1
2
3
...
40
41
42
...
56

Но она знала, что не станет этого делать. Ведь Райан заботился о ней, хотя мог в самом деле повалить ее на землю, пристроиться между ног и…

«Ох! Когда преследуют подобные фантазии, пережить ночь будет очень тяжело», – подумала Мишель.

Она должна перестать думать о сексе! Райан повел себя благородно и ответственно, а она являет собой пример психологической незрелости.

Чувство признательности затопило все ее существо, и нервная дрожь, блуждавшая в теле, немного ослабла, а вместе с ней ослабела и пульсирующая боль между ног. И все же у Мишель было чувство, словно кто-то украл у нее сладкую плитку шоколада, дико вкусную, долгожданную, приберегаемую напоследок. И чувство это было мучительным.

Но ей ли жаловаться? В отличие от нее Райан вообще не получил никакой разрядки! Он заставил ее кончить, лаская руками, и даже не попросил ничего взамен.

Пожалуй, эту ошибку она могла исправить.

Мишель торопливо расстегнула ремень его джинсов (на сей раз пряжка сдалась быстро) и потянула вниз язычок молнии. Райан резко дернул наручники вверх, в этом рывке чувствовалось раздражение. Скованная рука Мишель зависла в воздухе.

– Я серьезно, Мишель!

– Мне об этом известно. – Мишель забралась свободной рукой ему в джинсы.

Райан перехватил ее запястье.

Мишель вздохнула. Не объяснять же мужчине на словах то, что она собиралась для него сделать? Ей хотелось доставить ему удовольствие, хотя бы дать разрядку, как он ей раньше. Ну, разве что она собиралась его немного помучить, как он мучил ее там, у дерева. Подразнить… подержать в напряжении. Ведь это вина Райана, что у них нет презервативов! Пусть расплачивается за свою недальновидность.

Выдернув запястье из хватки Райана, и получив тем самым небольшую свободу, Мишель решила действовать иначе. Она опустилась на колени и наклонила голову. Поймав зубами кромку джинсовой ткани, она потянула ее вниз. Ее движения были неловкими, зубы клацнули о металлическую пуговицу, и девушка порадовалась, что темнота почти скрывает ее от Райана. По крайней мере, он не мог видеть лихорадочного румянца, вызванного смущением.

– Мишель! – Его бедра подались вперед, видимо, инстинктивно, поскольку тон был по-прежнему изумленным.

Она усмехнулась и потянула в сторону и вниз другой уголок джинсов. Ее нос ткнулся в теплую выпуклость, внезапно обретшую свободу. Райан был возбужден, и между губами девушки и его членом не оказалось больше ни единой преграды, такой, как хотя бы нижнее белье. И в этом Райан оказался… распущенным нахалом, решила Мишель с удовольствием. Оставалось только взять его в рот.

– Что ты делаешь? – озадаченно спросил Райан.

– Ты доставил мне удовольствие. Теперь моя очередь, – бесхитростно объяснила Мишель и потерлась о шелковистую выпуклость щекой.

Райан поднял ее голову за подбородок. Его глаза блеснули в темноте.

– Отчего-то я тебе не верю, – проворчал он. – Думается, ты собираешься поиздеваться надо мной.

– Проверим, кто прав? – Мишель снова опустила голову, коснулась языком головки члена, который подпрыгнул от нежданной ласки.

Из груди Райана вырвалось низкое ворчание, словно девушка собиралась доставить удовольствие не мужчине, а медведю гризли. Его член увеличился в размерах, пугая своей величиной.

Мишель не знала, какие именно ласки предпочитает Райан, но ей самой хотелось ласкать его всеми возможными способами: губами, языком, тереть его о свое лицо и нёбо, чуть сжимать его яички пальцами и втягивать их в рот…

Она осторожно сжала его рукой и взяла крепкую мужскую плоть в рот, поласкала языком и выпустила, затем начала ритмично насаживаться на нее ртом, представляя, что на самом деле он входит в ее истосковавшееся влагалище. Бедра Райана приподнимались ей навстречу, его пальцы вплелись Мишель в волосы, принялись чуть надавливать на затылок, задавая ритм.

