ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
С мечтой о Риме
Эпоха за эпохой. Путешествие в машине времени
Что скрывают красные маки
Дневник автоледи. Советы женщинам за рулем
The Beatles. Единственная на свете авторизованная биография
Грехи отца
Хронолиты
Маяк Чудес
Папа, ты сошел с ума
A
A

В соответствии с инструкциями Данкена, Элис сделала все от нее зависящее, чтобы затеряться и не привлекать к себе внимания. Однако среди шелков и бархата, золотых и серебряных кружев и павлиньих перьев в шляпках дам она была как черная курица среди стаи павлинов – попробуй тут остаться незаметной!

Гости смеялись, поднимали бокалы с шампанским. Она лишь отрывочно слышала тосты. На ней взоры останавливались лишь изредка, да и то ненадолго; впрочем, и глядели-то как бы сквозь нее, как будто она была совершенно прозрачной, бесплотной. Вот что значит не принадлежать к избранному кругу!

Впрочем, Элис это не слишком огорчало.

По уверенной улыбке Лайли было видно, что она больше не нуждается в присмотре; Элис отошла назад, на лестницу для прислуги, прислонилась к колонне, потом присела на ступеньку, обняв руками колени. Поза была совсем не праздничной, но ее все равно ведь никто не видел. Толпа была такой плотной, что Элис лишь случайно несколько раз сумела выхватить из нее лицо своей ученицы.

Пожалуй, единственно, кого она смогла хорошо рассмотреть, это была Мод, в несколько экстравагантном костюме цыганки, Ее стройную фигуру облегало одеяние из ярко-алого шелка; подол и низ рукавов имитировали крайнюю степень изношенности – нечто пикантно контрастировавшее с ее обычно новыми, с иголочки, немаскарадными платьями. На ее полуобнаженной груди чувственно змеились золотые цепочки; некоторые доходили ей до талии; какие-то фестоны с кистями болтались у бедер, делая их: шире, чем они были на самом деле – особенно, когда она двигалась в танце.

Элис вынуждена была признать, что выглядела Мод довольно эффектно, хотя, на ее месте, она бы навесила на себя поменьше золотых монет. Маска, тоже алого цвета, украшенная страусиным пером, была, вообще говоря, лишней. Со светлыми локонами, намеренно выставленными напоказ, ее нельзя было не узнать и не восхититься. Элис ненавидела ее за это великолепие, и ничего бы так не хотела, как быть похожей на нее – по крайней мере, в этот вечер.

Возле Лайли, действительно, образовалась очередь кавалеров. Элис решила больше не смотреть в сторону Мод и приготовилась к долгому ожиданию.

Оркестр заиграл знакомую мелодию котильона, который она танцевала еще месяца два назад, и Элис начала напевать мелодию себе под нос. Толпа гостей ее не интересовала, к тому же кроме Данкена, Лайли и этой противной Мод она никого не знала в лицо. Как ни странно, Кейрона Чатэма не было видно; не пришел? – подумала Элис и поблагодарила за это провидение.

Элис прикрыла глаза, раскачиваясь в такт музыке. Она буквально плыла по волне мелодии; наконец музыка кончилась, раздались аплодисменты, она открыла глаза и… увидела прямо перед собой высокие черные сапоги – какой-то пугающий вызов был в этой картине.

Она подняла глаза: кого это могла заинтересовать ее скромная персона? Бесполезно: мужчина был с ног до головы в черном, на лице была жуткая маска палача. Элис вскочила, ожидая разноса со стороны какого-нибудь гостя, которому мог не понравиться вид полусонной прислужницы.

– Не вставайте. Дайте полюбоваться еще вашим маскарадным костюмом.

Этот голос она не могла спутать – конечно же, опять Кейрон Чатэм!

– Меня испугала ваша жуткая маска, но должна сказать, она вам идет.

Кейрон усмехнулся и церемонно раскланялся, сдвинув маску на лоб.

– Я подумал, что это не столь банально, как костюм султана. Смотрите, – Кейрон кивнул на площадку для танцев, где Элис сразу же насчитала не меньше трех султанов.

Имея в виду обстоятельства их последней встречи, она должна была бы обнаружить свое негодование по поводу его появления перед ней, но ей было слишком грустно, и она была рада любому развлечению.

– Вы заблудились? Здесь место для слуг, а не для гостей. Я, кажется, видела Мод Деламер… Она сегодня просто очаровательна… Вместо шкуры овечки она надела костюм цыганки.

