1
2
3
...
32
33
34
...
56

Мишель закатила глаза. Этому Райану лишь бы поспорить!

– Жаль, у меня нет мобильного, – посетовала она.

– И как бы он нам помог?

– А он бы и не помог. – Мишель села на пол, охнула, вытащила из-под зада кусок арматуры. – Но я бы смогла набрать номер Ванессы и объявить, что вычеркиваю ее из списка гостей на Рождество. Это ведь она меня втравила в эту историю.

– Эй, не раскисай, – посоветовал Райан. – Может, мы найдем способ прорваться, когда немного отдохнем.

Мишель повернула голову в сторону выхода.

– Ты слышал? – прошептала она очень тихо. Райан помолчал некоторое время, затем качнул головой:

– Нет. А что было?

– В том-то и дело, что ничего. – Девушка осторожно подняла свой пистолет с пола. – Тишина оглушительная. Раньше так не было.

Теперь и Райан смотрел в направлении входа.

– Это не к добру.

– Здорово! Теперь и ты превращаешься в пессимиста. Конец всему!

Райан кивнул на вход.

– Ползи туда. Выглянешь наружу и скажешь, есть ли там кто-нибудь.

– Я? – изумилась Мишель. – Почему не ты? Должно быть, Райану надоело ее опекать.

– Это же у тебя в Карбон-Хилле проснулось второе дыхание. Или как там это называется? – Райан насмешливо насупил брови.

Мишель ткнула в него пальцем.

– Так, не смей никогда смеяться над моими убеждениями! – раздраженно прошептала она. – Это правило номер один. А правило номер два: никогда не нарушай правило номер один.

– Ты их только что придумала? – оценил Райан.

– Не имеет значения. С этого момента они начинают действовать. И сам выглядывай наружу!

– Похоже, конфликтная ситуация. – Райан нахмурился. – Высовываться надо целиком, потому что обзор маловат. Если высунешься ты, я буду прикрывать.

Мишель с сомнением прикидывала свои шансы. Ей не хотелось быть обстрелянной в ту же секунду, как ее голова высунется из вагона.

– А может, сделаем наоборот? – предложила она, на всякий случай надевая очки. – Ты высовываешься, я прикрываю.

Райан вздохнул с такой тоской, словно говорил с неразумным младенцем. Он-то знал, что стреляет лучше.

– Хорошо, остается один вариант…

– Камень, ножницы, бумага?

Он усмехнулся, глаза весело блеснули.

– Не совсем. Выглянем одновременно.

– Хм, опасная затея. Но я согласна!

Сердце Мишель билось как бешеное, когда она осторожно подобралась к выходу. Ей никогда не нравились игры на опережение, потому что она ни разу в них не выигрывала.

– На счет три, – шепнул Райан, надвигая на глаза очки.

– Так не пойдет, – покачала головой девушка. – Тебе не удастся меня провести.

– Что? О чем ты?

– Не делай такое невинное лицо, – хмыкнула она. – Ты досчитаешь до трех, а я, как дура, высуну башку, словно китайский болванчик. Ты же останешься внутри.

Райан хитро улыбнулся.

– Я знала, что не ошиблась на твой счет! – Мишель ткнула его пальцем в грудь. – Я поймала тебя! Ты думал, что перед тобой наивная девчонка, но забыл, что у меня есть старший брат. Так что большинство мужских уловок я знаю.

– Хорошо, хорошо. Я выгляну на улицу.

– Договорились, – удовлетворенно кивнула девушка.

– Ты говорила что-то насчет стратегии. Не появилось свежих идей? Сейчас самое время…

– Единственное, что приходит мне в голову, – быстрая тачка, на которой можно доехать до конца парка.

– Удачи в поисках!

Райан резко высунулся наружу. Поскольку его тело не покрыли алые брызги краски, Мишель облегченно вздохнула.

– Слушай, мне понравилась твоя находка со щитом, – сказала она, – только он был слишком маленьким. Может, найдем побольше?

– Большой лист металла много весит. С ним тяжело двигаться.

– А мы найдем тонкий. Может, даже пластиковый. Например, кусок обивки вагона?

– Нам будет трудно двигаться. И потом, краска, попавшая в щит, потечет вниз и может попасть на обувь, – пояснил Райан. – Не забывай: если мы попадаем соперникам в руки-ноги, они продолжают игру. А к нам требования выше. Нас вообще не должны задеть.

– Н-да, мне больше нравятся твои оптимистические взгляды.

