A
A
1
2
3
...
42
43
44
...
61

– Я не думаю, что наши пути пересекались, – сказал Хэдли сдержанно. Элис повернулась к нему, искоса посматривая на его руки, она подозревала, что он сожмет их в кулаки. Напротив, он только вежливо поклонился и отвел глаза в сторону.

– Вы живете где-то неподалеку, лорд Сихэм?

– Я из другого графства.

– Неужели? Я не думал, что Моубри пользуется такой популярностью.

– Я случайно оказался рядом. Я знал, что Элисон, то есть мисс Уокер, служит здесь, и остановился в надежде увидеть ее.

– Тогда вы должны быть удовлетворены вполне, что нашли ее, судя по всему, в самом прекрасном расположении духа.

Вена на шее Кейрона внезапно напряглась. Элис никогда его раньше таким не видела, и его мрачное выражение лица испугало ее.

– Мы должны идти, – объявила Элис.

Кейрон был взбешен и этого не скрывал.

Хэдли, хоть и был задет нападками Кейрона., но, оценив впечатляющий рост своего противника, решил, что ему лучше отступить. Он предпочел унижение сломанной челюсти. Хэдли интуитивно предложил Элис руку, и этот жест заставил глаза Кейрона загореться еще горячее.

– Уходите вместе? – Голос его напрягся до предела.

– Нет! – Элис и Хэдли ответили одновременно, их усердное отрицание еще больше разожгло подозрения Кейрона.

– Я имею в виду, что лорд Сихэм здесь по делам. К сожалению, он не может больше задерживаться, – Элис глазами умоляла Хэдли уйти.

– Да, к сожалению, – пробормотал Хэдли, – лорд Чатэм! – Он небрежно поклонился и испарился. У Хэдли было сейчас одно желание – выпить.

Элис молча смотрела на Кейрона.

– Ну и что? – Его брови вопросительно изогнулись. Он ждал ответа.

– Что?..

– Не думаешь же ты, что я поверил в ложь, которую вы мне наплели?

– Что конкретно ты хочешь узнать?

– Почему ты его целовала? – Кейрон облокотился на спинку скамьи, от нетерпения скрестив руки.

– Я поцеловала его только в щеку. – Это был поцелуй благодарности, а не любви…

– Выглядело достаточно интимно, – сухо заметил Кейрон.

– Зачем ты так: много шума из ничего. Хэдли – давний друг, не более того.

Кейрон подошел к ней вплотную, сжал руки почти до боли.

– Я не позволю тебе такой дружбы. Я тебя слишком сильно люблю, чтобы терпеть твой флирт, даже самый невинный – или, вернее, каким бы невинным ты его ни изображала. Если ты, конечно, собираешься стать моей женой.

– А я еще не дала согласия, – Элис мечтала стать его женой, но его подозрения были оскорбительны. – Ты претендуешь на права, которые я тебе не давала.

Кейрон обнял ее и припал к ее губам, как к животворному источнику. Элис чувствовала, что уже задыхается, но не сопротивлялась.

– Ты моя, – прошептал он, – и ничья больше! Кстати, а кто он такой – этот Хэдли Сихэм?

Элис с трудом перевела дыхание, опустила глаза.

– Мой жених…

14

– Что ты сказала? – процедил Кейрон сквозь зубы, и Элис увидела, как на его скуле задергался мускул.

Теперь она вольна была выходить замуж за того, кого хотела, но не знала, как подействовала на Кейрона сцена, увиденная им, Она не могла ничего выговорить и с тревогой всматривалась в лицо Кейрона. Он был тверд, как скала. Пытаясь найти любую опору, Элис обхватила руками гладкую перекладину скамьи.

– Я задал тебе вопрос, – Кейрон держал себя в руках, но голос выдавал его нетерпение.

– Хэдли – мой жених. То есть был им, – поспешила она себя поправить. – Он попросил расторгнуть помолвку, – глаза Элис молили о понимании, но Кейрон продолжал задавать вопросы.

– Могу себе представить, как это тебя расстроило.

– Нет, я имею в виду… Да, я расстроена, но не из-за этого.

Кейрон безжалостно посмотрел на нее. Конечно, его устроит только полное признание. Элис пыталась собраться с мыслями. Момент был неподходящий. Она не собиралась так опрометчиво разглашать свои тайны. Но судьба вновь указала ей путь. И Элис поняла, что она должна подчиниться ее воле.

Голос Кейрона оглушил ее. Он был таким жестким, таким незнакомым…

– Я считаю, что тебе лучше рассказать всю правду.

