ЛитМир - Электронная Библиотека

– А ты… – Райан поколебался, но все же спросил: – А ты заглядывала в лицо собственным страхам?

– Я делаю это с завидной регулярностью. Обычные вопросы, которые мучают каждого. Такой ли уж я талантливый повар? Могу ли я готовить лучше? Смогу ли я пробиться наверх, выдержать жесткую конкуренцию? Есть ли будущее у кулинара вроде меня? Оценят ли посетители мой новый рецепт? И так каждый день.

– Звучит ужасно.

И очень похоже. Похоже на его страхи. У Райана был и свой собственный фантом. Он боялся чистого холста. Белый холст без единого мазка всегда издевался над ним, дразнил, убеждал, что нет смысла даже пытаться. И всякий раз Райан переступал через себя снова и снова. И никогда никому не рассказывал о своих страхах, ни единой живой душе.

– Да не так уж и ужасно, – задумчиво продолжала Мишель. – Это всего лишь часть рабочего процесса. Хотя… – Ее голос оборвался, и Райан внимательно взглянул ей в лицо. – Хочешь, открою секрет? – спросила девушка шепотом.

Райан остановился и наклонился ближе. Он чувствовал гордость оттого, что Мишель готова доверить ему тайну, и ему здорово не нравилось это чувство.

– Ты был прав насчет меня. – Девушка прикусила губу. – Я вернулась в Карбон-Хилл не только по просьбе подруги.

– Я в шоке.

– Прекрати! – Мишель пихнула его в плечо. – Просто я не находила себе места. Знаешь, я поняла, что давно бегу по кругу. Из меня словно выпустили весь воздух, как из воздушного шарика. Я решила, что выдохлась.

– Выдохлась?

– Ну… – Мишель пыталась подобрать нужное слово. – Словно у меня пропал запал.

– Угу… – Райан нахмурился. Неужели, думал он, все люди с воображением обязаны выражаться так витиевато?

Тогда он самый простой ремесленник, а не человек искусства, каким его настойчиво пыталась представить Мишель.

– В общем, я подумала, что самые сильные чувства в жизни я испытывала здесь, в Карбон-Хилле. Так что решение ненадолго приехать пришло само, без помощи Ванессы. Соревнования стали лишь удобным предлогом. Я надеялась набраться сил в родном городе.

– Думаешь, тут что-то особенное в воду добавляют?

– Я серьезно! Пока я жила здесь, мной владели кураж и ощущение, что мир может оказаться у моих ног, понимаешь?

– Я бы назвал это наивностью. Или, помягче, юношеским пылом.

– Не думаю. Я ведь и сейчас ощущаю нечто похожее. Не такие сильные эмоции, как раньше, но ощущаю. Словно тлевшая во мне искра вот-вот вспыхнет.

– Если хочешь знать мое мнение, дело не в родном городе, который якобы помогает тебе восстанавливать силы. То, что ты сейчас испытываешь – эти сильные эмоции, общую приподнятость настроения, – объясняется очень легко. Тебе давно требовался отпуск, и теперь, когда ты сменила обстановку, окружающее воспринимается острее и ярче.

– Да, романтик из тебя никудышный… А мне все равно кажется, что Карбон-Хилл обладает какой-то особой властью над своими жителями. Он помогает им прийти в себя после долгого пути. Мишель внезапно остановилась и указала рукой на деревянный забор, подходивший почти вплотную к железной дороге.

– Эй, погляди, еще один знак!

Райан подошел к частоколу, на котором значился символ, и заглянул в щель. За изгородью когда-то находился трамвайный парк, но теперь он был заброшен и целиком заставлен старыми ржавыми вагонами.

– Полагаю, это и есть Кладбище, – решил Райан, отодвигая в сторону одну из досок забора, висевшую на одном гвозде.

– Очень на то похоже, – кивнула Мишель, и полезла в открывшуюся дыру.

Не успела девушка оказаться за изгородью, как Райан услышал ее полузадушенный вскрик.

– Что? – Он торопливо пролез в дыру. – Что такое? Зацепилась за гвоздь?

– Там… – Мишель боязливо указала пальцем вглубь парка. – Видишь, на том оранжевом вагоне? Это что, кровь?

Райан посмотрел в нужном направлении. На боковине вагона, как раз на высоте его плеч, расплывалось огромное красное пятно, весьма походившее на настоящую кровь.

