ЛитМир - Электронная Библиотека

– Тогда давай просто поговорим, – предложил Райан. – Расскажи, за что Брэнди так тебя ненавидит. Кажется, ей невыносим один твой вид.

– Честно говоря, причина мне неизвестна, – прошептала Мишель, двигаясь вперед. – Так было всегда, но после моей победы в конкурсе стало еще хуже.

– Видимо, Брэнди очень желала получить титул «мисс Редьки».

– Да уж! И она считает, что я его не заслужила, – сказала Мишель с неожиданной горечью.

– Какая разница, что она считает? – удивился Райан. – Ты победила, значит, заслуживала победы.

– Мне кажется, это не так, – вздохнула Мишель, снова ненадолго останавливаясь, чтобы передохнуть. – Я не заслуживала титула, но многие люди… в общем, слишком вежливы, чтобы обманывать чужие ожидания. Я была не лучшей в конкурсах, и это объективная оценка. Просто Брэнди ухитрилась не поладить с жюри конкурса, слишком заносчиво себя вела, и в результате ее просто засудили. Никто не ждал, что я смогу победить. Я тоже не ждала, мне нужны были деньги на учебу, а их давали за пять призовых мест. На одно из пяти мест шансы у меня были, – усмехнулась Мишель. – В общем, я выиграла вопреки всем предсказаниям, даже моим собственным.

– В этот раз ты тоже уверена в проигрыше. А вдруг ты снова ошибаешься?

Разговор о Брэнди настолько отвлек Мишель от физического дискомфорта, что они с Райаном сумели сильно продвинуться вперед.

– Ошибаюсь? Не думаю.

– Ты же сама говорила о моральном возрождении.

– Я начинаю жалеть, что рассказала тебе об этом. – Мишель прекратила двигаться и обернулась, прищурившись.

– Но ведь ты ради этого вернулась в Карбон-Хилл.

– Ради чего? – Мишель снова поползла вперед.

– Ради тлеющей в тебе искры, как я понял. Ты вернулась в надежде возродиться здесь, где тебе в последний раз было комфортно.

– Тише! – Мишель замерла и подняла вверх ладонь.

Оба затихли. Как раз в этом месте возле вагона валялись какие-то коробки и ящики, затруднявшие обзор, к тому же слышались чьи-то шаги. Мишель и Райан вцепились в рукоятки пистолетов, но шаги постепенно отдалились и стихли.

– И вовсе не здесь мне было комфортно в последний раз! – вернулась к разговору Мишель, принимаясь снова ползти на животе. – Комфортно мне бывало и в других местах. Но вкус к жизни я утратила сразу, как только уехала из Карбон-Хилла.

– Попробую объяснить этот феномен. Пока ты жила в родном городе, тебе все давалось легко, у тебя все получалось. Помогали родные стены.

– Судишь по своему опыту? – спросила Мишель с усмешкой, хотя и не обернулась.

– Интересно, что именно придает тебе в Карбон-Хилле сил? – Какая-то мысль мелькнула на задворках его сознания, но инстинкт самосохранения быстро ее отогнал. Не стоило им обсуждать столь щекотливую тему.

Что, если Мишель потеряла уверенность в себя немного раньше, прежде чем покинула город? Скажем, за день, даже за полдня до этого? Ведь она сама признала, что в Карбон-Хилле ей все давалось легко и без усилий. И лишь в одном предприятии Мишель потерпела крах. В ту ночь, когда так неумело распорядилась своей девственностью. Неужели именно он, Райан, повинен в том, что произошло с Мишель? И есть ли возможность вернуть ей утраченное?

Мишель снова остановилась передохнуть, и Райан ткнулся ей в пятки лбом.

– Я нравилась себе такой, какой была здесь, – сказала она. Райан промолчал, но мысленно добавил, что ему по душе и новая версия Мишель. – Мне казалось, что все получается легко, без усилий. Иногда я начинала думать, что мне по плечу любое дело.

– Только полному идиоту не хочется быть всемогущим, – пробормотал Райан.

– Спасибо за поддержку, – буркнула девушка. – Что-то мне стало совсем грустно.

– Да в чем дело-то? Я думал, тебе нравится добиваться цели ценой усилий, а не просто щелкнув пальцами!

Мишель попыталась повернуться к нему, но стукнулась макушкой о какую-то железяку.

– Ты, как никто, умеешь поднять настроение, Райан.

