A
A
1
2
3
...
27
28
29
...
61

– Ты не передумаешь? К последней охоте он должен быть у меня!

Данкен шутливым жестом – подняв руки – показал, что сдается:

– Конечно, нет. Но учти – это настоящий зверь. Как бы он не сбросил тебя в какую-нибудь донегальскую канаву.

– Ему нужна сильная рука, – она игриво подмигнула ему, продолжая, палец за пальцем, стягивать с руки перчатку. – Ау меня она как раз такая.

– А может быть, тебе лучше поберечь деньги до следующего сезона? Покупать столь дорогую лошадь ради одной-единственной охоты? Что ты будешь с ней делать, когда вернешься в Лондон?

– Данкен, ты бестактен. Так у меня по крайней мере будет предлог к тебе лишний раз заехать – поговорить о Дофине. Кроме того, охота дело индивидуальное, а с Дофином я ото всех вас оторвусь.

– Дорогая Мод, зачем тебе искать предлоги? – Мод не вызывала у Данкена никаких романтических ассоциаций, тем более, что она никогда не скрывала, что предмет ее вожделения – это Кейрон, а вовсе не Данкен. И все же общество такой блестящей красавицы было ему приятно, даже льстило.

Отец Мод, герцог Малверн, заседал в палате лордов, о его богатстве ходили легенды. И поэтому ее дружба с Данкеном, помимо всего прочего, повышала престиж дома Грэнвиллов – хотя он и понимал, что это внимание адресовано не ему, а Кейрону.

– Все-таки я думаю, что тебя интересует больше Кейрон, чем я. А он уехал куда-то на север: какая-то скучная история с рабочими на шахте. – Удивленный взгляд Мод ясно показывал, что она ничего об этом не знала, и Данкен пожалел, что стал невольным свидетелем ее смущения. – Извини, я думал, что ты знаешь.

Мод деланно зевнула, явно притворяясь, что это обстоятельство ее не волнует.

– Ну раз он не считает нужным посвящать меня в свои планы – что ж, не скакать же мне за ним! Разве только для того, чтобы опробовать Дофина? – она улыбнулась с некоторой толикой горечи и пожала плечами. Задета, но не обескуражена, – подумал про себя Данкен.

– Шутки шутками, а у вас что, что-нибудь разладилось с Кейроном?

– Да нет. – Мод несколько раз нервно провела перчатками по юбке, как бы стряхивая с нее невидимые пылинки. – Все как обычно. Он, как всегда, само внимание и забота. Называет меня «дорогой друг». Господи, как я ненавижу это его обращение! Дружба – это прекрасно, но мне хотелось бы чего-нибудь более воспламеняющего. Иначе окажется, что отец был прав. Он все еще не может меня простить за то, что я дала от ворот поворот тем кавалерам, которые толкались у меня в гостиной в прошлый сезон. Думаю, что ему уже все равно, за кого я выйду замуж – лишь бы от меня отделаться.

– Отец желает тебе добра.

– А ему откуда знать, что для меня добро, а что зло? – Мод бросила на Данкена раздраженный взгляд. Последнее время мне кажется, что ты единственный, кто понимает, насколько хорошая пара получилась бы из нас с Кейроном. Ты знаешь, я надеюсь на тебя. Все остальные уже махнули на меня рукой. Ты, Данкен, мой единственный союзник. Доверю тебе мой секрет: я установила себе срок – еще полгода. После этого я сдаюсь. Сперва я предложу ему мои девичьи прелести без всякой надежды на брак, а потом, если Кейрон окажется таким бесчувственным, что и от этого откажется, я просто брошу свое бренное, невостребованное тело в Темзу. – Мод провела рукой по лбу, изображая, как волны смыкаются над ней.

Данкен видел, как трудно ей дается ее непринужденно шутливая манера разговора.

– Дорогая Мод, со мной тебе не нужно притворяться.

При всем внешнем легкомыслии ее чувства к Кейрону были очень глубокими. Данкен понимал, что она задета сильнее, чем ее гордость позволяла ей в этом признаться.

– Ну, хватит о моей печальной доле. Надеюсь, буря после вашего прошлого бала улеглась?

– Лайли все еще переживает свой триумф, если это то, что тебя интересует.

– Ну, в общем-то я имею в виду тот инцидент с вашей гувернанткой, мисс… – Мод сделала паузу, как будто не могла вспомнить имя Элис; на самом деле она помнила все, что касается ее, даже слишком хорошо.

