ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Значит, она допустила какую-то оплошность, пусть незначительную, но оплошность… Но какую? Наверное, она уже потеряла способность контролировать свое поведение и отличать, что выглядит естественно, а что может вызвать подозрение.

Мод решила завладеть Кейроном любой ценой – это ясно. И даже если Элис найдет в себе силы справиться со своим растущий! чувством к Кейрону, эта ревнивая красотка не остановится.

Какая она все же глупая и самонадеянная! Она оказалась в доме Данкена в поисках укрытия, а скандал с Кейроном привлек к ней всеобщее внимание. Хуже того, скоро из лондонского людского моря она попадет в провинциальное болото, где ее благополучно и отловят. С тем же успехом она могла бы никуда не уезжать, а оставаться в Брайархерсте. Эти мысли вконец испортили ей настроение. Элис стала смотреть по сторонам: теперь она уже хотела, чтобы экипаж побыстрее подъехал. Оставаться одной ей было уже невмоготу!

И вдруг знакомая фигура привлекла ее внимание. Дженни! Вот она стоит, какая-то сгорбленная, опершись на чугунную решетку ограды. Заболела? Элис направилась к ней, чтобы узнать, что случилось.

– Дженни? У тебя все в порядке?

Дженни вздрогнула, как испуганный, загнанный зверек, но когда она увидела Элис, выражение ее лица сразу смягчилось.

– Ой, Элис… – она протянула к ней руку, и слезы градом хлынули из ее глаз.

– Что случилось?

– Давай уйдем отсюда подальше, ладно? – шепнула ей Дженни на ухо, стирая наружной стороной перчатки оставленные слезами разводы на щеках.

Элис понимала, что Данкен будет в ярости, если она разминется с экипажем, который он так великодушно ей предложил. Еще подумает, что это она специально, чтобы показать ему свое неуважение. Но тут дело более важное.

– Конечно, пойдем, пойдем, дорогая.

Дженни попыталась поднять свою поклажу, но не смогла. Элис решительно вмешалась:

– Дай мне.

Она схватила сумку за ручку, но Дженни остановила ее:

– Не надо. Я сама. Я привыкла.

– Дженни! – Элис бросила на нее свой железный взгляд. Этого было достаточно: Дженни покорно отпустила ручку и последовала за Элис.

– А теперь расскажи мне, что случилось, – повторила она свой вопрос, – ты заболела?

– Только если считать любовь болезнью.

– Кто же это разбил твое сердце? – Элис просто не могла себе представить, чтобы нашелся мужчина ее круга, который бы не ответил взаимностью на чувства Дженни. Она, конечно, не красавица, но при такой щедрости сердца это было даже лишнее.

– Не притворяйся, что не знаешь – как будто я умею что-нибудь скрыть! – Но Элис все еще никак не могла догадаться.

– Данкен, – Дженни поспешно подняла руку, как бы предупреждая протестующую реакцию Элис. – Я знаю, что это безумие, но я ничего не могу с собой поделать. Я его люблю. – Это признание как будто прорвало плотину: новый поток слез хлынул из глаз Дженни. Элис обняла ее за плечи, притянула к себе.

Элис все же было трудно понять Дженни:

– Но ведь он так мерзко вел себя с тобой. Он такой грубый. Ну уж ты и выбрала.

– Как будто мы выбираем! Если бы это зависело от меня, то я ни за что не остановила бы свой взгляд на лорде, скорее на каком-нибудь совсем простом парне. Тогда я, по крайней мере, могла бы надеяться на взаимность.

– В таком случае чего о нем сохнуть? Он, в лучшем случае, странен. В худшем же… – Элис оборвала себя, поняв, что продолжать не стоит.

– Я знаю, он ужасный сноб. Но это ширма, за которой он прячет свою неуверенность. На самом деле он просто боится нарушить правила и приличия высшего света. Ты знаешь, в глубине души он очень добрый. Знаю, ты его не любишь, но я уже три года имею с ним дело – через Лайли – и имела много случаев убедиться, насколько это порядочный и добрый человек.

Элис недоверчиво покачала головой:

– Я что-то этого не заметила, зато перенесла уже много оскорблений от него. Сомневаюсь, что этот сухарь может быть другим.

