ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Интернет вещей. Новая технологическая революция
Путь художника
Слияние
Венец многобрачия
Любовница без прошлого
Трэш. #Путь к осознанности
Кристин, дочь Лавранса
Любовь на троих. Очень личный дневник
Монтессори. 150 занятий с малышом дома
A
A

– Я желал этого с той минуты, как в первый раз увидел тебя, – он мягко коснулся губами ее губ, и она порывисто вздохнула. Кейрон выдохнул ее имя так нежно, ласково – и снова поцелуй, и еще более сладкая мука!..

Она растворилась в его объятиях, голова у нее кружилась, она чувствовала себя как на гребне высокой волны, все вокруг вращается, вращается, а она падает, падает…

Она издала слабый стон – и вдруг все оборвалось: послышался какой-то шум за дверью. Это не был страх, что ее застанут за неподобающим занятием; ужасно было, что она допустила такое. Разум возвращался к Элис, а вслед за ним – ярость; она попыталась вырваться, все еще наполовину оглушенная, растерянная. Кейрон вновь наклонился к ней, и тут Элис с размаху влепила ему звонкую пощечину.

Реакция Кейрона была такой, как она и хотела – он застыл. Но успел, рассматривая ее со смесью досады и удивления, задать вопрос:

– Это, надо думать, дань оскорбленной невинности?

– Просто награда за ваши грубые вольности.

Кейрон отпустил ее, попутно, правда, пройдясь рукой вдоль ее спины – сверху вниз. Элисон умом понимала, что должна чувствовать радость избавления от чего-то опасного. Но… сердце говорило о другом: она ощущала совсем иное, чего не должно было быть – что-то вроде разочарования, что все кончилось так быстро…

– Не думайте, что если я гувернантка…

– Поверьте, Элис, – он быстро поправился, встретившись с ее негодующим взором. – Простите, мисс Уокер… я вовсе не считаю, что если вы гувернантка, то это значит, что вы аморальны. Я не мог справиться с собой из-за другого… Я думал, что… что вы сами этого хотели.

Гнев Элисон достиг высшей точки. Он что, хочет сказать, что она сама его подвигла на эти поцелуи! – Я остановилась потому, что вы не давали мне пройти; вы что поняли это как… как приглашение?

– Нет, конечно, нет. Мне только показалось, что мы оба действуем по наитию, по импульсу.

– Мы оба? Ну вряд ли. Я еще раз прошу вас оставить меня одну. Ваши грубые домогательства для меня оскорбительны. Не прикасайтесь больше ко мне никогда. Вам понятно?

Кейрон кивнул, демонстрируя полную покорность; это, правда, выглядело не слишком убедительно.

– Делайте ваши ставки, мадам, я подожду.

– Долго придется ждать. – Шум из холла приближался, ручка двери повернулась, заставив Элисон прервать свою отповедь на полуслове. Это оказалась, однако, не Лайли, а какая-то молодая белокурая, довольно симпатичная леди.

Она даже не заметила – или сделала вид, что не заметила, Элисон. Подойдя к Кейрону и поцеловав его в щеку – как будто он ее собственность! – она защебетала:

– Дорогой, какой сюрприз! Приезжаю к Данкену, чтобы заняться этими скучными делами, и вдруг вижу – у ворот твой экипаж.

Молодая дама метнула быстрый взгляд в сторону Элис, в то же время продолжая буквально прижиматься к Кейрону.

– А это кто? Поменяли горничную? Делия ушла?

Элис стиснула зубы.

– Мод, познакомься, пожалуйста. Это мисс Элисон Уокер, новая гувернантка Лайли. Мисс Уокер, это леди Мод Деламер.

– Весьма приятно. – Мод слегка приподняла свою узкую ручку, явно давая понять, что она не намерена обмениваться рукопожатием с гувернанткой, а Элис пришлось сделать книксен.

Да, эта Деламер была дамой экстра-класса, что ни говори! На ней была юбка с рюшами из светло-розовой тафты, тугой корсаж, голубая блузка с воланами – все это говорило об изысканном вкусе и умении преподнести себя; сочетание кружевного жабо и искусно подогнанного корсета подчеркивало достоинства ее фигуры.

На голове у нее была шляпка с широкими полями, украшенная страусовыми перьями, из-под нее спускались на плечи пряди льняных волос – по правде сказать, довольно жидковатых. В общем, она напоминала новую куклу, недавно выписанную для Лайли из Франции, – дорогая штучка. Если учесть еще тонкие черты лица и глаза с нежно-сиреневым оттенком – впечатление она производила сильное. Элис поняла, что ее янтарно-бархатное совершенство бледнеет в сравнении с нарядом гостьи, и сразу же почувствовала легкий укол ревности.

