.

– Я кое-что нашла. Видишь, табличку? – Мишель поддела носком ноги мраморный указатель.

– И что в ней особенного?

– Сначала я решила, что эти яблони относятся к сорту «золотой налив».

Райан пожал плечами:

– И что с того?

– Не знаю, но ни одна из ближайших яблонь не относится к этому сорту.

– Может, раньше здесь были и другие яблони, просто засохли от старости, и от них избавились? – предположил Райан.

– Дерево спилили, а табличка все еще валяется?

– Допустим, для Уэртов яблоня – как, ты говоришь, она называлась? Да, сорт «золотой налив»! Так вот, эта яблоня очень им нравилась, и они решили оставить табличку на месте, чтобы потом посадить такую же. – Райан хитро прищурился. – А под нее закопать золото. – Он многозначительно подвигал бровями. – Ты к этому ведешь? Это просто табличка возле дерева, и ничего больше!

Мишель недовольно поджала губы.

– Да? По-твоему, это разумно? Ставить табличку – причем из мрамора, с гравировкой – возле дерева, будь оно даже трижды любимым? Ты написал свое имя на каждой кегле в своем клубе?

– Если бы написал, кто бы меня осудил? Каждый имеет право на свои странности, – хмыкнул Райан. – Могу даже твое имя написать, если хочешь.

– Нет, спасибо, обойдусь. – Мишель помолчала. – Но ты же понял мою мысль? Ставить мраморную табличку для яблони в столь неухоженном саду нелепо. А вот в качестве указателя на хранилище она вполне подходит.

Райан задумчиво разглядывал почву под ногами.

– А не слишком ли это очевидно?

– А может, им нравилась игра слов. «Золотой налив», золотой запас… Уэрты бросили обществу вызов, почему бы не сделать это еще раз, оставив столь очевидную подсказку?

– Стоп! – Райан поднял руки ладонями к Мишель – Ты бы стала хранить награбленное в собственном саду? Это же опасно, особенно если нагрянет с обыском полиция.

– Все гораздо проще, – сказала Анни, появляясь из-за кустов. – Эта табличка указывает на могилу.

– Ужас! – Мишель отпрыгнула назад. – Неужели я топталась по чьим-то костям.

– Они, кажется, чуть в стороне. И принадлежат собаке.

– Собаке? – повторила Мишель недоверчиво – Показывать мраморную табличку могилы животного?

– У тебя никогда не было домашнего питомца, так? – спросила Анни. – Иначе бы ты знала, как тяжело переживают хозяева смерть своих любимцев. Хоумер и Ида жали своего пса. Не знаю, какой он был породы, на фотографиях он весьма лохматый. Думаю, какая-то помесь.

24
{"b":"509","o":1}