1
2
3
...
29
30
31
...
56

– Я собираюсь прекратить этот разговор. – Райан отвернулся и снова зашагал вперед.

– Угу, – пробурчала девушка себе под нос. – Почему-то я так и думала.

Теперь Райан несся рысцой, и Мишель едва за ним поспевала. Должно быть, подумала девушка, он решил из мести загнать ее до смерти. Хотя, на ее взгляд, не из-за чего было так переживать.

Райана душила бессильная ярость. Конечно, он был уверен, что вопрос с пейзажем и панно на стене всплывут, но не ожидал, что это будет сделано так расчетливо. Мишель обвинила его в неспособности доводить дело до конца. Зря, зря он потащил ее в боулинг-клуб. Он надеялся, что вопрос об авторстве вообще не встанет, но на беду в клубе оказалась его мать, которая любила похвастаться талантом сына.

Проклятые рыцари и проклятый Круглый стол! Мало того, что догадка оказалась неверной, а путь – ложным, так еще и поставил себя в нелепое положение!

Нет, он кривил душой. На самом деле Райан искал повод привести Мишель в клуб, показать, что ему удалось создать собственными руками, увидеть блеск в ее глазах, когда она оценит творение… однако вместо того, чтобы признаться в авторстве, он струсил. Пока Мишель разглядывала фреску, он делал вид, что тоже внимательно изучает ее, хотя знал каждый кусочек панно наизусть. Он надеялся, что Мишель задаст вопрос сама, а он скромно ответит, словно речь идет о пустяках.

Идиот, вот идиот! Надо было заранее взвесить все «за» и «против», прежде чем тащить Мишель в боулинг. А ведь он знал, чем кончится дело! Райан мог заранее предсказать ее реакцию. Он был уверен, что именно так она и поступит: будет давить, ковыряться в причинах, жать в больное место. Что за дурацкий характер у этой настырной девицы! Райан не выносил, когда на него давили! Не выносил, и все тут!

Он заметил под ногами очередной символ в виде причудливого зигзага и торопливо достал из кармана распечатку, которую забрал у Мишель. На сей раз знак был вырезан чем-то острым (может, перочинным ножом) на деревянной шпале, и для большей приметности покрыт красной краской.

– Что он означает? – спросила Мишель, останавливаясь рядом. На этот раз она не стала размышлять над тем, рукотворное ли происхождение имеет знак.

Она дышала неровно, даже схватилась за грудь, и Райану стало стыдно.

– Этот символ обещает пищу. – Его желудок издал отчетливое ворчание. – Надеюсь, организаторы не планировали посмеяться над нами? Ясно же, что мы голодны как волки.

– Может, нас и правда покормят? – с надеждой спросила Мишель. – Ведь Анни нас кормила, да и комнаты у нее отличные. Надо сказать, что постоялый двор Уэртов, если его можно так назвать в наше время, – одна из лучших находок Карбон-Хилла. Я даже не знала, что тут есть подобные места.

– Кстати, Анни надеется, что после соревнований народная молва станет для ее заведения отличной рекламой, – поделился Райан. – Этакий маркетинговый ход. Уверен, уловка сработает.

– Она чем-то напоминает Ванессу, – с придыханием пробормотала Мишель. Она все еще хватала воздух ртом. – Большие планы, крохотные вложения, а впоследствии – отличная отдача. Думаю, в рекламе или политике в большом городе Анни могла бы сделать карьеру.

– Да? – Райан внезапно посмотрел на нее с осуждением. – Вовсе не обязательно подаваться в большой город, чтобы осуществить свои мечты.

– Ты прав, однако в большом городе и возможностей больше.

– Если тебе не по душе провинция, это не означает, что и остальные в ней задыхаются.

Мишель отступила назад и подняла руки, словно сдаваясь.

– Ладно, как скажешь, не надо меня осуждать.

– А может, и тебе не стоит осуждать мое нежелание подаваться в художники и устраивать выставки? Может, мне достаточно славы доморощенного маляра, – веско сказал Райан и снова пошел вперед.

Он слышал, что Мишель что-то бормочет себе под нос, и какое-то время пытался игнорировать этот фон, но он становился все громче. Райан легко мог представить, как Мишель размахивает руками, словно ведет дискуссию.