– Что-нибудь не так? – Мод бросила вопросительный взгляд на Элис.

– Нет, нет, – вежливо улыбнулась та. – Просто я засмотрелась на ваш чудесный наряд.

Мод засветилась от самодовольства.

– Да уж! Папа привез мне его из последней поездки. Это любимый цвет Кейрона. Очень удачно, что я как раз сегодня в нем.

Мод одарила Кейрона многообещающей улыбкой. Элис предпочла бы этого всего не видеть.

– Может быть, когда мне надоест, я его подарю вам.

Кровь у Элисон начала закипать.

– Вы слишком добры, – выдавила она из себя.

Кейрон осторожно отстранился от Мод и неодобрительно заметил:

– Дорогая, если уж ты хочешь проявить щедрость, то лучше это делать один на один. Мисс Уокер, я думаю, не слишком приятно столкнуться с системой общественной благотворительности.

Мод внезапно переменила тон:

– Конечно, конечно. Извините, пожалуйста. Я не хотела, чтобы вы сочли мое поведение…

– Снобистским, – закончил за нее Кейрон.

– Кейрон, ради Бога, при чем тут это? Классовые различия – это ведь факт; что же я такого страшного сказала? – осуждающий тон Кейрона явно задел ее, и Элис с удивлением заметила, что ее алебастровую кожу тронул легкий румянец.

– Твой тон не каждый сможет вынести, – добавил Кейрон. Мод надула было губки, потом сложила их в очаровательную улыбку.

– Еще раз, простите, мисс Уилкинсон…

– Уокер, – жестко поправила Элисон.

– Да, да, конечно. Я знаю, быть гувернанткой – это нелегкая доля, но я не хотела вас обидеть. Это, должно быть, ужасно скучная вещь – вести эти противные уроки.

– Я считаю, что процесс передачи знаний не такая противная вещь. И уж во всяком случае, это совсем не скучно, – Элисон обращалась к Мод, но видела, что и Кейрон с интересом следит за их диалогом.

– Ой, а может быть, мы попробуем вспомнить, – Мод вздохнула, как бы набираясь терпения для разговора с обидчивым ребенком. – Скажите, мисс Уокер, какой у вас сейчас должен быть урок? Было очевидно, что для Мод на самом деле это все совсем неинтересно, она просто решила сыграть роль для Кейрона.

– Сейчас у нас география. Тема – Италия.

– Чудесно. Это прекрасная страна. Много статуй. Вы, конечно, там не были?

Элис там побывала с отцом несколько лет назад. Однако для гувернантки признаться в этом было бы странно.

– Нет, но я много о ней читала. Сегодня мы должны изучить северную часть. Это сельскохозяйственный район. Там выращивают овечек.

Элис не знала, как у нее это вырвалось; видимо, Мод уж слишком вывела ее из себя. Кейрон понял ее намек и не мог сдержать приступа смеха.

– Дорогой, что такого смешного в Италии?

В дверях появилась Лайли, ее постная физиономия радостно осветилась, когда она увидела собравшуюся компанию.

– Ой, Мод, здравствуйте! Дядя Кейрон – ты снова вернулся? Зачем?

– Кое-какие дела. Долго объяснять, Лайли. Пошли? – Кейрон обратился к Мод, та взяла его под руку; они поцеловали Лайли на прощание и вышли из комнаты. Лайли с тоской поглядела на Элис в ожидании начала урока, но мысли ее гувернантки были где-то далеко. Она раздумывала над трудным вопросом: радует ли ее то, что Кейрон Чатэм ушел, или, наоборот, огорчает.

5

Элис ярко себе представила Мод, мирно щиплющей травку на каком-нибудь пастбище в Италии, в компании – нет, в стаде, конечно, таких же, как и она, овечек. Эта картина ее слегка развеселила. Однако овечка она, признаться, была прехорошенькая. Как бы он там ни отзывался об этом типе женщин, а ушли-то они все-таки вместе, под ручку…

– Лаго ди Комо, – Лайли, наконец, выжала из себя ответ.

– Что, что? – Элис забыла свой вопрос.

– Самое большое озеро в Италии – Лаго ди Комо.

– Ди Гардо, Лайли. Но они близко друг от друга, – Элис решительно повернула свои мысли к сегодняшнему уроку.

Лайли досадливо провела пальцем по кушетке.

13
{"b":"51","o":1}