– Я понимаю, что моя любовь безнадежна, – вздохнула Дженни. – Вот почему мне так тяжело… – Она потерла свои распухшие от слез глаза: – У нас с ним нет будущего. Но разум говорит одно, а сердце – другое. Мне нужно забыть о нем. Но я люблю и девочку, и ее отца. Так что же мне делать? Лучше бы уж я их никогда и не встретила!

– Дженни, я понимаю, что так говорить жестоко, но подарить свое сердце Данкену Грэнвиллу? Ничего кроме боли тебе это не принесет… Надо тебе как-то постараться забыть о нем.

Дженни посмотрела на Элис так, как если бы та предложила ей нечто противоестественное.

– Потерять того, кого ты любишь, даже если ты не можешь быть с ним? Ты на самом деле так считаешь?.. – Ее глаза требовали ответа.

Элис молчала. Если бы она сама знала ответ…

10

– Глупая девчонка! – Она хочет знать, как у меня идут дела. Какие дела? – Хэдли сердито расхаживал по брайархерстской библиотеке, размахивая посланием Элисон. – Прошло два месяца с тех пор, как убили Джулию, а мне нечего ей сказать. Она, наверное, думает, что я уже нашел убийцу! Можно подумать, что я профессиональный сыщик!

Хэдли смял письмо в комок и швырнул его в корзину. Если бы так же легко можно было отделаться от его содержания!

Роберта, казалось, всецело была озабочена тем, как бы найти место еще для двух папок со своими счетами: которые никак не помещались на полке; ока вынимала и снова ставила их, меняла местами, – ничего не получалось.

– Роберта, – нетерпеливо рявкнул Хэдли. – Тебя это что, не касается?

Роберта резко вскинула голову:

– Конечно, касается. Но ты только ноешь, а я уже кое-что реальное сделала.

– Сделала что-то? Ну тогда нам надо смываться.

Роберта вытащила из секретера какую-то бумагу, неторопливо приблизилась к Хэдли, села на кушетку и потянула его за собой. Когда он уселся, она кокетливо взметнула юбки и откинулась на спинку софы, перебросив через нее черные космы своих волос. И только после этого она сунула ему документ:

– Вот. Почитай.

Пальцы Хэдли дрожали, он едва-едва сумел развернуть сложенную вчетверо бумагу.

– Это ордер на арест Элисон?..

Роберта удовлетворенно улыбнулась:

– Моя работа.

– Каким образом?..

– Рассказала констеблю, что она в тот день крупно поссорилась с Джулией. Еще назвала имена кое-каких свидетелей и добавила кое-что насчет их беспрерывных склок.

Хэдли швырнул документ на пол, Роберта поспешила его поднять и разгладить:

– Ради Бога, поосторожнее! Мне было совсем нелегко убедить этого Фиска. Первый ордер, конечно, у него. Но я ему говорю: а что если она появится в моем доме неожиданно, ночью и тут же попытается ускользнуть – нет, мне тоже нужен такой же документ. Тогда он мне его и выписал.

Хэдли посмотрел на свою сообщницу как на сумасшедшую:

– Ну, арестуют ее, будет суд, она возьмет и признает себя виновной – и все уйдет в пользу короны. Об этом ты что, не подумала?

– Глупости! Думаешь, ей захочется на виселицу только ради того, чтобы отомстить мне? Да кроме того, кто и как ее арестует? Судя по тому, что она пишет, она в полной безопасности в Лондоне. А ордер мне нужен лишь для моего спокойствия. Эта бумажка будет держать ее на почтительном расстоянии от Брайархерста – пока это мне нужно. Конечно, это как танец на канате, но стоит постараться.

Хэдли встал, пытаясь сообразить, что к чему:

– Не понимаю, какая тебе польза от этого ордера, если Элисон о нем ничего не знает?

Роберта прищурилась, как будто хотела получше рассмотреть своего глупого собеседника:

– Да ты совсем дурак! – Хэдли поднял кулак, но Роберта успела схватить его за руку.

– Ну, ну! Я еще тебе нужна, хотя бы для того, чтобы подписывать чеки. Так что, не хами.

– Если ты такая умная, скажи, в чем дело.

– Все очень просто. Возьми ордер – только не потеряй! – и покажи его моей падчерице. Это сразу отобьет у нее всякие мысли о возвращении – как бы долго ты ни тянул со своим розыском.

30
{"b":"51","o":1}