ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Дорогая, да ты совсем промокла! Где твой экипаж? Что случилось? – Хэдли коснулся пальцами ее подбородка, заглянул в ее изумрудные глаза, блеск которых только усиливался потоком слез. – Ну конечно, это все из-за этой ссоры с Джулией, да? Я видел, как ты убежала с бала. Попытался было тебя перехватить на лестнице, но ты уже исчезла. Бедняжка моя, надо бы тебе подождать немного. И ты что, всю ночь проплакала? – Хэдли с упреком бросил взгляд на ее туалет: как она могла позволить себе выглядеть так неряшливо.

– О, Хэдли – ты еще всего не знаешь! – Элис слегка отстранилась.

Кое-как, с пятого на десятое, она рассказала о случившемся. В конце рассказа рыдания вновь начали сотрясать ее тело, и она рухнула без сил в большое черное кресло у камина.

– Ну ты, конечно, понимаешь, дорогой, что Роберта только и думает о том, чтобы выжить меня из Брайархерста. А это выше моих сил. И все-таки, при всей ее подлости, она в чем-то права – уехать, видимо, надо…

Хэдли, расположившийся у ее ног, нежно поглаживал ее изящную ручку, покрасневшую и слегка огрубевшую – ведь она проделала немалый путь в седле – в дождь, без перчаток.

– Ты уверена, что констебль тебе не верит?

– Во всяком случае, он близок к тому. Достаточно небольшой подначки от Роберты – и через неделю он выдаст ордер на мой арест. Черт бы побрал эту дурацкую ссору! А мы ведь чуть не подрались… Надо было мне отдать Джулии эти деньги. Единственное, почему я это не сделала, потому что подумала, что Роберта их наверняка прикарманит.

– Ну может быть, с полицией как-то все уладится…

– Безнадежно. А кроме того – убийца; он же наверняка будет следить за мной!..

Хэдли поднес руку девушки к губам, согревая ее поцелуем.

– Ты уверена, что он знает, кто ты?

– Вообще-то говоря, он тоже видел меня, только со спины, когда я убегала.

– Тогда у тебя нет причин для тревоги, моя прелесть.

– Он же понял, что я живу в Брайархерсте. Если он не совсем дурак, он не успокоится, пока не выйдет на меня. Как это ни ужасно, Роберта права – мне придется уехать.

– Но куда? Ты можешь остановиться где-нибудь поблизости?

– Какой смысл? Затеряться можно только в большом городе – в Лондоне, например, хотя Бог знает, кто меня там приютит.

Хэдли прижал ее к себе, пытаясь успокоить. Внезапно Элис вскочила, глаза ее загорелись:

– Беатриса!

– Твоя гувернантка?

– Она еще в Лондоне – судя, во всяком случае, по ее последней весточке к дню святого Михаила. Может быть, она подыщет мне какое-то убежище, чтобы переждать всю эту бурю.

Взгляд Хэдли еще выражал вопрос, но Элис уже явно все решила.

– Так что мне, видимо, не удастся тебя разубедить?

– Нет, – мягко ответила Элис, целуя Хэдли в висок. – Я очень не хочу, но придется уехать. Это единственный путь к спасению. Я к тебе приехала с надеждой, что ты что-нибудь придумаешь, но теперь мне ясно – это единственный вариант.

– Чем я тебе могу помочь?

– Найди убийцу Джулии. Это единственное, что снимет с меня подозрения.

– Приложу все усилия!

– И Роберта – не спускай с нее глаз. Ты даже не знаешь степени ее коварства. Обещаешь?

– Верь мне. Я не подведу. – Хэдли еще раз крепко прижал к себе Элисон; впрочем, он не стал ее удерживать, когда она обнаружила намерение встать.

– Тогда все! Если мы поторопимся, я еще успею на дневной дилижанс. Я взяла с собой только небольшой саквояж: думала, что останусь у тебя и потом пошлю за остальными вещами. Придется обойтись тем немногим, что есть при мне. Да, ведь и в этом платье я не могу выйти – меня сразу узнают. У тебя не найдется какого-нибудь платья попроще?

Хэдли беспомощно воздел руки:

– Ну откуда же у меня могут быть женские вещи?

– А прислуга? У них в шкафах наверняка что-нибудь найдется подходящее.

– Ну смотри, если тебе что-нибудь подойдет…

– А. что делать? Леди Элис больше нет!

