1
2
3
...
45
46
47
...
56

– Райан, посмотри на меня. – Мишель взяла его лицо в свои ладони. – Забудь о соревновании и призах. Представь, что от этого спуска зависит вся твоя дальнейшая жизнь.

Райан отвел ее ладони в стороны.

– Тебе не удастся меня убедить. – Он принял решение и не собирался его менять.

– Ты же сам будешь впоследствии презирать себя за трусость. Подумай об этом! – взмолилась Мишель. – Ты будешь ругать себя за то, что упустил прекрасный шанс…

– Не буду, – уверенно сказал Райан. Ему не хотелось вступать в бессмысленные пререкания.

– Но ты позволяешь своим страхам взять верх!

– Как-нибудь переживу это.

– Действительно? – Мишель сделала шажок назад. – А чему я удивляюсь? Ведь именно по такой схеме ты и живешь! Точно так же ты упускаешь все шансы в своей жизни. Ты прячешь голову в песок, пятишься, словно рак…

– Ушам своим не верю, – сварливо прервал Райан. – Я стою на краю обрыва, обливаюсь потом, а она ударяется в философские нравоучения! Браво, какой удачный момент!

– Я не просто философствую. Я говорю о страхах, которые тормозят нас на жизненном пути. – Голос Мишель срывался. – Нам комфортно там, где не страшно. И знаешь что? Мне надоел такой комфорт! Лично я устала постоянно бояться.

– И что ты докажешь, спрыгнув со скалы? – усмехнулся Райан. – Что ты изменишь?

– Если я одолею этот спуск, значит, одолею все, что угодно. Я решила так с самого начала. Думаешь, мне по душе висеть над пропастью? Считаешь меня любительницей острых ощущений? А я не оставила себе шанса передумать. Поверь мне, у меня много страхов. Это не только лошади и летучие мыши. Я жить-то боюсь, Райан!

Он недоверчиво смотрел на нее. По его мнению, Мишель Нельсон никогда не страшилась трудностей.

– Ты это говоришь, чтобы отвлечь меня. Мы оба знаем, что это неправда, Мишель. Ты далеко не трусиха…

– Нет? – Она хохотнула. – Я боюсь, что не оправдаю надежды матери и ее знакомых и не стану суперповаром, известным на всю страну…

Райан потер виски.

– Этот страх несколько отличается от того, что происходит здесь и сейчас, – возразил он.

– Неужели? Страх есть страх. – Мишель ткнула пальцем ему в грудь. – Тело и разум реагируют на разные страхи одинаково, только с неодинаковой интенсивностью.

– Неправда.

– Ладно, хочешь еще одно откровение? Я боюсь того, что у нас ничего не выйдет, что мы разойдемся в разные стороны, как только закончатся соревнования. При мысли о нашем совместном будущем у меня сводит желудок и трясутся колени. И кстати, если подумать об этом внезапно, то я еще и потом обливаться начинаю. – Мишель криво усмехнулась. – Ну, похоже это на твое состояние? Райан прикрыл глаза.

– Мишель…

– А вот еще один страх! Если мы станем встречаться, ты быстро поймешь, что я – обычная женщина с кучей недостатков, и потеряешь ко мне интерес. Когда я об этом думаю, у меня перехватывает горло…

– Но ведь это не смертельно.

– А еще мне больно дышать и сильно сжимается сердце, когда я хочу сказать, что все еще люблю тебя…

Райану словно сильно стукнули молотком по макушке. Он вытаращился на Мишель, округлив глаза.

– И не говори, что все эти физиологические явления, – невозмутимо продолжала она, – не являются признаками страха.

– Вы в порядке? – завопила издалека Анни. Мишель перегнулась через хлипкие перильца.

– В полном, обсуждаем стратегию. – Она уверенно улыбнулась соперникам, хотя в душе у нее царило смятение.

Она сболтнула о том, что лучше было держать при себе. Но сказанное слово не вернуть обратно, поэтому девушка решила вести себя как ни в чем не бывало.

– Почему ты им не сообщила, что мы выбываем из игры? – холодно осведомился Райан. – Уговаривать меня нет смысла. Ты просто теряешь время.

– А мне кажется, что нет ничего невозможного, – заявила Мишель. – Думаю, ты сможешь перебороть свой страх.

– Прекрати на меня давить. – Он бросил на нее возмущенный взгляд.