– Я рад, что неловкость ситуации не лишила вас чувства юмора, – Кейрон прислонился к колонне и скрестил руки: явно он не собирался уходить. Элис отступила к лестнице, ведущей наверх, на второй этаж.

– Что вы имеете в виду, мистер Чатэм?

– Я имею в виду, что вы чувствуете себя неловко в платье гувернантки.

Вот опять он намекает, что она не та, за кого себя выдает! Ну пусть, по крайней мере, так прямо и сказал бы. Так нет, все какие-то недомолвки: мол – знаю, но не скажу…

– Я никак не пойму, почему вы все время пытаетесь мне доказать, что это место мне не подходит. Разве не удовольствие иметь такую воспитанницу, как Лайли? Посмотрите на нее…

– И вы, и я знаем, что Лайли здесь ни при чем. Просто… – он помолчал, поднял к подбородку руку в перчатке, подбирая нужные слова, – в вас есть что-то, никак не сочетающееся с этой лестницей. – Он попытался улыбнуться.

Элис было трудно что-либо на это возразить. Действительно, этот уголок для прислуги – совсем не то место, где ей следовало бы быть. Кейрон понял, что, может быть, впервые она с ним согласна.

– Вы, я думаю, были бы не прочь потанцевать?

– Конечно же, да! Ну и что? – Элис разозлило глупое замечание и странное поведение Кейрона. – Какой слуга не хотел бы занять место своего хозяина?

– Многие хотели бы, не спорю. Но не у всех для этого есть данные. Пойдемте? – Кейрон протянул ей руку.

– Что?..

– Окажите мне честь пригласить вас на танец. – Он говорил так, будто это было логическим следствием их разговора, но Элис в который раз была просто поражена его наглостью. Он просто издевается над ней! Даже будучи пьяным вдрызг, лорд никогда не возьмет в партнерши гувернантку!

– Зачем вы меня мучаете? – проговорила наконец Элис.

– Не упрямьтесь, я не шучу. Мазурка только началась. По-моему, лучше танцевать, чем просто смотреть…

– Да, конечно, но… – Элис поняла, что он говорил серьезно, и ей стало совсем не по себе. Как она любит танцы! Но танцевать с ним? После всех его насмешек и после того, что он тогда вытворял в библиотеке? С другой стороны, речь идет только об одном танце… Но даже если бы она согласилась, это было бы невероятно неприлично. Такое развлечение будет дорого ей стоить. – Ваш друг Данкен, то есть, лорд Грэнвилл, он мне голову снимет. Он мне дал недвусмысленные инструкции: исчезнуть!

– Вот и исчезните! – Кейрон быстро огляделся по сторонам, потом обратился к пожилой «Шахерезаде»: – Леди Гартон! – Женщина обернулась к нему, вгляделась, и, узнав, расплылась в улыбке. Она подошла к ним, сияя, как будто ожидала, что он сейчас пригласит ее на танец.

– Нельзя ли одолжить вашу маску? – густо покрытые помадой губы леди Гартон сложились в протестующую гримаску, но Кейрон продолжал свое: – Вам не следует скрывать свою красоту, вы так ослепительны!

Пожилая леди с неловким смешком попыталась спасти свою собственность:

– Что вы собираетесь делать с моей маской? Снимать ее еще рано, а позолота вряд ли пойдет к вашему костюму…

– Я знаю, что это неприличная просьба, но все-таки – одолжите мне ее ненадолго, я буду крайне признателен вам. – Кейрон озорно подмигнул даме. Леди Гартон ничего не оставалось, как, вздохнув и кивнув в знак согласия, развязать позолоченные веревочки, снять маску со своей седой головы и протянуть ее Чатэму.

– Леди Гартон, вы – моя самая любимая женщина. – Кейрон отвесил ей глубокий поклон. – А теперь, извините нас. – Он схватил Элисон за руку, провел ее к балюстраде, лишь на секунду помедлив, чтобы завязать ей маску.

– Отлично! Жаль только, что приходится прятать под маской такую красоту! – Кейрон вновь нахлобучил свой черный колпак и рванулся дальше, увлекая за собой Элис. Они вошли в круг танцующих.

Вначале ноги у нее заплетались, но потом, решив, что сопротивляться Кейрону, да и себе самой, бессмысленно, она уже почти летела за ним. Кейрон выбрал самое подходящее, как он, видимо, счел, место среди подготовившихся к началу танца пар. Скрипки как будто только их и ждали: взметнулись смычки, звуки слились во все более громкое крещендо. Кейрон и Элис поклонились друг другу, при этом он мягко коснулся губами ее уха.

20
{"b":"51","o":1}