– Что еще? – не выдержал он и обернулся. Мишель тотчас умолкла.

– Ничего, – ответила она, горделиво вздергивая голову.

Однако Райан знал, что так легко он от нее не отделается. Если Мишель Нельсон что-то вбила себе в голову, то так просто не отступится. Поэтому Райан шагал в ожидании очередной бури каверзных вопросов.

– А какой вид искусства тебе нравится больше всего? – спросила наконец Мишель.

«Начинается, – подумал Райан. – Даже до десяти досчитать не успел». Подобная настойчивость граничила, на его взгляд, с нахальством.

– Никакой, – мрачно буркнул он.

Столь краткий ответ мог отбить желание задавать дальнейшие вопросы у кого угодно, но только не у Мишель.

– Любишь рисовать маслом?

Райан промолчал. Он решил сменить тактику и выбрал полное игнорирование. Ему очень, очень хотелось, чтобы его спутница прекратила назойливые расспросы.

– Или предпочитаешь акварель? А может, лепку?

– Мишель, прекрати потрошить меня, – не выдержал Райан. – Я не художник.

– Значит, мозаика на стене и тот пейзаж в коридоре – твои первые творения? Не похоже! Сразу чувствуется, что рисовали уверенно.

Райан подумал о подвале в доме родителей, забитом набросками и полотнами. Некоторые из них он не показывал никому, и его вполне устраивала подобная безвестность его произведений.

– Я не желаю продолжать этот разговор.

– А я бы хотела взглянуть на твои работы.

– Нет, не хотела бы… – Райан схватился за голову, сообразив, что совершил ошибку. Следовало соврать, что никаких работ нет! А теперь эта нахалка душу из него вынет.

– Вот что я думаю, – заявила Мишель, словно только ее мнения все и ждали. – Тебе надо пообщаться с владельцами галерей в Чикаго и походить по музеям.

– Не имею ни малейшего желания, – соврал Райан.

Он очень бы хотел оказаться в Чикаго вместе с Мишель. Они ходили бы по картинным галереям и музеям, рассматривали шедевры и чувствовали себя абсолютно счастливыми.

– Это помогло бы тебе раскрыть свой потенциал, – продолжала рассуждать Мишель.

– Еще бы! Я бы стал еще талантливее, прославился и заработал кучу денег, да? – процедил он раздраженно.

– Не обязательно. Раскрыть потенциал – значит взглянуть в лицо своим страхам, преодолеть их, раскрепоститься.

– О чем ты говоришь? – Райан замедлил шаг, чтобы Мишель поравнялась с ним, и уставился на нее недовольным взглядом. – Нет у меня никаких страхов!

– Есть. Точно есть! – Мишель закивала. – Ты боишься, что тебя не оценят.

– Погоди минутку. – Райан пожалел, что снова позволил втянуть себя в диалог. – Значит, если человек не пытается превратить хобби в дело всей жизни, он просто боится? Так, что ли?

– Бинго! – Мишель захлопала в ладоши, вызвав у Райана этим еще более сильное раздражение. – У нас есть победитель!

– Но я не хочу делать карьеру в искусстве. Меня устраивает та жизнь, которой я живу, неужели не понятно? Тебе не приходило в голову, что пытаться навязывать другим свой образ мыслей – пустое и не очень красивое занятие? Пусть рисование будет моим хобби, я не собираюсь соваться с ним в мир искусства, понятно? – Черт, он только что признал наличие у него хобби!

– Я принимаю твою точку зрения, – миролюбиво сказала Мишель. – Но в данном случае речь идет вовсе не о хобби.

Прекрасно зная, что не стоит хватать наживку, Райан все равно попался на крючок:

– А о чем же?

– Если рисование – просто хобби, человек не вкладывает в него всю душу. А в твоих произведениях чувствуется пылкость, страсть, настоящий огонь.

У Райана застучало в висках. Мишель слишком близко подобралась к его тайнам. Он не был готов к таким откровенным разговорам.

– А ты? – Он криво усмехнулся. – Ты вкладываешь страсть и пылкость в свою работу?

– Разумеется, – кивнула Мишель. – Иногда это единственное, что помогает мне держаться на плаву. Моя работа не слишком хорошо оплачивается, поэтому я хватаюсь за нее лишь из любви к кулинарии.

30
{"b":"509","o":1}