– Почему это? Иногда очень полезно, чтобы кто-то надавил посильнее. – Мишель вздохнула. – Послушай, тебя, конечно, никто не будет заставлять спускаться. Ты сделаешь это сам, по собственной воле, с улыбкой на лице.

Райан смотрел озадаченно.

– Любопытно, а что ты станешь думать, когда спустишься сама, обернешься, а меня здесь не будет? Мы останемся на разных берегах реки?

– Ты все верно понял.

Райан нахмурился. Он ожидал иного. Например, уверений, что для Мишель не имеет значения его маленькая слабость, что она ценит его таким, какой он есть…

– Значит, вот так? Пан или пропал? Не слишком же сильна связующая нас нить, если ее так легко оборвать, – прищурился Райан. – Струсил – разлюбила?

– Ты делаешь далеко идущие выводы. – Мишель покачала головой. – Я не занимаюсь эмоциональным шантажом. Моя любовь останется прежней, так что можешь не сочинять насчет связующей нити. Однако если ты не спустишься, то навсегда утратишь способность побеждать и переступать через свои страхи ради дела. Только и всего. Если я обернусь, но не увижу тебя на этой башне готовящимся к спуску, я пойму, что ты предпочел остаться со своими страхами.

Райан молча смотрел на нее. Он чувствовал, что за ее словами стоит истина, но ему не хотелось – чертовски не хотелось! – чтобы Мишель была права.

– Думаешь, мне хочется спускаться? – Мишель указала на противоположный берег с крутым обрывом. – Но я хочу закончить эту гонку за призом. Никогда себя не прощу, если я выйду из игры на последнем этапе.

– Где было твое рвение, когда ты увидела Люцифера? – хмыкнул Райан.

– Тогда все было иначе. Но даже тогда, откажись я сесть на лошадь, впоследствии я бы пожалела об этом. Хорошо, что ты был рядом. Только тебе было под силу меня переубедить.

Помощник в последний раз проверил страховку.

– Вы готовы? – спросил он смущенно. Мишель прищурилась и коротко кивнула.

– Готова. – Она мягко улыбнулась Райану. – Просто помни – я буду ждать тебя на том берегу, что бы ты ни решил.

Это было именно то, что Райан мечтал услышать, хотя до сих пор не был уверен, что это не западня. Ему, как мужчине, казалось, что трусливый мужчина – не лучший спутник для прекрасной дамы. Но что, в конце концов, он знал о Мишель? Возможно, для нее действительно подобные мелочи не имели значения.

Девушка сделала глубокий вдох и взялась за поручни.

– Тебе придется подтолкнуть меня.

Она визжала все время, пока стремительно спускалась вниз. Мишель даже не успела выдохнуть весь воздух из легких, когда приблизилась к противоположному берегу.

Кстати, реку она так и не видела, потому, что следила за блестящими кольцами на том берегу. Она должна была добыть ключ любой ценой!

Кольца оказались рядом слишком быстро. Солнце светило прямо в глаза, и девушке пришлось сощуриться, чтобы что-то разглядеть. Ужасно испугавшись, что ослепление помешает ей схватить ключ, Мишель почти наудачу выбросила одну руку в сторону, едва не сорвавшись, и по ладони хлопнуло металлическое кольцо. Пальцы сжались автоматически.

И уже через секунду девушку ловили на земле люди. Остановка оказалась резкой и не слишком приятной. Во-первых, желудок сжался и едва не вывернулся наизнанку. Во-вторых, чьи-то крепкие ладони изрядно намяли ей ребра.

Раздались приветственные хлопки и одобрительные крики. Мишель, даже не взглянув на встречавших, поморщилась от шума и посмотрела на кольцо, которое судорожно сжимала в ладони. На нем болтался заветный ключик.

Девушка обернулась к противоположному концу канатной дороги. На деревянной башне Райана не было. Его нигде не было.

«Он спустится, – твердила про себя Мишель. – Еще минута, и он появится на башне».

Она торопливо сняла шлем и взбила волосы руками.

«Давай же, спускайся! Спускайся!»

Ничего не происходило.

Мишель старалась сохранять спокойствие, скрывая разочарование. В конце концов, ей ли судить Райана? Нет и еще раз нет.

Но он так и не понял, что для нее приз не имел никакого значения. Что она уже получила свою награду – шанс на настоящие отношения с Райаном. Все остальное было несущественно.

46
{"b":"509","o":1}