– Не думаю, что это кровь, – уверенно сказал Райан, направляясь к оранжевому вагону и принимаясь придирчиво оглядывать пятно. – Это краска.

– Ты уверен?

– Ты же сама обзывала меня художником, – криво усмехнулся он. – Плох тот художник, который не сможет отличить краску от крови.

Райан решительно направился вглубь трамвайного парка; Мишель старалась не отставать от него. Красные пятна были повсюду, они были разбросаны по растрескавшемуся асфальту, по остовам трамваев. Зрелище было пугающим и в целом напоминало декорации к какому-нибудь фантастическому фильму.

– Это что, новый вид граффити? – спросила Мишель. – Не слишком красиво, хотя, надо признать, впечатляет.

– Думаю, люди играли здесь в пейнтбол. Я слышал, что поблизости есть какое-то место вроде свалки, куда ездят играть. Только не знал, что это здесь.

– Пейнтбол?

– Ну да! Две команды охотятся друг на друга с ружьями, заряженными краской двух цветов…

– Знаю, знаю. Я тоже слышала об этом раньше. Просто не предполагала, что… поле битвы выглядит так ужасно. – Мишель огляделась. – Не знала, что в Карбон-Хилле популярны какие-либо увеселения, кроме боулинга в «Пинз энд пинте». Думала, что именно туда идут, если хотят немного… развлечься.

Райан даже не пытался скрыть нахальную ухмылку.

– Да уж, – подхватил он, – некоторые предпочитают развлекаться в «Пинз энд пинте», хотя существуют местечки поудобнее.

– Эй, кто здесь? – раздался голос Анни, частично скрытой за ржавым погрузчиком. Она выглянула и поманила Райана и Мишель к себе.

Оказалось, что перед Анни стоит стол, буквально ломящийся от еды. Вокруг него были расставлены стулья, причем два из них были уже заняты.

– Я вижу Брэнди с Клейтоном, но Ашенбреннеров нигде нет, – сказал Райан, в то время как его желудок буквально совершил восторженное сальто.

– Хорошо, что мы не пошли за ними, – подхватила Мишель.

Райан приветственно помахал рукой Анни, которая указала на свободные стулья за столом. Пока все ели, Анни то и дело поглядывала на Мишель и выглядела немного смущенной. Приблизительно такой же вид у нее был и накануне вечером, когда она потчевала гостей ужином.

Внезапно Райана осенило: все блюда, которыми был уставлен стол, были домашними, а значит, готовила их опять-таки Анни. Присутствие за столом шеф-повара, то есть Мишель, заставляло бедняжку робеть и смущаться в ожидании суровой оценки. Похоже, Мишель истолковала поведение Анни точно так же, потому что изобразила на лице восторг и подняла большой палец вверх. Лицо Анни озарила улыбка, и она вздохнула с облегчением.

– Кстати, дорогая, я обыскала весь дом, но так и не нашла твоего телефона, – вспомнила она.

– Спасибо за заботу, – кивнула Мишель, стараясь не смотреть на Брэнди. – Уверена, что он найдется.

Райан успел заметить короткую злую усмешку, промелькнувшую на губах Брэнди. Пожалуй, решил он, Мишель была права в своей догадке: рыжеволосая фурия точно знала, где искать пропавший мобильник.

Кстати, Брэнди и Клейтон не слишком обрадовались их появлению, но как раз этого Райан ожидал. Между собой соперники общались тоже довольно холодно, видимо, не слишком были довольны партнерством.

Впрочем, нет. Клейтон всячески пытался угодить своей напарнице, тогда как Брэнди лишь изредка удостаивала его репликой или взглядом. Видимо, бедняга был по уши влюблен, а предмет его страсти не отвечал взаимностью. Очевидно, Клейтон сильно рассчитывал принести Брэнди долгожданную победу в соревнованиях и тем самым заработать признание.

– Каким будет следующий конкурс? – спросила у Анни Мишель, передавая Райану стакан с ледяной водой. От подобной заботы у него потеплело на сердце, ведь, мучаясь жаждой, он даже не успел попросить пить.

– Мы должны дождаться Денниса и Маргарет, – предупредила Анни, но затем хитро улыбнулась. – Впрочем, если я раскрою вам секрет, большого вреда не будет. Вы, ребята, будете играть в пейнтбол.

– Так и думала, – сказала Мишель и покачала головой.

31
{"b":"509","o":1}