– Ясно. Ну что, больше свежих идей нет? Мишель сладко улыбнулась:

– Давай ты будешь шагать впереди, а я за тобой. Твоя спина – отличное укрытие. Если что, буду высовываться и стрелять.

– Хорошо, пошли. – Райан поднял повыше пистолет. Они выбрались из вагона как могли тихо.

– Что, вот так просто пойдем к выходу? – изумилась Мишель. – Да нас подстрелят на ближайшем повороте. Кстати, а где вообще выход?

– Нам туда. – Райан указал пистолетом. – Держись чуть сзади.

Они стали крохотными шажками двигаться в сторону какого-то строения с выбитыми стеклами. Мишель старалась не отставать и в результате постоянно наступала Райану на пятки.

– Никого не видишь? – спросил тот с бесконечным терпением.

– Нет. Хотя… – Мишель с силой надавила ему на плечо. Оба сели на корточки. – Я видела Брэнди.

– Где?

Брэнди как раз мелькнула вдали, за одним из вагонов. Она заметила парочку и окинула их неприязненным взглядом. Мишель коротко кивнула сопернице. Проклятая Брэнди даже в огромных очках выглядела сногсшибательно.

– Видишь тормозной вагончик? – шепнула Мишель Райану. – Она скрылась за ним. Странно только, что Клейтона нигде не видно.

Райан покрутил головой.

– Какой именно вагон? Черт, да где она? Дай направление по часам.

– Это еще как?

Он устало почесал затылок.

– Представь, что я смотрю на двенадцать часов. Возьми меня за точку отсчета, – терпеливо пояснил он. – Так, где Брэнди?

Мишель вздохнула. В двадцать пять лет она играла в «войнушку» с группой парней-переростков.

– Она сейчас на двух, нет, трех часах. Короче, тринадцать минут. – Кажется, Райан ее понял, потому что кивнул, пристально осматривая вагоны.

– Копов с твоей стороны не видать? Мишель еще раз огляделась.

– Не-а… – Вдруг она заметила Брэнди, высунувшуюся из-за другого вагона и поднявшую пистолет. Дуло было направлено на Мишель. – Вот стерва! Райан, ложись. – Она дернула напарника вниз.

– В чем дело? – спросил Райан, распластываясь на асфальте. – Кто стрелял? – Он откатился вбок.

– Брэнди. Стреляла она. – Девушка вскочила на ноги и подняла свой пистолет. – Спряталась, нахалка!

Райан сел.

– Не трать краску.

– Почему? Ей можно, а мне нет? – Мишель, прищурившись, вглядывалась вдаль. – Черт, сбежала! Надо было стрелять в нее сразу, прямо промеж глаз, – с досадой пробормотала она.

– Думаю, у тебя еще будет шанс, – подбодрил ее Райан, вставая и оглядываясь по сторонам. Им повезло, что на звук выстрела не выскочили противники.

– Эй, кажется, тот поезд стоит на рельсах, – вдруг сказала Мишель.

– Да. И что с того? Должны же были эти вагоны как-то попасть в парк.

– Глянь, между рельсами отличное углубление, почти окоп, – возбужденно прошептала Мишель. – Давай заберемся под поезд, он даст нам прикрытие.

– Хм… – На лице Райана отразилось сомнение. – Вагоны довольно низкие, нам придется ползти на брюхе.

– Ну и что? Будем ползти по-пластунски, – добавила Мишель с насмешкой. – Как солдаты в войну, правда, прикольно?

Райан шутку не оценил. Он разглядывал состав.

– Оттуда мы не сможем видеть соперников. Только их ноги.

– Они тоже нас вряд ли заметят. Разве что на стыках вагонов. Да и для выстрелов придется подлезать под поезд, а это утрата преимущества.

Райан по-прежнему не считал идею удачной, но при отсутствии других вариантов согласился:

– Ладно, давай рискнем.

Сначала Мишель, а затем и Райан забрались под ближайший вагон. Удивительно, но с их позиции оказался великолепный обзор, правда, только с одной стороны поезда. Мишель уже принялась работать локтями, продвигаясь вперед.

– Это труднее, чем кажется, – пожаловалась она.

– А ты думай о чем-нибудь приятном, – посоветовал Райан, зорко поглядывая вбок.

– О чем? Ничего хорошего в голову не идет. Продолжаю задаваться вопросом, ради чего я это делаю. Трачу чудесный осенний денек, ползая на брюхе под поездом и ожидая, когда мне в лицо залепят краской. – Мишель на минуту замерла, чтобы отдохнуть, и снова поползла вперед. – Знаешь, подобные занятия не дают мне нужной доли адреналина.

33
{"b":"509","o":1}