– Элисон Уокер. Слава Богу, мы с этим покончили. Я ее вызвал на следующее утро для объяснений, она пообещала в будущем не допускать таких неприличных поступков. А Кейрон…

Мод удивленно подняла бровь. Кейрон отказался обсуждать с ней этот вопрос. Может быть, Данкен окажется более словоохотливым.

Но Данкен подумал, что не следует говорить Мод, что Кейрон просил за Элисон – это еще больше увеличит ее гнев.

– Короче говоря, я больше не потерплю подобных выходок с ее стороны.

– Ну, то, что Кейрон непредсказуем, всем известно, но для гувернантки это было довольно смело. Откуда она вообще взялась?

– Ее мне рекомендовала Беатриса, и она ее так хвалила, как мать родную дочь не хвалит. Я как-то не подумал копнуть глубже, хотя теперь, задним числом, понимаю, что надо было бы. Ну, теперь это не важно. Мисс Уокер будет вести себя как следует или будет уволена. Кстати, в ее защиту я должен сказать, что она очень знающая гувернантка. Лайли от нее без ума.

Мод улыбнулась, затем снова стала серьезной.

– Такая молодая – и такое обилие талантов. Ей ведь…

– Двадцать один. Она уже четыре года преподавала до этого.

Мод с удивлением подняла брови.

– Когда же это она успела? Она что – закончила школу гувернанток или, может быть, что-то в семье случилось и ей пришлось заняться преподаванием?

– Я даже не спрашивал.

Мод закусила губу и посмотрела куда-то вбок как рассерженная кошка. Данкен видел, что она явно расстроена.

– Ну, ты же не считаешь, что она представляет для тебя какую-нибудь опасность?

Мод поспешно отвернулась к окну, чтобы Данкен не увидел, как она покраснела.

– Что за глупости! Не знаю, что на меня нашло тогда ни билу. Я была не в себе. Наверное, потому, что Кейрон почти что не обратил внимания на мой наряд. Твоя гувернантка – опасность для меня? Данкен, мне просто смешно! Но, должна тебе признаться, я несколько удивлена: ты знаешь так мало о женщине, которой доверил воспитание своей единственной дочери. Конечно, дело твое…

– Ты считаешь, что ей нельзя доверять?

Мод сделала паузу, не зная, стоит ли продолжать.

– При чем здесь мое мнение? Тебе лучше судить о качествах женщины, которая все время находится при Лайли. Дело лишь в том, что эти простолюдины зачастую просто не понимают наших представлений о моральных ценностях. И эта мисс Уокер – тому наглядный пример. Мне было бы жаль, если бы ты вдруг столкнулся с чем-то таким, что кладет тень на ее репутацию гувернантки – особенно, если это может отрицательно сказаться на Лайли.

Данкен, казалось, задумался над тем, что она сказала, но то, что он ей в конце концов ответил, ее мало утешило.

– Я не буду спускать с нее глаз. Но, знаешь, ее все-таки рекомендовала Беатриса. По-моему, вряд ли стоит подозревать мисс Уокер в чем-либо кроме легкомыслия. Думаю, проблема закрыта.

Мод поняла, что Данкен начинает уже терять терпение. Она встала, чмокнула его в щеку, натянула перчатки.

– Ну, ладно, я ухожу. Надо подготовиться к охоте. Закажу себе костюм под цвет масти Дофина.

С веселым смехом Мод выбежала из библиотеки, как будто куда-то опаздывала и у нее еще длинный список дел. Оказавшись на улице, она сбросила с себя маску наигранного веселья. Черт подери этого Данкена! Мод знала, что чары этой гувернантки действуют на Кейрона. Лучше всего, чтобы она исчезла вообще. Но Данкен не хочет ее увольнять. Вот она – угроза ее будущему счастью.

Она так испугалась именно потому, что слишком хорошо знала Кейрона. Его всегда привлекал запретный плод. Он любил, когда ему бросали вызов. Его лошади всегда были бешеными, его сделки – авантюрными, хотя обычно и прибыльными, а теперь его явно увлекла игра с этой Уокер – ох, с каким удовольствием она бы расцарапала ее личико!

Мод в ярости тряхнула головой. Странно, ее титул и положение – это скорее пассив в ее деле с Кейроном. Может быть, если бы она была похожа на эту загадочную Элисон… Но нет, подражать ей просто унизительно.

28
{"b":"51","o":1}