Девушка обхватила член обеими руками, помогая приблизить разрядку, отчего Райан хрипло застонал. Мишель дорого дала бы, чтобы видеть удовольствие на его лице. Ну, ничего, решила она. В другой раз…

Когда дыхание Райана участилось, Мишель расслабила мышцы горла и вобрала его так глубоко, как могла. Она продолжала двигаться, теперь быстрее, чем раньше, зная, что развязка приближается. Мужское тело мощно содрогнулось, и стон Райана отразился от каменных стен.

Чуть позже Мишель стала выбирать себе местечко для ночлега. Спать в обнимку с Райаном она не желала – слишком мучительные мысли посещали ее, если их кожа соприкасалась. Ночь выдалась удивительно теплой для осени, поэтому дополнительное тепло девушке почти не требовался.

Она выбрала кучку листьев у дальней стены, но Райан, который не собирался лежать всю ночь с вытянутой вбок рукой, поскольку цепь наручников была короткой, перебрался к ней и крепко обнял.

– Кто-то категорически отказывался заниматься со мной сексом, – сонно прошептал он ей на ухо.

– Возможно, – согласилась девушка, удивляясь тому, до чего удобно устраивается голова на мужском предплечье. – А почему ты спрашиваешь?

– По-моему, ты даже говорила, что я больше не кажусь тебе привлекательным, – продолжал поддразнивать Райан.

– Прекрати! – Мишель пихнула его локтем в ребра. – Ты уже знаешь, что это был блеф.

– Блеф? А как обстоят дела на самом деле?

– Ты мне даже нравишься. Доволен? А теперь давай спать.

Нравится ли ей Райан?.. Мишель мысленно усмехнулась. Увы, все не так просто. Она и сама точно не знала, как относится к лежащему рядом мужчине. Пожалуй, она находилась в одном шаге от любви…

Да нет же, кого она хочет обдурить? Она давно влюблена в Райана Слейтера. Она никогда не переставала его любить. Похоже, он был ее единственной любовью. Когда-то она сходила по нему с ума, сохла, вожделела. А сейчас снова проходила те же круги ада.

Увы, даже пяти лет не хватило, чтобы выкинуть его из сердца! А ведь порой казалось, что Райан забыт, отправлен в корзину, стерт, как ненужный документ, из памяти.

Наверное, это вполне закономерно, а она продолжала трепыхаться, словно бабочка, угодившая в паутину. Она влюблена, а значит, ей чертовски повезло, что предмет ее вожделения вызвался стать ее партнером в соревнованиях. Судя по его желанию извиниться и по настойчивым попыткам затащить ее в постель, Райан тоже к ней неравнодушен. Но насколько? Есть ли у них общее будущее?

А может, она просто растрогалась, лежа в объятиях мужчины, недавно доставившего ей удовольствие? Может, и нет никакой любви, а есть лишь взаимное сексуальное притяжение? Выходило, что она пять лет воображала, будто ее чувство к Райану – пустая прихоть, а на деле оказалась слабой и безвольной, неспособной забыть то, что когда-то не принесло удовлетворения. Что-что, а наивной Мишель себя не считала.

– В чем дело? – спросил Райан, почувствовав, как отстранилась девушка.

– Ничего, – спокойно ответила Мишель, хотя на душе у нее было горько.

Следовало подвести скорбные итоги. Она была влюблена в школе и не переставала любить последние пять лет. При этом она и сама не верила, что у их связи с Райаном есть будущее. Не верила раньше и не верит сейчас. Она словно заранее ставила на себе клеймо обреченной на безответную любовь, и это было гадко вдвойне.

Мишель нахмурилась.

Она всегда ввязывается куда-нибудь, заранее предполагая, что ее ждет крах. Может, в этом причина ее неудач? Как добиться успеха, если не веришь в победу? Как жить с любимым мужчиной, если не веришь, что счастье с ним возможно? Собственный скепсис сыграл с ней дурную шутку.

Но почему она думала, что дальше секса у них с Райаном не пойдет? И только ли с Райаном она следовала этой схеме? Быть может, именно поэтому у нее не сложились отношения ни с одним из ее партнеров. Она не видела будущего с ними, не представляла совместной жизни после бурного секса, не мечтала о настоящем романе. И ее мужчины уходили озадаченные не ее податливостью, а тем, что совершенно не понимали, чего от них добиваются.

Боже, Боже!

41
{"b":"509","o":1}