– Вероятно, ждешь благодарностей? – Хэдли швырнул свой плащ через всю библиотеку – так что Роберта вздрогнула от неожиданности, когда он упал подле нее. Вид у нее был испуганный – она явно не ждала такого гостя.

– Что за манеры – врываться вот так, без предупреждения! Что ты там бормочешь?

– Элис уехала. И с ней мое будущее!

Лицо Роберты засветилось радостью:

– Не отговорил ее?

Хэдли издал нечто нечленораздельное, потом залпом осушил рюмку вина, стоящую на столе:

– Пытался, но ты так ловко все закрутила. Отвез ее на станцию. Она уже по дороге в Лондон.

– Я тут ни при чем. Если ты считаешь, что я приложила ко всему этому какие-то усилия, то ты ошибаешься.

– Хватит врать, Роберта. Мне все известно. Может, и не ты возбудила подозрения констебля, но уж наверняка ты ничего не сделала, чтобы их рассеять, и конечно, ты запугала Элис убийцей, будто он станет за ней охотиться! Что, тебя уже не устраивает наша сделка – захотела получить Брайархерст целиком?

Роберта переплела пальцы:

– Не отрицаю – все складывается весьма удачно для меня. Действительно, я, видимо, стану единственной владелицей Брайархерста. Но мне совсем не радостно от этой мысли. Не забывай: я потеряла единственную дочь!

Хэдли чуть не поперхнулся от смеха:

– Да, вижу, ты в трауре. – На Роберте было нарядное желтое платье, вряд ли подобающее для убитой горем матери.

– У меня просто не было времени дать распоряжение своей служанке подобрать что-нибудь темное, – опустила она глаза. – Как ты смеешь, ты что имеешь в виду?

– Да ничего я не имею в виду. Я просто слишком хорошо тебя знаю. Лгунья и воровка. Сначала хотела оттяпать хотя бы кусок Брайархерста. Надеюсь, ты еще не забыла наш план? Ты помогаешь мне женить на себе Элис, а я, после того, как вступаю в права владения, отдаю тебе часть доходов от ренты.

– А что тут плохого? Элис очень выгодная партия. К тому же она влюблена в тебя. Она вполне могла быть счастлива с тобой.

– Если бы ты думала о ее счастье, ты бы предоставила ей свободу выбора. Но, конечно, если бы она нашла себе мужа, которого ты не смогла бы держать под контролем, поместье бы от тебя наверняка ускользнуло. Но ты все блестяще подстроила – зная про мои карточные долги. И время выбрала удачное: я только что вернулся из-за границы без гроша в кармане, а Элис только что пережила смерть отца.

Роберта негодующе посмотрела на Хэдли:

– С чего это ты вдруг начал ее жалеть? Разве мы не вместе разыгрывали эту комедию с твоим ухаживанием и жениховством?

– Конечно, но тогда у меня была цель – имение. А теперь моя невеста сбежала – и я остался ни с чем!

Роберте стало не по себе. Наде что-то придумать, чтобы занять мысли Хэдли чем-то другим.

– Ну ты можешь погоняться за какой-нибудь другой юбкой. Ты вроде бы не пылал особой страстью к Эдисон.

– Не в том дело.

– Так в чем же?

– Мне нужны деньги! Теперь, когда Элис сбежала, остался единственный источник.

– И где же ты собираешься добыть деньги?

– Скорее – у кого! – Хэдли красноречиво посмотрел на нее.

Роберта выдавила из себя короткий смешок:

– Ты шутишь! Чтобы я тебе платила? За что? Сочувствую тебе, но ведь я не заставляла иного падчерицу стрелять в какого-то чудака. У меня большое горе – я потеряла дочь. Кроме того, я стану владелицей Брайархерста лишь через полгода, если до того времени Элисон не вернется. Так сказано в завещании.

– Она-то ведь ничего не знает об этом условии, и ты на это рассчитываешь! Ты все продумала. Кроме одного: я тоже в курсе дела! А что, если я дам показания в суде, что ты вынудила Элис уехать? А если я расскажу обо всем ей самой – не только об условии завещания, но и о твоем плане поженить нас и получить за это ренту? Если она узнает обо всем, она приедет, чего бы это ей ни стоило. Ты знаешь ее темперамент. Тебе крупно повезет, если она тебя сразу не пристрелит.

– Как ты смеешь меня шантажировать?

Хэдли самодовольно ухмыльнулся:

– Знала бы она, какая ты змея, она бы осталась назло тебе. На твоем месте я бы на многое пошел, чтобы купить мое молчание.

4
{"b":"51","o":1}