ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как не попасть на крючок
Конфедерат. Ветер с Юга
Вата, или Не все так однозначно
Книга огня
Ухожу от тебя замуж
Навигаторы Дюны
А что, если они нам не враги? Как болезни спасают людей от вымирания
С правом на месть
Помолвка с чужой судьбой

Мишель хотелось вскочить и выбежать в ночь. Она неслась бы, не разбирая дороги, пока не упала бы где-нибудь, рыдая, поддеревом. Только опасение выколоть себе в темноте глаз какой-нибудь веткой удерживало ее от нелепого поступка. Ах да, и еще наручники!

Отчего она в жизни шла таким странным путем? Боялась провала? Мишель повернулась к Райану и уткнулась лицом ему в грудь. Тяжелое биение его сердца немного успокаивало и примиряло с собой.

Она всю жизнь мечтала стать шеф-поваром и получила нужную работу. Но чтобы сделать себе имя, одной должности в ресторане мало. Для дальнейших успехов требовалось четко знать, к чему и каким путем движешься, а также много вкалывать. И она замялась, отступила, испугалась. Понеслась, словно напуганная курица, под крышу родительского дома. Глупая трусиха!

Теории хороши лишь в юности, когда даже крошечные результаты кажутся огромными достижениями. Вот почему ей все удавалось в родном городе. Когда свежесть впечатлений сменилась рутиной – пропали силы и желание двигаться дальше.

Райан был о ней слишком высокого мнения. Он считал, что она многого добилась, работая над собой. Это было иллюзией несведущего человека. Ничего особенного она не добилась. И не добьется, если не сосредоточится на достижении цели.

То же и в отношениях с мужчинами. Вот только что делать в одном-единственном конкретном случае, с конкретным мужчиной? Мишель повозилась, устраиваясь поуютнее. Заслуживали ли они оба настоящего романа, или полноценный секс станет достойной развязкой?

Мишель почувствовала, как тяжелы ее веки.

Утро вечера мудренее, решила Мишель, проваливаясь в сон.

Глава 12

Когда они, наконец, поднялись на вершину скалы, сияло ослепительное солнечное утро. Увидев, что члены остальных двух команд уже стоят у обрыва, Райан разочарованно вздохнул. Разумеется, он радовался окончанию проклятой гонки по пересеченной местности, однако предпочел бы, чтобы их с Мишель команда пришла к финишу первой.

– Райан! Мишель! – Маргарет принялась махать руками. Ее лицо выражало искреннее беспокойство. – Мы волновались за вас! Как вы? Где вы были так долго?

Райан не знал, как следует ответить на этот вопрос. Провели вместе ночь в уютной пещерке? Эти слова могут быть неверно истолкованы… то есть очень даже верно истолкованы.

– Когда стемнело, мы все еще не добрались до вершины, – пояснила Мишель. – В общем, переночевали в пещере. Там оказалось сухо и уютно.

Райану захотелось наступить ей на ногу, чтобы прекратить поток откровений. Мишель, пять лет жившая в больших городах, отвыкла от того, что в Карбон-Хилле любое слетевшее с губ откровение легко становится достоянием общественности, да еще и додуманное в нужных и ненужных местах.

На лице Маргарет отразился ужас. Она обвела пытливым взглядом одежду парочки, заляпанную грязью.

– Ночевать в пещере? Кошмар! – вынесла она вердикт.

– Да уж, – покивала Мишель. – Это и был кошмар.

– Действительно? – не удержался от вопроса Райан и пристально посмотрел на девушку.

– Да, действительно, – настойчиво повторила Мишель, поджав губы. Похоже, она сообразила, что о них скоро пойдут слухи.

Райан больше ничего не сказал. Ему хватило красноречивого румянца, залившего щеки Мишель. Любопытно, всегда ли она краснеет, если смущается? В таком случае он будет заниматься с ней сексом только при свете!

И будет говорить при этом непристойности, чтобы вызвать у малышки румянец.

– А вы где ночевали? – спросила у Маргарет Мишель.

– О, нам повезло добраться до финиша до темноты. Я и Деннис были так измучены, что даже отказались от ужина, сразу пошли спать.

– Значит, вы были здесь еще вчера? – изумилась Мишель. – Но как вам это удалось? Неужели вам было комфортно скрываться от погони в наручниках?

– Наручники? Какие наручники? – Только тут Маргарет обратила внимание на скованные запястья парочки. – О, теперь ясно…

Да уж, подумал Райан, теперь судачить будут не только заядлые болтуны. Конечно, для Мишель это было не столь важно – она-то давно переехала из Карбон-Хилла. Она уедет, но сплетники останутся, и за девушку будет краснеть ее мать.

