ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– О, дело не в деньгах… Я не хотела посвящать вас в свои личные проблемы, но сейчас, чувствую, я должна сказать все… Я хотела продать землю для того, чтобы покрыть долг, оставленный мужем. Причем он попал в должники как раз незадолго до кончины; вы знаете, он умер от чахотки, и, видимо, разум на последней стадии болезни у него несколько помутился. Я умоляла его не вкладывать деньги в это предприятие – но он не послушался.

И вот через несколько дней после похорон я получаю известие, что оно обанкротилось. Мне нужны были деньги, чтобы оплатить расходы по дому – и у меня не было другого выхода, кроме как расстаться с частью имения; хотя на это было так трудно решиться… Видите ли, моему мужу всегда очень дорог был Брайархерст. Это старинное поместье, родовое… Потерять хотя бы часть его, это… это… – Роберта зарыдала и закрыла лицо руками – яркая демонстрация отчаяния и горя.

– И при всем при том, насколько я помню, вы прямо-таки с энтузиазмом отнеслись к нашей сделке…

– Что делать, мне пришлось скрывать свое унижение. Конечно, когда мои – наши – дела неожиданно поправились, это было для меня огромным облегчением. Необходимость делить имение отпала, а вас, я надеялась, я смогу уговорить. Но, извините, я вижу, что я ошибалась… – она преувеличенно громко всхлипнула. – Я бедная вдова, я так недавно потеряла своего бедного мужа, и все еще думаю о нем и о том, что он мечтал сохранить поместье в неприкосновенности. Кстати, я вам не говорила, что встретила его тоже будучи вдовой? – в тоне Роберты внезапно прозвучало нечто кокетливое – странный контраст с ее столь явно демонстрируемым скорбным видом.

– Да, да. Я очень соболезную вам. Должен признаться, что после всего сказанного вами ситуация предстает в несколько ином свете.

Волшебным образом все в Роберте изменилось. Она отняла руки от лица; Кейрон не обнаружил никаких следов слез в глазах: они даже и не покраснели.

– Пожалуй, мы можем расторгнуть нашу сделку, – Кейрон, промолвив это, сделал шаг к мраморному столику, налил полный бокал темно-красного вина и протянул его Роберте. Она отрицательно покачала головой, но приняла бокал. Быстро она меняет свои решения!

– Ну, разве что только чтобы смягчить боль воспоминаний о моем дорогом супруге… Вы не слишком огорчены тем, что наша сделка не состоялась, мистер Чатэм? Я бы не хотела подорвать ваше благосостояние… – Роберта вдруг спохватилась: эти округлые фразы несколько подрывают последовательность ее аргументации, но не страшно; наверняка лорд Чатэм от своего слова теперь не откажется! Так и случилось.

– Я бы не хотел увеличивать степени вашей скорби, мадам. Пожалуйста, будем считать, что мы больше ничем не связаны.

Роберта обратила на него сияющий взор; Кейрон едва удержался от ухмылки: таким резким был переход от выражения глубокой скорби, написанного у нее на лице несколькими секундами раньше. Она просто создана для сцены, подумал он.

Напряжение, в котором пребывала Роберта с того момента, как вошла в дом Кейрона, прошло, и она безмятежно приложилась к бокалу. Ну, теперь Брайархерст ее весь, целиком. Теперь можно и с лордом Чатэмом пококетничать. Может быть, клюнет?

Роберта поставила тяжелый бокал на стол, провела по волосам рукой в перчатке и внимательно вгляделась в лицо Кейрона. Он был моложе и богаче; чудесная комбинация! Эта мысль заставила ее хищно улыбнуться; глазами она уже предлагала себя ему.

– Вы ко мне присоединитесь? – она постучала ногтем по бокалу.

– К сожалению, не могу. Я приглашен на прием.

Роберта подумала: а почему бы ему не пригласить ее с собой? Они договорились с Хэдли встретиться в городе, но тот может и подождать.

– Что, опять вечер у Олмэкок? Или званый ужин?

– Ни то, ни другое. Благодарю вас за проявленный вами интерес к моим планам, – Кейрон открыл дверь в вестибюль и предложил ей руку, чтобы проводить. Роберта крепко вцепилась ему в локоть.

– Благодарю вас за вашу доброту и понимание моих проблем, лорд Чатэм. Если будете в наших краях…

– Непременно, – отреагировал Кейрон, мягко, но настойчиво подвигая ее к выходу. Высвободив руку, он протянул ее за своим длинным, черным плащом и полумаской, которую ему подал слуга. – Но пока у меня в Лондоне так много дел!