– А что ты хотела услышать? Раньше ты добивалась всего потому, что верила в успех и прилагала максимум усилий. А теперь ты сдаешься раньше, чем ввяжешься в борьбу. И ты еще планируешь что-то изменить в своей жизни?

– То есть ты утверждаешь, что я сама виновата в своих неудачах? – спросила Мишель.

– Возможно. И потом, здесь, в Карбон-Хилле, ты ставила перед собой легковыполнимые задачи. А в большом городе планка повысилась, – раздраженно сказал Райан. Он много лет ставил перед собой лишь самые простые и легкие цели, хотя в душе мечтал о большем, гораздо большем.

– Ты говоришь об этом так, словно стремиться к труднодоступным вершинам зазорно. Так ведь большинство людей и не стремится. Мой отец давно потерял работу, но даже не пытается наверстать упущенное. Он сидит в кресле и мечтает о том, что дочь удовлетворит его амбиции, что дочь достигнет того, что ему не по плечу.

– Наверное, я не так выразился. Нет ничего зазорного в том, чтобы делать карьеру. Просто это нелегко, а потому нельзя раскисать от неудач. Надо верить в себя.

– Мне, похоже, действительно требовалась передышка…

– Перестань оправдываться. Отдохнешь и рванешь наверх. – Райан внимательно оглядел окрестности. – Кстати, выход вон там.

Мишель посмотрела налево и покачала головой.

– И как мы туда прорвемся? Поблизости совсем нет укрытий.

– Помчимся со всех ног. Мишель снова обернулась.

– Просто побежим? По открытой площадке?

– Здорово придумано, да? Ну же, скажи «отличный план»! – Райан задвигал бровями, ухмыляясь.

Девушка фыркнула.

– Да уж, лучше не придумать.

Оба подобрались к перемычке между вагонами, откуда было удобнее взять старт, сели на корточки, пригнув головы, упершись руками в землю. Мишель чуть впереди, Райан за ее спиной.

– Стрелять на бегу я не умею, – довела девушка до сведения напарника. – Так что прикрывай меня.

Она пробормотала еще что-то, в равной степени похожее на короткую молитву и на витиеватое проклятие одновременно, и быстро выбралась из-под вагона. Райан последовал за ней, выпрямился и был немало удивлен, когда в него не полетели со всех сторон плевки краски.

– Рванули! – шепотом скомандовал он. Однако Мишель не сдвинулась с места.

– Я боюсь. Видишь ящики у входа? Там нас точно расстреляют!

– А ты попробуй уворачиваться, – посоветовал Райан. – Других подсказок не будет, беги…

– Стой! – Мишель схватила его за руку. – Тебе не кажется странным, что вход никто не защищает?

– Кажется, – согласился он. За грудой коробок не угадывалось никакого движения, площадка словно вымерла. – Ладно, вот другой план. Двигаемся вдоль стены, прикрывая друг друга, стараемся не шуметь.

– Это мне больше по душе. – Мишель торопливо перебежала к выщербленной стенке и прижалась к ней спиной. При этом ногой она задела какую-то консервную банку, и та издала оглушительный звук. – Ой, прости…

– Если кто-то появится, я отвлекаю его на себя. – Райан двигался по середине площадки пружинящей походкой и непрестанно оглядывался по сторонам. – я отвлеку, а ты подстрелишь.

– Я? – Мишель едва не выронила пистолет. – Я не умею стрелять.

Райан бросил на нее неодобрительный взгляд.

– Ты же была готова расстрелять Брэнди.

– Это другое. – В тот момент она была в бешенстве и могла попасть совершенно случайно, если бы соперница не скрылась.

– Тогда возьми на вооружение то, что чувствовала в тот момент.

– Слушай, я действительно не умею стрелять. Давай жертвой буду я, а ты выстрелишь в случае опасности, – взмолилась девушка.

– Мишель, с твоего места плохой обзор, – устало пояснил Райан. – Я уверен, что у тебя все получится. Я бы не стал…

– Райан! – взвизгнула девушка. – Там! На… на… одиннадцать часов!

Он даже не стал оборачиваться, просто упал на землю и откатился в сторону. На том месте, где он только что стоял, расплылось алое пятно. Однако враг оказался настойчивым, и выстрелы следовали один за другим.

– Осторожнее! – кричала Мишель, подпрыгивая на месте.

34
{"b":"509","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мой любимый враг
Сердце дракона
Женщина в окне
Неожиданное признание
Витающие в облаках
Тысяча бумажных птиц
Фантомная память
Завтра я буду скучать по тебе