– Так вас не сковали? – недоверчиво уточнила Мишель.

– Нет. – Маргарет покачала головой. Она не могла оторвать взгляда он опухшего запястья девушки. – Чем вы заслужили такую кару?

– Нас подстрелили в пейнтболе. А вас, судя по всему, нет.

– Нет, хотя пару раз мы были близки к провалу. – Женщина кивнула в сторону стола для пикника. – Брэнди и Клейтона тоже не сковывали.

Мишель посмотрела на Райана.

– Значит, мучились мы одни. Наручники были только на нас!

– Думаю, мы особенные, – усмехнулся он, не понимая, чем она недовольна. Им пришлось пережить одну из самых ярких и запоминающихся ночей в жизни, и во многом благодаря наручникам.

Конечно, веско добавил внутренний голос Райана, ночевка в пещере не слишком удобная штука, особенно когда нет спального мешка, однако то, что произошло между ними…

– А где Анни? – вежливо улыбаясь, спросила Мишель. – У нее должен быть ключ от наручников.

– Посмотрите у микроавтобуса, она где-то там, – посоветовала Маргарет.

– Спасибо. – Мишель кивнула Райану. – Пошли, чего стоишь? Наконец снимем эти проклятые железяки!

– А я не спешу, – заявил тот, двигаясь нарочито медленно. – Я к ним привык.

– Да идем же быстрее! – взмолилась Мишель и дернула за цепь. – Может, Анни уже готовит тебе свежий кофе с булочкой. Неужели не голоден?

Это сработало.

– Так бы и сказала – идем есть. А то «наручники» да «железяки»… – хмыкнул Райан, припускаясь галопом.

– Привет, ребята! – обрадовалась Анни, которая как раз вылезала из микроавтобуса, пригибая голову. – Рада, что вы справились.

– Надеюсь, теперь нас освободят? – с мольбой спросила Мишель, потрясая железной цепью.

– Разумеется. – Анни вынула из кармана маленький ключик. – Ой, что с твоим запястьем? Оно так распухло!

Райан тоже склонился над рукой Мишель. Вокруг запястья, кроме припухлости, красовался синеватый ободок. Видимо, синяк появился после падения со склона оврага. Но красноватая опухоль? Неужели это он виновен в страданиях Мишель? Ведь он дергал за цепь! Но почему она даже не пожаловалась? Не позволила гордость?

Однако вместе с чувством вины Райаном овладело удовлетворение. Словно он поставил свою отметину на теле Мишель, особое клеймо, означавшее, что она принадлежит только ему.

– Ерунда! – отмахнулась девушка. – Просто мы один раз свалились в овраг. Да еще на бегу трудно держать руки вместе, если под ноги попадаются коряги.

– Какой ужас, – искренне посочувствовала Анни, вкладывая ключ в протянутую ладонь Райана. – Мне так жаль, честное слово! Организаторы что-то перемудрили.

Райан торопливо отомкнул два замочка.

– Ты свободна, – скованно сказал он Мишель, отдавая наручники Анни.

Собственные руки показались обоим слишком легкими, почти невесомыми.

– Да, Мишель, пока я не забыла. – Анни заглянула в кабину, порылась в бардачке и достала телефон. – Вот твой сотовый.

– Ура! – Девушка выхватила трубку из ее рук и прижала к груди. – Спасибо огромное! Где он был?

Анни покусала губу, словно заранее извиняясь за свой ответ.

– На тумбочке возле твоей кровати.

– Неужели? – Мишель обменялась с Райаном понимающими взглядами. – Как интересно!

– Кстати, тебе каждые пятнадцать минут названивает мать.

Мишель вздохнула.

– Этого следовало ожидать. Ты не отвечала? Не сказала, где я нахожусь?

– Я сообщила ей, что вы с Райаном выполняете сложное задание, поэтому тебе не до звонков. – Лицо Анни сильно побледнело. Видимо, ей устроили допрос с пристрастием. – Я не хотела ее волновать, поэтому особенно не распространялась.

– Что ж, спасибо, – поблагодарила Мишель. – Я ее сейчас успокою.

Она отошла в сторонку, и Райан внезапно почувствовал себя покинутым. Ночью они были близки, но сумеет ли он сохранить эту близость? И как надолго сможет удержать Мишель рядом? Не кончится ли их краткая связь одновременно с окончанием соревнований?

42
{"b":"509","o":1}