– Ага, собираетесь на маскарад! В Брайархерсте мы тоже устраивали нечто подобное, но это было так давно! – Ясно было, что Кейрон вовсе не собирается брать с собой Роберту в качестве спутницы, но она на что-то еще надеялась…

– Ну наверное, тогда вам следует поспешить домой и устроить какое-нибудь развлечение, – Кейрон предупредительно открыл перед ней входную дверь.

– Да, да, – Роберта еще слегка помедлила, пройдясь рукой по позолоченным перилам. – Ну что ж, лорд Чатэм, желаю вам приятного вечера.

– Спасибо, – откликнулся Кейрон. – Я люблю маскарад.

Хэдли снова бросил кости – с силой, которая, как надеялся, заменит везение. Они упали на зеленое сукно с тупым звуком. Столпившиеся вокруг стола дружно ахнули.

– Да, маркиз, удача, кажется, снова улыбнулась вам, – лицо Хэдли не выразило никаких эмоций, когда его седовласый партнер аккуратным жестом присоединил положенную Хэдли в центр стола банкноту к лежащей перед ним уже солидной стопке:

– Вы сделали неудачную ставку, ничего не скажешь. Может быть, со следующей повезет больше? – престарелый маркиз вопросительно поднял ладонь, но Роберта сердито зашептана Хэдли в ухо:

– Хватит! За один сегодняшний вечер ты уже продул пятьсот фунтов. Теперь собираешься тратить мои деньги? Не выйдет!

Хэдли вытер пот со лба и сквозь зубы процедил:

– Ты мне надоела! Это ты меня вытащила с собой в Лондон! А маркиз сейчас наверняка проиграет! – Хэдли вновь потянулся к костям, но Роберта крепко и больно вцепилась ногтями ему в кисть:

– Если бы ты играл с ним в пикет, то пожалуйста. Но тут не смухлюешь. Дело везения – а везет сегодня маркизу.

Хэдли бросил на Роберту быстрый взгляд, в котором смешались нерешительность и нетерпение.

– Тьфу, – плюнула она и повернулась, чтобы уйти.

Хэдли схватил ее за руку:

– Если бы ты выдала мне за следующий месяц…

Роберта вырвала руку:

– Я выдала тебе достаточную сумму – на большее не надейся!

Хэдли понимал, что кредит здесь не дают и не остается ничего другого, как последовать за разъяренной Робертой:

– Ваша милость, благодарю вас, но, как видите, моя спутница проявляет некоторое нетерпение. До следующего раза… – Хэдли поклонился и положил кости. Довольно жалкая картина: он чуть ли не бегом устремился за Робертой по длинному, увешанному портретами коридору, который соединял игорный зал с основным помещением клуба «Уайт».

Он и раньше проигрывал здесь немалые суммы, но сегодня – просто катастрофа!

Сплошное невезение! Он проиграл все деньги, r которые ему выплатила Роберта за прошлый месяц, а на что жить? Не говоря уже о костях и картах – он же не может не играть!

– Ну, рада? Я ушел, а как раз на следующей ставке, я уверен, я бы и выпотрошил маркиза!

– Или тебя бы посадили в долговую яму! Тебе только и оставалось что поставить на кон свое поместье.

– Да уж, – проворчал он, забираясь вслед за Робертой в покачивающийся экипаж. – Вот если бы Элисон была здесь со мной, мне не пришлось бы думать о таких пустяках.

– Я тут ни при чем, твоя невеста уехала по собственной воле. Я, что ли, виновата, что она не умеет обращаться с пистолетом? Если бы она выстрелила поточнее, ты бы мог с ней сейчас миловаться сколько тебе угодно. Тебе бы надо было поднатаскать ее в обращении с оружием. – Роберта злорадно ухмыльнулась.

– Да уж, для тебя-то все сложилось – лучше не придумаешь. И в кошельке прибавилось, и на падчерицу тратиться не надо.

– Хватит со мной-то, по крайней мере, строить из себя! Все, что можешь, – это бегать по игорным домам да по дешевым шлюхам. А наша драгоценная Элисон ценит надежность, основательность. Думаешь, она с тобой бы хоть двумя словами перемолвилась, если бы знала, что Уодби заложен и перезаложен? Или если бы она узнала о твоих – скажем мягко – интрижках? Твое счастье, что твое истинное лицо лучше известно за границей, чем здесь: слава еще не дошла…

18
{"b":"51","o":1}