Элис молча кивнула. Она пыталась начать говорить, но что-то крепко, как ремнем, сдавило ей грудь, не давая возможности вымолвить ни слова. И почему она должна надеяться на его понимание? Достаточно ли Кейрон ее любит, чтобы понять и простить?

– Элис!

– Я расскажу все. – Она повернулась к нему. Кейрон стоял: у скамьи, и Элис была рада, что между ними пространство.

– Я не тот человек, за которого ты меня принимаешь, – сказала она.

– Я так и предполагал, – Кейрон кивнул на то место, где застал ее и Хэдли целующимися.

– Нет, не это, хотя, я думаю, у тебя достаточно причин мне не поверить. – Меня зовут не Элисон Уокер. Мое имя – Уилхэвен, леди Элисон Уилхэвен. Моя семья, или то, что от нее осталось, живет восточнее, вблизи Бедфорда. Именно там этой весной в поместье Брайархерст была убита моя сводная сестра, – От нахлынувших воспоминаний голос ее задрожал.

– В тот вечер был бал. Мы с Джулией повздорили на людях из-за каких-то пустяков. Когда я вернулась, чтобы помириться… – при этих словах Элис закрыла лицо руками.

Она не вспоминала о случившемся во всех подробностях с момента бегства из Брайархерста. Рассказ заставил ее еще раз пережить то страшное событие. Она не знала, о чем горевала: о Джулии, Хэдли или потерянном Брайархерсте. Ноги подкосились и она испугалась, что упадет на каменный пол. И все же какой-то тихий голос поддерживал ее: “Ничего не потеряно, еще не все”. Пока Кейрон стоял рядом с ней, слушал ее, была надежда, что он поймет и простит.

– Так вот. Джулия была убита. Человек, совершивший злодеяние, был еще там. Я стреляла в него, потом в испуге убежала. Я промахнулась, и он убежал. Когда он ускакал, я подумала, что мне лучше исчезнуть. Я поняла, что, пока он жив, у меня не будет свободы. Я свидетель преступления, и он не успокоится, пока не устранит меня. Я уехала из Брайархерста и от мачехи, и от убийцы. – Элис остановилась, чтобы перевести дыхание. Она очень хотела услышать что-нибудь от Нейрона, но он молчал.

– Моя мачеха, Роберта, домогалась моего наследства. Она угрожала, что обвинит меня в смерти Джулии, надеясь, что я убегу и оставлю ей поместье. Я считала это простой угрозой, но сегодня поняла, что ошибалась. Хэдли привез ордер на мой арест. Теперь… – голос Элис сорвался, – нет почти ни одного шанса вернуться. Если убийца не найдет меня, то найдет полиция, и меня повесят. Только доброта Хэдли успокаивает меня, и еще я уповаю на судьбу. Если Хэдли найдет убийцу Джулии, тогда, может быть… Если не… – Она прижалась головой к холодному мрамору колонны и разрыдалась. Она боялась оглянуться – боялась увидеть, что Кейрон ушел, удрученный ее отвратительным признанием. Самое худшее, если он посчитает ее убийцей, лучше, если просто лгуньей.

Но он подошел к ней, повернул к себе и обнял. Почему он это делает? Она не могла вынести его жалости.

– Тебе нечего мне ответить? – Непроницаемое выражение лица Кейрона только усиливало ее унижение и боль. Что с ним? Почему он молчит?

– Кейрон!

– Что ты хочешь от меня услышать?

– Я думаю, мой рассказ тебя сразил.

Кейрон смахнул рукой слезы с ее глаз.

– Да, я потрясен тем, что ты могла подумать, что все сказанное тобой для меня что-либо меняет.

– Неужели нет? – вымолвила она.

– Элис, – улыбнулся он, качая головой. – Когда я застал тебя с Хэдли, я, несомненно, приревновал. Увидеть тебя в объятиях другого мужчины равносильно для меня удару в сердце. Но теперь, зная все, как я могу судить тебя?

– Ты прощаешь меня? – Элис все еще не верила ему.

– За то, что ты жертва обстоятельств? В этом нет необходимости.

– Но я обманывала тебя!

– Мне кажется, что ты очень хочешь меня разубедить. Ты хочешь ответить мне отказом?

– Нет, – поспешила возразить она. – Только…

– Что?

– Я думала, что ты сам откажешься от меня, когда узнаешь правду. Лгунья, а может, еще и убийца – конечно, ты не к этому стремился.

43
{"b":"51","o":1}